Наследница поневоле

Глава 31

 

– Я знаю, что видела! Это был дракон, и нет, Элизар не был в промежуточной форме! Даже частично не был!

Адейла покачала головой.

– Дорогая, такого просто не может быть. В полностью человеческой ипостаси невозможно увидеть дракона – ни глаза, ни что другое… Сюда, сворачивай на тропинку.

Почти не глядя, куда ступает, Анна свернула с дороги на тропу, убегающую в лес между двумя кустами орешника, уже отяжеленными крупными плодами. Тут же зацепилась платьем, порвала его, выругалась, хлопнула по кусту рукой… и вдруг расплакалась, не в силах больше терпеть и играть в стойкого оловянного солдатика. Вот прям взяла и разнюнилась, стоя посреди лесной тропинки – глупо, по-девчачьи  закрывая лицо руками и размазывая слезы.

– Так… А ну-ка успокойся! – свекровь нагнала ее, развернула к себе. – Слышишь? Хватит! А не то я тоже разревусь. У меня истерики знаешь, какие? Пожалеешь, что вблизи оказалась.

Почему-то это подействовало – меньше всего Анна хотела в этот момент видеть «железную леди» в слезах. Еще чего не хватало – чтоб единственный, кто мог защитить ее ребенка расквасился и дал слабину!

Закивала послушно, стирая со щек последние слезы.

– Все, все… больше не буду.

– Вот и отлично. Поверь мне, девочка – Все. Будет. Хорошо, – чеканя каждое слово, произнесла Адейла. Будто мантру. Будто сама хотела себя в это поверить. Заставить перестать рисовать в голове сцены, в которых ее сын рушится с неба, пронзенный какой-нибудь отравленной пикой или заклятьем…

Поверить в победу вместо поражения. В жизнь, вместо смерти.    

– Все будет хорошо, – с тем же выражением повторила Анна и сжала ее руку.

– Вот так-то лучше. Идем.

И они пошли по тропинке дальше, все больше углубляясь в лес.

Как объяснила по дороге свекровь, в глубине чащи спрятан домик, в котором она когда-то проводила месяцы перед Посвящением – драконья традиция ухода от мира для медитации и единения с Семью Богами, каждый из которых способен был дать драконице, желающей посвятить себя магии кусочек своей силы.

Что интересно, мужчины-драконы, в которых пробудилась магия, вовсе не должны были никуда уединяться – спокойно продолжали жить мирской жизнью, параллельно готовясь к ритуалу Посвящения.

В другое время Анна возмутилась бы подобной дискриминацией, но сейчас ей было глубоко фиолетово. Глубоко плевать на все, кроме одного.

Выживет ее личный интриган или нет. Вернется к ней или… разорвет ее сердце своей гибелью.

Совершенно неожиданно они вышли на поляну, сплошь покрытую высокой, мокрой от росы травой.

Адейла остановилась, растерянно оглядываясь.

– Где же она?

– Кто?

– Моя избушка… Я абсолютно уверена, что она была здесь… – хмурясь, женщина повела рукой из стороны в сторону, будто пыталась снять с воздуха пелену.

Сделала несколько шагов вперед  

– Странно… – Анна тоже оглядывалась. – Кто мог украсть целую избушку? Какого она была размера?

И тут же поняла, что ляпнула чушь. Какого бы размера избушка не была, не могли же ее просто погрузить в телегу и увезти, не оставив и следа.

– Да никто ее никуда не украл… – пробормотала Адейла. – Просто я поставила на нее защитную магию, Морок… а теперь не вижу, куда спрятала… Границ не вижу, будто… Ах, ты ж черт возьми! – и хлопнула себя по лбу.

– Что? – испугалась Анна.

– Элизар был здесь в последний раз! Это ведь он обновлял защиту – не я! Кхрахх берграухх моз давори!

Непонятная белиберда явно была ругательством – причем, судя по тому, как потемнело вокруг и снова смолкли птицы – трехэтажным магическим матом.

Анну вдруг пробрал истерический смех.

Враги захватили столицу, вся страна притихла в ожидании страшной битвы драконов с демонами, под угрозой жизни абсолютно ВСЕ, включая ее саму с младенцем в утробе…

И в такой момент свекровь, как самая обычная земная тетенька преклонных лет, забывает забрать у сына «ключи» от дома и оставляет их обеих на улице.

Опустившись прямо в траву, под недоумевающие взгляды Адейлы, девушка смеялась и не могла остановиться – до икоты, до слез… Сама не понимала, отчего ей так смешно – безумие какое-то…

– Очень рада, что тебе весело, дорогая… – сухо, поджав губы произнесла ведьма, когда Анна, наконец, успокоилась. – Посмотрю, как ты будешь смеяться, когда нам придется до конца битвы прятаться в лесу, под мокрыми ветками. А может, и в ночь затянется…

Это привело ее в чувство. Нет-нет-нет… не надо нам в лесу! Она невольно потрогала живот и вдруг поняла, что вовсе ей не «фиолетово».



Инга Салтыкова

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться