Наследница поневоле

24-2

 

И не просто мир. Тот самый мир. О котором говорят только шепотом и желательно не на ночь – Кхараши, мир демонов и тех, кто принял их образ жизни и ценности.

Из дыры потянуло прохладой, задул ветер – хоть в их мире тоже было не жарко, у Демонов явно было холоднее. Эдрих даже усмехнулся – кто бы мог подумать, что в Империи Демонов вовсе не адское пекло.  

– Он пришел! – прислушавшись, принцесса чуть в ладоши не захлопала. – Его Темнейшество откликнулся на мое приглашение и явился сам, без посредников!

Эдрих тоже воодушевился – когда еще посмотришь на главного отрицательного персонажа практически всех детских сказок в Адлендоре?

И тут же засомневался.

– Но откуда ты знаешь, что это он сам? Пока ведь никто не появился.

– Ооо, я узнаю звук его кабриолета за тысячи миль! Только у него такой имеется во всей Империи – Верховный запретил своим подданым водить эту модель!

Эдрих издал неопределенный звук, означающий, что мол, ясно – факт принят. Сомневаться в ее компетенции у него причины не было – принцесса, хоть и предпочитала лошадей и экипажи, вполне себе разбиралась в технологиях других миров, и при случае могла назвать любую марку любого автомобиля.

Этот же, по всей видимости, был настолько особенным, что его можно было узнать по звуку. Хорошо хоть не по запаху!

Через секунду глаза его расширились – в дыре появился капот этого «особенного авто». И продолжился – на целых двадцать футов один только сверкающий, черный капот!

– Должно быть, ради вас Его Темнейшество приняли человеческий облик, – прямо над ними предположил Голос.

Эдрих хмыкнул – еще бы! Такую машину рогами и крыльями рвать жаль. А крылья там были ого-го, если судить по картинкам и фотографиям.

Предположение оказалось верным – машина остановилась, полностью выехав из портала, дверца со стороны водителя отворилась и на землю ступила нога человека. Обычного на вид высокого, худощавого боюнета – длинноволосого разве что. В строгом, черном костюме, с полностью закрытым под маской лицом.

Эдриху снова стало скучно. Ну что за вид? Кого тут бояться? Он ожидал трона, залитого кровью девственниц, огромного, рогатого злодея с оравой пресмыкающихся рабынь на цепях…

А это… тьфу! Бизнесмен какой-то. Делец из торговой палаты, каких легион в Адлендоре.

Молодой человек незаметно зевнул в кулак.

– Приветствую королеву! – голос из-под маски звучал так же глухо, как и сама машина Верховного.

Губы Принцесса Лэвэндель дрогнули в улыбке.

– Ваше приветствие внушает доверие… ээ… – она запнулась, явно не зная, как обращаться к этому самому обыкновенному на вид мужчине.

– Повелитель, – учтиво подсказал ей Верховный, слегка склоняя голову. – Все, кто хотят иметь дело со мной, зовут меня «Повелитель».

Ого! А вот это уже интереснее – намечалась борьба характеров! Противостояние! Эдрих навострил уши.  

Однако и тут его ждало разочарование – принцесса явно не собиралась бороться, не собиралась возмущаться и показывать свой властный характер.

– Приветствую вас, мой повелитель… – даже присела в книксене, всем своим видом выражая покорность.

Со глубоким вздохом Эдрих вспомнил – как и положено нагине, принцесса всегда готова была пресмыкаться, если того требовали ее цели. Вот тебе и борьба характеров… А он так надеялся поуворачиваться от летающих в магической схватке молний.

Импровизированный трон все же появился – сделав замысловатое движение рукой, Верховный создал прямо из воздуха кресло, обитое красным бархатом, куда тут же с достоинством опустился, заложив нога на ногу и всем своим видом выражая внимание.

– Я весь в вашем распоряжении, королева. Говорите.

Названная королевой во второй раз, Лэвэндель совсем размякла. Создала из воздуха небольшую резную табуреточку, слевитировала ее, установив перед троном, и грациозно села, подобрав юбки. Прям как паж перед своим господином.    

– Думаю, вы знаете, что меня интересует, Повелитель.  

Маска скрывала все эмоции, но Эдрих почему-то был уверен, что Верховный поднял бровь.

– «Кто» – было бы точнее, не так ли?

Принцесса хмыкнула и кивнула. Верховный продолжил.       

– Я рад, что мы говорим без околичностей. А теперь, позвольте спросить… Вы понимаете, что убийство последней законной наследницы на Тотрусе чревато… изменениями в самой Ткани Мироздания?      

Ничего себе… Эдрих нахмурился. Он лично этого не знал! Ни того, что наследница – последняя из кровных, ни о каких-то там «изменениях» в ткани… чего?



Инга Салтыкова

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться