Наследница поневоле

12-2

 

Сварг ещё больше надулся, чуть ли не стал выше, зафыркал самодовольно. И вероятно, с удовольствием ответил бы на её вопрос…

Если бы не вмешалась та, кого Аня звала на помощь еще во дворце.

С остервенелым рычанием, выпустив когти и обнажив здоровенные клыки, сзади на осьминога набросилась Руби – во всем своем тигрово-радужном великолепии. Напрыгнула как из чистого воздуха, вцепилась в голову осьминога всеми четырьмя лапами, открыла широченную пасть и сомкнула ее, вгрызаясь в мягкую плоть, разбрызгивая во все стороны черные капли крови.

Завывая от боли, Сварг вскинул к ней щупальца, закрутился на месте, пытаясь сбросить с себя разъярённую тигрицу и, уже вовсе не беспокоясь о том, чтобы удержать свою пленницу, отпустил Аню. Больно ударившись бедром, девушка упала на землю и как можно быстрее откатилась в сторону.

И в это же мгновение, будто только этого и ждала, Руби оставила полудохлого осьминога в покое и приказала.

– За мной! Быстро!

Аня даже не спрашивать не стала – куда, что, почему? И так было понятно, что надо бежать отсюда, и быстро – со всех сторон к Сваргу уже неслись на помощь.

 Вопрос был один – как они успеют в такой ситуации убежать?!

Ответ обнаружился почти сразу же – в нескольких шагах от них, прямо в пространстве зияла точно такая же чёрная дыра, как та, в которую чудовище унесло Анну ранее.

– Прыгай! Закричала Руби, еле успев затормозить перед самым входом и пропуская её вперёд себя.

И снова Аня не стала спорить – беспрекословно разбежалась и сиганула в эту спасительную дыру руками вперёд – будто с мостика нырнула, хоть и ныряла никогда в жизни вообще. И только по звукам и по наступившей вдруг кромешной темноте поняла, что Руби прыгнула за ней, и дыра за их спинами затянулась.

– Куда?.. – тяжело дыша, спросила Аня, и услышала, как кошка принюхивается буквально у нее над самым ухом.

– Сто лет в Первозданной Тьме не была… – пробормотала она. – Кажись, туда… Держись, детка, и не отставай…

И вильнула перед ее лицом, позволяя схватить себя за хвост.

О, этот спасительный хвост Анна не выпустила бы ни за что на свете – разве что без пальцев бы осталась. Ибо даже глаз горящих кошачьих уже не видно было, поскольку Руби отвернулась и бежала мордой вперед. Вцепившись в этот мягкий и податливый поводырь, девушка припустила следом за быстрым животным, молясь про себя, чтобы обо что-нибудь не споткнуться. Потому что совсем не была уверена, что за ней кто-нибудь вернется, если она упадет.    

Бежали так долго, что Анна успела потерять счет минутами. А может и часам?.. А может здесь и вовсе не было времени, как нет притяжения в невесомости…

Временами ей даже становилось скучно, и она пыталась угадать, что именно у нее под ногами – песок ли, гравий ли, или вообще какая-нибудь неизвестная науке субстанция… Но вскоре прекратила это пустое занятие, поняв, что покрытие все время меняется – от мягкого до совершенно твердого как асфальт.

Наконец, Руби остановилась и еще раз как следует принюхалась.

– Туда! Я чую его! – и рванула что было мочи куда-то в бок с такой скоростью, что Аня все же споткнулась и упала, растянувшись на ставшей, как назло, твердой земле и оцарапав ладошки.

– Стой, Руби! – позвала жалобно, жмурясь в темноту, но уже и сама видя, куда она побежала – там вдалеке, белело пятнышко, будто кто-то зашел лампочку или ночник…

Подхватила юбку и со всех ног туда – на этот спасительный маячок, а он все шире и шире, и вот уже не маячок это вовсе, а будто окошко подвальное…

Выход! – сообразила Анна. Дыра-выход из этой кромешной мглы… Как ее назвала Руби? Первозданная Тьма?  

– Скорее! – донесся до нее голос советника – далекий и гулкий, будто тот говорил в глубокий и пустой колодец. – Еле держу!

Она припустила уже, что было духу… и еле успела прыгнуть в окошко света вслед за вильнувшим радугой кошачьим хвостом, прежде чем стоящий прямо напротив дыры советник опустил руки, искрящиеся магией, и с обессиленным видом рухнул лицом в ковер.

Привычные, дневные звуки заполнили Анин мир, и все только что произошедшее тут же показалось нереальным. Ночным кошмаром, от которого просыпаешься и тянешься к прикроватной лампе и стакану воды…

Она лежала рядом с Элизаром – тоже на животе – растрепанная, грязная, в порванном кружевном платье... Неподалеку довольно спокойно отдыхала Руби, слизывая с лапы остатки черной крови осьминога.

– С-спасибо… – прохрипела Аня им обоим, надрывисто дыша.

– К твоим… услугам… – так же хрипло выдавил советник, глядя в одну точку совершенно черными зрачками.

И, не зная, что еще сказать или сделать, она повернулась и ткнулась в него носом, с облегчением чувствуя, как он притягивает ее к себе за шею…   



Инга Салтыкова

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться