Наследница Нави

Размер шрифта: - +

Глава 10

- Папа будет занят до конца недели, так что не получится за жениха твоего спросить, – сказала Мила, когда мы, покончив на сегодня с зубрежкой, разлеглись на траве под солнцем.

- Как бы он ни выглядел, ему это не поможет. Он мне уже категорически не нравится со своей гиперопекой.

- Он всего лишь заботится о тебе, но если тебя компания твоего ментального родителя устраивает больше…

- Вот уж нет! Просто согласись, неприятно осознавать, что даже наедине с собой ты не один, что все твои действия и мысли под чьим-то контролем, никакого личного, интимного пространства. Даже сейчас нас с тобой слушают третьи непрошеные уши.

- Не думай об этом, иначе с ума сойдешь!

Я повернулась влево и увидела Архипа Аристарховича, он шел к нам с большой стопой бумаги, перевязанной веревкой, в одной руке и какой-то книгой в другой руке. Мы встали.

- Это вам бумага для занятий, – Архип протянул стопку бумаги Миле.

- А это тебе, – препод протянул мне толстенную книгу в черной обложке.

- Что это?

- История Нибиру, свод законов, обычаев, правила хорошего тона и этикета, все то, что тебе надлежит знать как невесте будущего императора. Выучи до вечера 2 страницы этикета. Там, где закладка. Как ляжешь спать, спрошу ментально.

- Сегодня не могу, иду на практическую работу с Аркадием. И вообще мне и учебной нагрузки хватает. Должна же я хоть когда-то отдыхать!

Возмущению моему не было предела. Я даже не старалась скрыть свое недовольство.

- Девушку доставят сюда, никуда идти вам не придется. До этого у вас есть еще 4 часа. С нагрузками ты справляешься прекрасно. 2 дополнительные страницы ежедневно тебе не будут в тягость, всего-то 2 часа времени.

- Эти 2 часа я могла бы потратить на сон или общение с близкими, – протестовала я, чувствуя, как щеки пылают от гнева.

- За сон не переживай, он будет у тебя крепким и безмятежным отныне. А на общение с родными и отдых у вас будут выходные и полдня пятницы. Вообще-то твоим образованием по этой части – препод похлопал по книге – должна была заняться твоя матушка, раз уж не захотела жить с твоим духовным отцом, на коего по договору была возложена эта часть твоего воспитания. Но она почему-то упрямо пренебрегала ею до сей поры, так что будем исправлять. Ты должна быть готова к тому, что тебя ждет. Ты займешь место главного консула Нибиру на Земле со временем.

- Я учусь на инквизитора, прошу заметить.

- Одно другому не мешает.

Архип Аристархович был невозмутим. Мне много чего захотелось ему сказать, но я сдержалась, лишь глубоко вздохнула и одарила препода самым презрительным взглядом, на какой была способна, он лишь усмехнулся.

- Приберегите свои чувства для жениха, снежинка.

Снежинкой меня называл лишь папа, и то лишь в личных разговорах, никто, кроме самых близких, не знал этого домашнего имени, и ярость мгновенно затопила сознание.

- Не смейте! Слышите! Не смейте копаться в моей голове! И вытаскивать из нее то, что Вас никак не касается! То, что меня отдадут в жены вашему царю змеиного царства, не делает меня вашей игрушкой! Слышите! И я наверняка по положению уже выше Вас, поскольку являюсь невестой Вашего господина, и требую к себе соответствующего отношения!

- Здесь в Китеже вы все равны, у вас нет ни званий, ни рангов, ни титулов, нам все равно, чьи вы дети, женихи и невесты. Вы – наши ученики, не более, – Архип был само спокойствие, одно слово рептилия. - За снежинку прости, это и вправду лишнее было. Но тебе очень идет.

Архип развернулся и словно в воздухе растаял. Я с ненавистью уставилась на книгу. Без надписей. На черной обложке. Мила понесла бумагу в корпус. Я на автомате пошла за ней.

- Снежинка – это что-то личное? – тихо и сочувственно спросила Мила.

- Так называют меня только дома, папа и самые близкие, никто не знал, эти уже в голове порылись!

- Офигеть, еще и предъявил!

- Бессовестный! – бросив книгу на стол, я рассерженно начала мерить шагами комнату, внутри все клокотало и кипело.

- Ты светишься, и у тебя волосы дыбом, – заметила Мила, вытаращившись на меня.

Я открыла свой шкаф с одеждой и посмотрела в зеркало, закрепленное на дверце, волосы и правда разлетались в разные стороны, как от ветра. По ним бежали электрические разряды, глаза мои светились белым светом, еще чуть-чуть – и в прямом смысле из глаз молнии полетят. Я испугалась сама себя, закрыла глаза и глубоко задышала, стараясь успокоиться.

Отпустило, стало чуть легче, очень хотелось поговорить с папой, но вовремя подумала, что расстраивать его сейчас не стоит. Изменить он все равно ничего не сможет. У мамы 4 отца, соответственно, у меня 4 деда с ее стороны. Ближе всех мне, как и маме, был человеческий отец Влад. Добрый, веселый, любящий нас всех всем сердцем, я потянулась к нему.

- Привет, дедуль, как ты? – спросила я, потянувшись к деду ментально.

- Привет, ученица, все хорошо, – послышался веселый голос деда. – Только я сейчас не могу говорить, давай через полчасика, сможешь?

- Договорились.

Я отключилась от Влада и потянулась к урайскому деду Перуну. Громовержцу, как его называют за дар превращать свою накопленную энергию в молнии. Такой же дар есть у мамы, перешел по наследству и мне, единственной из всех маминых детей.

- Здрав будь, дедушка, – робко поздоровалась я.

У Перуна был строгий, взрывной нрав. Его побаивались все.

- Здрава будь, внученька. Как учеба? – отозвался дед тут же.

- Хорошо. Интересно. Привыкла. А еще 4 дня назад с испугу у меня твой дар проявился.

- Ух ты, серьезно?

- Да, и когда я злюсь, тоже проявляется теперь. И осознанно создать тоже могу.

- Молнией или шаром? – заинтересовался дед.



Елена Истомина

Отредактировано: 05.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться