Наследница поневоле

Глава 28

 

Миллион вопросов мгновенно взвихрились в голове, но Анна решила не отвлекаться.

Хоть и страшно любопытно было, почему Руби не надо оживлять и как вообще можно оживить мертвого демона! Да и, собственно, непонятно было, с какой стати Руби умирать собралась. Хотя все они под угрозой погибели, в свете насущных неприятностей. Вон сколько людей уже погибло!

– Обещаю, что сделаю все возможное и не позволю никому оживить тебя, – торжественно, хоть и быстро произнесла она, бросая косой взгляд на проход во внутренние помещения.

Эх, успеть бы все услышать – до того, как вернется из библиотеки их главный интриган. Или пока Руби не передумала.

– Не радуйся, – хмуро отреагировала демоница на ее нетерпение. – Тебе не понравится то, что я скажу.

Анна кивнула.

– Я не сомневаюсь – иначе бы от меня это не скрывали.

Она действительно была готова ко всему.

Даже не так.

Она до такой степени не представляла себе, о чем речь, что думала, что готова ко всему. Мозг интуитивно предлагал как самые ужасные, так и самые щадящие варианты. От смерти кого-нибудь из них двоих, до какого-нибудь банального договора, по которому они не имеют права официально жениться.  

Реальность на первый взгляд оказалась не столько ужасной, как смерть. Но только на первый взгляд.

– Он… не может обратиться без тебя, – после нескольких мучительных минут ожидания выдала, наконец, Руби. – Без твоего желания. И присутствия.

– Что? – не поняла Анна.

– Элизар. Он не может принять драконью форму без твоего желания, присутствия или надобности. И не только он – все остальные драконы этого мира тоже. Понимаешь, Анна… Союз, заключенный между драконами и твоими предками – он не был… добровольным. Да и союзом-то не был. Драконов победили в войне, покорили и подчинили магией. Сделали их зависимыми от любого, кто носит в себе королевскую кровь – и теперь они не могут обращаться в свою истинную форму, если того не пожелает король или королева… Или если это не потребуется ради спасения жизни венценосной особы.

Анна моргнула, проглотила неожиданно скопившийся во рту ком. И помотала головой.

– Нет… Не может быть.

Руби вздохнула.

– Хочешь, спроси у него сама – теперь он не будет отрицать, когда ты все знаешь.

– Но ведь… – она вскочила со стула, потом села обратно, чувствуя, как опасно закружилась голова. – Но ведь в первый раз он обратился, когда я была в обмороке… А во второй, когда надо было лететь в столицу… Хотя нет… это было в третий… Во второй я сама попросила его…

Или если это потребуется ради спасения их жизни, – повторила Руби. – И чем ближе связь между драконом и особой королевской крови, тем сильнее этот дракон становится. Именно поэтому все остальные драконы утратили эту способность – они перестали служить королям. Отдалились от престола. Долгие года они бились, пытались найти способы преодолеть заклятье, связавшее их с короной и лишившее силы – проводили опыты над добровольцами, собирались в советы и ордена… Сайр сам не раз собирал Совет Драконов, как один из последних, кто обладает способностью перевоплощения. Сам не раз проводил опыты… и над собой тоже. Да ты сама видела его подвал...

Она замолчала, с грустью наблюдая за тем, как меняется лицо ее собеседницы.

Молчала и Анна. Медленно, кусочек за кусочком, складывалась у нее в голове картина, подтверждающая эту совершенно ошеломляющую информацию.

Точно. Так все и было. В первый раз Элизар обратился, чтобы спасти ей жизнь, вырвав из щупалец черного осьминога. Во второй – потому что она сама захотела, потребовала у него «увидеть дракона». В третий раз – обоим нужно было лететь в столицу, и опять же – ради спасения ее жизни, уводя ее из-под возможного удара врагов…

Девушка почувствовала, что задыхается… рванула пуговицы на воротничке платья…

– То есть… все это время… Элизар был со мной, чтобы поддерживать свою способность обращаться в дракона… так, как он это делал под властью моего отца?

Так вот почему он так искусно манипулировал ее чувствами, оставаясь демонстративно холодным в человеческой форме! Вот почему создал эту иллюзию «хорошего дракона» и «плохого человека»! Чтобы она стала зависимой от нежностей дракона и почаще призывала его!

Почему-то все это было гораздо хуже, чем просто желание стать мужем королевы, Лордом-канцлером.

Желание властвовать оно… обычное.

Мужское. Человеческое. Понятное.

То, что рассказала ей Руби…

О, это было за гранью! Это предполагало не договор, не честную сделку, по которой они оба получают свое, но постепенное и полное подчинение ее чужой воле, хитрый и многоступенчатый план по привязыванию ее к другому – чувствами, телом… ребенком.



Инга Салтыкова

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться