Наследница Нави

Размер шрифта: - +

Глава 28

Выходя из залы, я словно бы в темноту провалилась, а пришла в себя уже во дворе дома Лизы, рядом были Аркадий, Люций и Мара. Я вбежала по крыльцу, никого не было в прихожей, я вбежала в гостиную и закричала от ужаса, ибо первое, что я увидела, это был папа. А точнее, его мумия, высохший скелет и дряблая сухая кожа, висящая ошметками. Папа замер на полушаге с протянутой вперед рукой. Жизни в нем уже не было.

- Папаааа! Папочкаааа!!! – вырвался из моего горла отчаянный вопль.

- Вот видишь, до чего отцов дочери-потаскухи доводят? – спокойно спросил Егор, с ненавистью глядя на меня.

В моей руке сама собой появилась молния.

- Запустишь в меня, с ними будет то же самое.

Егор указал в сторону. Я увидела сидящих на полу Ярика, Дашу и Тимошу. Они собирали замок из лего, так и замерли с деталями в руках. Застыли мгновенно. Их лица были бледны. Но глаза еще сияли жизнью, они все осознавали, но не могли пошевелиться. Рядом с Тимошей сидела Лиза и тихо выла от ужаса. Рядом с ними в кресле сидел Василевс, на диване Георгиус. Поганцы спокойно пили ароматный кофе. В ногах у Василевса сидела мама и что-то напевала зачарованному Якову. Мальчик играл с детьми Лизы и попал под раздачу. Был заморожен, как и они. Мать заморожена не была. Но была зачарована, судя по тупому взгляду.

Ужас, что я испытала, глядя на все это, не передать никакими словами.

- На род мой покусился, поганец! Не прощу, – прошипел Люцифер. – Немедленно отпусти детей, иначе через час мое войско будет у твоих пределов.

- Оно ведь так и так там будет, верно? – усмехнулся Еорган.

- Отпусти, я пришла. Я пойду с тобой прямо сейчас, если хочешь.

Слезы градом катились по моим щекам.

- О, ты пойдешь. Но будешь не женой, а обычной шлюхой в моем гареме, которой будут пользоваться все мои воины, когда захотят. Лучшей участи ты недостойна. А женюсь я на ней, – Еорган ткнул пальцем в Лизу, отчаянно гладящую руку сына, – у нее расположение генов лучше. Она генетически полная копия твоей матери, четырехмерная химера

- За оскорбление нашего рода мы также заберем и твою мать, – улыбнулся Василевс, – она станет моей первой наложницей. Говорят, ардонийки чудо как хороши в койке. О, не бойся, она будет жить в роскоши и неге, ею будут пользоваться только я и мои сыновья. Она нарожает нам кучу чудесных химер и улучшит наш род.

- Ага, размечтался! Прищурься еще от удовольствия.

В комнате появился рассерженный Перун, которому я бросила ментальный зов.

Вместе с Перуном в комнате появился Велес, взглянул на то, что стало с его сыном, вздрогнул, побелел и сухо произнес:

- Это война, Василевс, война.

- Всегда рады поразвлечься, – усмехнулся Василевс.

- Детей отпусти, и, может быть, все решим еще и миром, – вздохнул хмурый Перун.

- Дети оживут, когда мы уйдем. Но девушек мы забираем с собой, они улучшат наш род.

Василевс дернул за руку мать. Еорган потянул меня на себя. Георгиус схватил Лизу.

- Посмотри сюда, Василевс, – потребовала Мара, протягивая к пожилому нагу руку. – Посмотри, что осталось от твоего славного рода.

Мужчина вдруг сам словно окаменел. Мара показывала нам всем ментально, что осталось от его детей и внуков. Прямо сейчас один за другим они окаменели и превратились в мумии, подобные той, какой стал папа. Маленький змееныш в колыбели и мать тянула к нему руки. В один миг обратились в безобразные мумии и рассыпались белым прахом. Маленьких змеенышей, играющих хвостами в саду в мяч, постигла та же участь. Сплетенная между собой пара змей и, кажется, занимающаяся любовью на большой постели, так и окаменела в объятьях друг друга.

- Никому не сбежать от Марены-смерти! Все мне подвластны, всех заберу и в своем праве буду, свой род защищая.

- Этот род тебе чужой, – взревел Еорган, – ты беспределишь!

Еорган хотел кинуться на Мару, но лишь нос сломал о невидимый защитный барьер, налетев на него со всего маха.

- В девочке несколько часов назад жизнь внучки моей зародилась, – улыбнулась Мара. – Так что я свое защищаю, род моей невестки по нашим законам и мне не чужой теперь.

Перед глазами все мелькали каменеющие и рассыпающиеся наги, кто в своем истинном виде, кто в человеческом. Меня вдруг пробрала неописуемая жалость. Ведь они же были ни в чем не виноваты. Но едва я взглянула на то, что осталось от отца, приступ жалости испарился мгновенно.

- Пощади, Мара! Пощади, матушка! – тихо попросил Василевс, сползая на колени.

Высокомерный змей в один момент стал каким-то маленьким и жалким перед лицом беспощадной богини смерти.

- Расторгни договор, – произнесла Марена холодно.

- Расторгаю, кровью клянусь.

Василевс полоснул себя по запястью так, что кровь на белый палас закапала.

- Бумагу дайте, бумагу! – закричал Василевс. – Все подпишу, я все подпишу, я все подпишу.

Губы Василевса тряслись.

Аркадий услужливо и с улыбкой протянул Василевсу свиток, тот выхватил его из рук парня и трясущимися руками распростер его на полу и стал обмакивать кончик пера в свою истинную голубую кровь. От отчаяния повелитель нагов разорвал сразу две своих оболочки.

- Не смей, отец! – закричал Еорган. – Ты сейчас отдашь им все!

- А на что мне это все без рода?! – закричал император. – Кому это ВСЁ НУЖНО БУДЕТ?

Но я отчетливо слышала его мысли. Если выживет хоть кто-то, мы еще обязательно соберемся с силами и отомстим. Если же погибнет весь мой правящий род, совет жрецов в междоусобицах в борьбе за власть уничтожит все созвездие Большого Пса и их дальнюю галактику с названием Черный Кит.

Василевс подписал договор и протянул Люциферу. Тот тоже поцарапал до крови запястье, подписал договор ниже.



Елена Истомина

Отредактировано: 05.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться