Наследница Короны-2. Черные розы Клайхена

Размер шрифта: - +

XIX. Нет смысла в словах

Не сразу Эстер поняла, что все еще способна дышать. Ее голова по-прежнему на месте.

Меч не достиг цели.

Чуть приподняв голову, Эстер обо что-то ударилась затылком. Обо что-то твердое и холодное. Только в тот миг она заметила, что вокруг потемнело. И, наконец, заметила, как изменились лица людей. Кто-то, разинув от изумления рты, смотрел на нее, но большинство, словно завороженные, уставились в небо.

Эстер сползла с плахи и села, вытянув ноги. Веревка мешала ей встать. Ее сердце замерло, когда она поняла, что случилось. Перед ней стоял палач с выражением дикого удовольствия на лице, сжимающий меч. Он держал его перед собой, намереваясь опустить на шею приговоренной, но так и не сделал этого, обратившись в холодный, серый камень.

Наконец, Эстер взглянула на небо. И обомлела. Огромный ящер, расправив крылья, полностью закрыл собой солнце. Издав грозный рев, он устремился вниз. Даже на таком расстоянии Эстер увидела, как пляшет пламя в его глазах.

Народ бросился врассыпную. Солдат отпустил Мериссу, и она тут же метнулась под помост. Перепуганные люди прижались к домам и окружающим поселок стенам, дети заплакали. Солдаты, еще недавно запугивавшие рабов, первыми бросились в шатры. В следующий миг они вспыхнули, как солома, и по поселку разнеслись предсмертные вопли. Горящие люди выбегали наружу, но падали, сожженные заживо.

Исполинских размеров дракон опустился на землю в центре Клайхена и сложил крылья. Мерисса, выглядывая из-под помоста, разинула рот от изумления. Еще больше поразилась, увидев, как со спины чудовища спрыгнула Риана. Но не одна.

Уцелевшие солдаты еще прежде, чем увидели ее спутника, попадали на колени. Вскоре рабы, один за другим, сделали то же самое. Пусть в Клайхене не все знали в лицо короля Монтерры, но историю о драконе, прирученном им, слышал каждый.

Командующий все еще находился у помоста. Как и все, он стоял на коленях. Схватив за ухо, Кристиан поставил его на ноги. Ростом тот едва дотягивал ему до подбородка. Сильные пальцы сомкнулись на худой шее, и в глазах у командующего появился ужас, когда он вдруг почувствовал жар.

― Кто дал тебе право казнить людей без ведома короля? ― Кристиан сильнее сжал шею командующего. ― И кто дал тебе, жалкий пес, право казнить королеву Монтерры?

Те, кто услышали его слова, в изумлении уставились на Эстер. Она сидела на помосте, ни жива, ни мертва. Она даже не заметила, как Риана перерезала веревку, связывавшую ей руки, и подняла Эстер на ноги. Разум отказывался верить, сердце выскакивало из груди.

Бросив на землю командующего, превратившегося в обугленную головешку, Кристиан взбежал на помост. Его глаза встретились с глазами Эстер. Это не сон, не потеря рассудка. Грудь сдавило, и, если бы не снадобье, выпитое утром, случился бы новый приступ.

Год... Целый год он плакал над ее могилой, скорбел и запивал скорбь вином. Целый год он плевал на жизнь, на себя, не улыбался и почти не испытывал эмоций. Все это время он провел во мраке собственных чувств, моля богов забрать его к себе. Его слезы окропили все каменное изваяние, служившее памятником Эстер.

И все это время она была жива. Находилась здесь, в этом жутком месте, униженная и бесправная.

Не веря глазам, он смотрел на женщину, которую, как ему казалось, потерял навсегда. Вот она ― перед ним: такая же красивая, только похудевшая. И волосы... Они были той же длины, но спутанными, запыленными, с неровными концами. На запястьях виднелись розовые полосы от веревок, кисти рук были исцарапаны, ногти пострижены под самый корень. На ней было серое, сотню раз штопаное платье с рукавами чуть ниже локтя, на ноги были намотаны истертые звериные шкурки, служившие рабам обувью.

И все же это его Эстер. Без нарядов, украшений и прически, ― это она. Не похожая на нее девушка, а именно она. Его заставили поверить в ее смерть, но она не пролежала мертвой ни минуты. Стоя перед ним в одежде нищенки, Эстер неотрывно смотрела ему в глаза, а по пыльным щекам текли слезы, оставляя на них едва заметные борозды.

― Эстер... ― выдохнул Кристиан и почувствовал, как повлажнели глаза. ― Любимая...

На подкашивающихся ногах она подошла к нему, и в следующий миг Кристиан заключил ее в крепкие объятия. Это не сон. Он чувствует ее, прикасается к ней, ощущает тепло ее дыхания!

Слезы задушили Эстер. Она не верила, ― не могла поверить! Обнимая Кристиана, она отчаянно плакала, а сердце сжалось, боясь, что сейчас сон уйдет, и настанет суровое утро.

Но сон не уходил. Кристиан обнимал Эстер, целовал ее волосы, просил прощения и ничуть не брезговал ее неухоженностью.

― Едем домой? ― прошептал он ей на ухо.

Эстер быстро закивала и крепче обняла его. Чуть позже, отстранившись, она обняла Риану.

― Спасибо... ― шептала Эстер. ― Спасибо тебе...

 

***

 

Кристиан на руках спустил Эстер с помоста и поднес к смирно ожидавшему его дракону. По мере приближения к зверю Эстер напрягалась все сильнее. В ее глазах появился ужас.

― Не бойся, ― ласково сказал Кристиан. ― Познакомься, это Аурэйлон. Он мой друг.



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться