Наследница поневоле

28-2

 

Голос советника, неизвестно как долго слушающего их разговор, сочился тихой, ледяной яростью. Руби инстинктивно вжала голову в плечи, но тут же расправила их, смело глядя в глаза своему хозяину.

– Простите, сайр. Я должна была рассказать ей.

– Должна была?! ДОЛЖНА БЫЛА?!

Анна заметила, что в пальцах его уже искрит – уже собирается огненный шар, которым он, без сомнения, готов был вдарить по Руби, чтобы отправить ее туда, куда обещал – обратно в Преисподнюю.

«Не позволяй никому оживить меня, когда я умру…» – вспомнила Анна.

Неужели демоница знала, что ее ждет? Неужели предчувствовала, что может лишиться жизни за свое неповиновение и… и все равно… рассказала ей правду?

– А тебе не приходило в голову, что все могло… измениться? Что могло появиться что-то еще… что-то кроме… изначальных намерений? – говоря все тем же тихим, страшным голосом, Элизар принялся обходить Руби, подобно тому, как хищник обходит свою будущую жертву, готовясь напасть.

Уже в обоих его ладонях искрило, а в левой уже и загорелось – маленькое, но грозное пламя, странным образом полыхающее верхушкой вниз.

– Не приходило, сайр. Я слишком хорошо вас знаю, – склонив голову, Руби стояла посреди комнаты, не двигаясь и ничего не делая, чтобы защититься от неминуемого нападения.

– Не так хорошо, как тебе кажется, Руби…     

– Как вам будет угодно, сайр.

А ведь она не просто предчувствовала! – поняла вдруг Анна.

Когда ждут и боятся смерти, не просят «не возвращать!» Она хотела, жаждала своей смерти – надеялась, что ее убьют за такой вопиющий проступок! Этот маленький камикадзе только что совершил попытку самоубийства, не иначе! И, наверняка, все это происходит не в первый раз – иначе бы откуда ей знать про «возвращение» оттуда, откуда не возвращаются!

На вопрос – почему Руби хочет умереть – искать ответы было некогда. Пока что нужно было спасти ее, потому что в чем бы ни была причина – самоубийство никогда не выход.

Тем более, нужно было узнать продолжение тайны – ведь Руби не успела договорить. 

И остановить все это можно было только одним способом.

– Я верю тебе, – сказала Анна.

И чуть сама не расплакалась – так захотелось и в самом деле поверить в то, что все изменилось. Что этот человек, который и не человек вовсе, стал за пару дней другим, научился ценить ее не только за обретенную возможность летать. Не только за все, что она могла сделать для него.

Но, увы, как и Руби, она уже «слишком хорошо знала» советника – и нужно было обладать совершенно непробиваемой наивностью, чтобы верить этому двуликому монстру. А наивность, увы, безвозвратно ушла сегодня.

– Ты веришь во что? – Элизар остановился, и Анна с облегчением увидела, как пламя съеживается, исчезает обратно внутрь его ладоней. Она явно озадачила его.   

– В то, что все изменилось. В то, что ты со мной не только потому, что я позволяю тебе обращаться.

Он слегка нахмурился, пытаясь понять, говорит ли она правду… Но Анна старалась. Изо всех сил старалась придать лицу влюбленно-искреннее выражение. Ибо только от ее игры зависело, простят ли сегодня Руби или убьют.

Демоница судорожно втянула воздух, разбивая повисшую в комнате тяжелую паузу – было ясно, что в любом случае казнь откладывается.

– Вон отсюда! – совершенно без интонаций приказал ей Элизар.

И, дождавшись, пока она свернется в кошку и выбежит наружу, подошел к Анне.

– Послушай… Я ведь уже говорил, что не могу… не умею…

«Я старый солдат и не знаю слов любви» – откуда-то вспомнилось. То ли из далекого детства, то ли вообще из прошлых жизней.

Анна заставила себя улыбнуться, и это было почти больно.

– Скажешь потом. Когда все закончится.

Когда у меня будет доступ к дворцовым припасам и к зелью, которое развязывает языки – добавила про себя. И если ты лжешь мне… а ты лжешь мне… я сделаю с тобой то же, что принцесса Лэвэндель сделала со Свантоном.

У дракона, по крайней мере, не было никаких «изначальных планов».

Легок на помине, в пещеру на всех парах влетел взъерошенный черный ворон.  За ним вернулась в пещеру Адейла. Повела носом и тут же, будто по запаху, определила, что что-то произошло.

Открыла было рот – спросить, но Элизар с раздраженным видом остановил ее, подняв руку.

– Ты хоть не лезь не в свои дела…

Демонстративно отвел Анну в сторону, поднял ее лицо к себе за подбородок и, посомневавшись, словно не знал, что еще сделать, поцеловал в уголок рта.



Инга Салтыкова

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться