Наследница Нави

Размер шрифта: - +

Глава 5

Когда прозвонил звонок к ужину, мы все собрались в холле. Парни были тоже в белых рубахах с вышивкой и простых белых брюках. Мы пошли к озеру, там нас ждал шикарный пикник. На большом одеяле стояли разнообразные кушанья и графины с квасом и морсом. Аркадий наполнил наши стаканы квасом и раздал.

- Ну что, за нас! Красивых и отчаянных! – провозгласил он.

- За нас! – тост поддержали все.

После закусили бутербродами с черным хлебом и салом, и Андрей, внимательно осмотрев нас всех, как-то печально вздохнул.

- Ты чего? – напряглась Мила.

- Да вот думаю – не ошиблись ли боги, записав меня к вам в компанию. Вы все дети вышних, мне с вами ни в чем не сравниться, особенно в плане физической подготовки.

- Не вешай нос! Для людей у мамы отдельная программа обучения. Ты ж не первый человек среди инквизиторов. И потом, со временем пробудится твоя память рода и наверняка выяснится, что ты в прошлом чей-то брат, сын из вышних. И сможешь пользоваться изначальной первородной силой.

- А если что, всегда поддержим и поможем и силой поделимся, – поддержал меня Аркадий.

- Главное, не переборщить! Искусственно наращивать силу – вредно. Он должен сам открывать свою. Если его предназначение быть инквизитором, значит, она у него есть. И откроется постепенно, – заметила Мила. – Ну, а мы не бросим уж, конечно. Нам вообще всем лучше вместе держаться.

- Ну, за таких красоток вообще грех не держаться, – усмехнулся. Аркадий.

- Держись, но только не в прямом, чур, смысле. Мы обе девушки просватанные, уже, считай, замужние.

- Ну, про Любу в курсе все, кому не лень, а с тобой-то кому так повезло, о прекрасная Милослава? – полюбопытствовал Аркадий

- Родители еще не в курсе, так что никому не скажу пока. Но сердце мое однозначно не свободно.

Мила аж зарделась при воспоминании о любимом женихе, а в мое сердце закралась сука-зависть. Хоть бы оболочка у него посимпатичнее была, что ли. Хорошо бы, чтоб немного был на Ярослава похож. Я б тогда могла закрывать глаза и представлять… Прости, Господи, меня, неразумную! Я принялась бить себя ладошкой по губам, и ребята уставились на меня во все глаза.

- Ты чего? – спросил за всех Андрей.

- Да так. Имя своего жениха вспомнить ни могу, – усмехнулась я.

- Еорган по-ихнему, по-нашему – Егор, – просветила Мила.

- А ты откуда знаешь? – удивилась я.

- Так это все, кроме тебя, знают, – усмехнулась Мила.

- Он хоть симпатичный? Ну, в смысле, оболочка симпатичная?

- Не знаю, не видала. А ты попроси его присниться тебе. У вас же теперь ментальная связь.

- А еще лучше закажи ему оболочку под свой вкус, – хохотнул Аркадий. – Вырастить можно ж любую. Рос такой-то. Вес такой-то. Цвет глаз и волос такие-то.

Я мечтательно прикрыла глаза, думая, что бы можно было пожелать такого? Не клона Ярослава, но похожего.

- Ишь ты, размечталась сразу. Смотри, про главный орган не забудь, – посмеивался Аркадий.

- Вот мозги-то, жаль, не вложишь, какие нужно, – вздохнула Мила.

- Можно вопрос? – обратился ко мне Андрей.

- Валяй.

- Вы что, в мир к людям совсем не выходите?

- Почему же? Выходим. Свободно. Многие живут среди людей. Никто никого ни держит.

- Но вот у тебя довольно необычная внешность. Как на тебя люди реагируют?

- Ой, слушай у меня есть знакомый, который себе уши оттянул, гайки туда вставил и татушку с черепом на левую половину лица набил, увидишь неожиданно – заикой останешься! И его ваще не парит при том, как он выглядит, и что люди думают. А тут, подумаешь, у девчонки фиолетового оттенка глаза и серебряные волосы.

Я благодарно улыбнулась Аркадию и воззвала к своей четверти ардонийских генов, что у меня были. Мои большие светло-фиолетовые глаза стали узкими темно-карими, как у мамы. Когда она взывает к ардонийским генам. Только они с Машей могут меняться полностью в азиаток и даже в ящеров перекидываться. А я могу лишь цвет глаз изменить.

- Мою мать называют химерой, кое-что и мне от ее смеси генов перепало. А насчет волос не парюсь, щас такое время, ни розовыми, ни синими волосами никого не удивишь.

- А как другие из положения выходят?

- Таких мало. Но вообще изменить радужку глаз с нашими технологиями проще, чем линзы вставить. Хотя пользуются и ими. А цвет волос у меня от папы. Таких довольно мало у нас.

- И как же папа из положения выходит?

- Изменил радужку глаз на карюю, и все. По поводу волос тоже не парится. Довольно привлекательный еще мужчина, все девушки от 15 до 65 еще засматриваются.

Я улыбнулась, вспоминая, как злилась мама, когда он кому-то мимолетно улыбается на заинтересованный женский взгляд. Хотя прекрасно знает, что никто, кроме нее, ему не нужен.

Мы сосредоточились на еде, наевшись до отвала, раскинулись на прохладной уже к вечеру земле. Меня разморило, а надо бы еще с Ильей пообщаться и с папой поздороваться. Миле тоже не терпелось рассказать родителям о сегодняшнем дне, поэтому мы попрощались с парнями, заперлись на всякий случай в комнате, умылись, переоделись в ночные рубашки, легли в постель, пожелали друг другу спокойной ночи и отправились на ментальные или же мысленные свидания.

Для мыслей нет преград и расстояний. При правильном посыле она летит к тому, к кому обращена, со скоростью быстрее скорости света. На любую планету в любую точку вселенной. Так я спокойно общаюсь с Илюшей и Машей, и с Викой и Витей. Все они живут на разных планетах. Очень далеко от Земли, но общению это ничуть не мешает. И сейчас я потянулась к папе и услышала ласковое.

- Привет, студентка! – услышала я папин голос, а затем и увидела отца, сидящего на берегу моря в одиночестве. – Как первый день?



Елена Истомина

Отредактировано: 05.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться