Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 6

Прежде чем начать рассказывать, Марина спросила:

— На какой фильм нас хотела отправить Юля?

— «Звездные войны»… — откликнулся Генка.

— Вот-вот! — нахмурилась Марина. — Звездные войны… Мне действительно хотелось посмотреть, что про них могли снять земляне. Ведь ваше кино — выдумка?

— В данном случае — да, — подтвердил Генка.

— Ну вот… На самом деле звездные войны — реальность! Это печальная действительность той жизни, которой живу я… — Марина еще больше нахмурилась, помолчала, а затем приступила к рассказу.

…Звездные войны велись в Галактике не одно тысячелетие. Они то затихали ненадолго, то вспыхивали с новой силой, втягивая в огненный смерч десятки и сотни планетных систем. Порой конфликты носили локальный характер, затрагивая два-три мира, а бывало, что в гигантских сражениях принимали участие до двадцати — тридцати враждебных флотов одновременно.

Случались периоды, когда силы разума брали верх над смертельным безумием, и тогда враждующие стороны пытались найти компромисс путем переговоров. Иногда это получалось, но всегда ненадолго.

В последнее тысячелетие, несмотря на то что общее количество втянутых в Галактическую войну миров достигло четырех сотен, число основных противников постоянно уменьшалось. Это происходило либо в связи с покорением более сильными цивилизациями более слабых, либо из-за сознательного слияния недостаточно мощных армий в единый блок, либо из-за полного уничтожения крупных объединений — так погибли, например, пятьсот лет назад Армия Двенадцати Миров, возглавляемая могучими аухнами, или три столетия назад — Объединенный Флот Лиги Мрака… В общем, на сегодняшний день в Галактике осталось всего два враждебных суперлагеря (мелочь — вроде авантюрных «великих» армий миров-одиночек — не в счет). Во главе одного стояла цивилизация джерронорров, другой возглавили анамадяне.

Наступило то самое опасное равновесие сил, когда любой мало-мальски серьезный конфликт мог привести к глобальной галактической бойне, которая вполне способна спалить в своем пламени всю разумную жизнь Галактики. Наоборот, заключение мирного договора между джерроноррами и анамадянами означало бы начало мирного этапа галактической истории.

Это, к счастью, понимали многие из тех, от кого зависел ход событий. Правителям Туррона, цитадели джерронорров, и Анамады, базовой планеты анамадян, достало воли, разума и мужества для начала мирных переговоров. В ходе этой беспрецедентной встречи были намечены основные шаги на пути к всеобщему миру. Проблем и разногласий тоже хватало, но главное совершилось. В подтверждение своих намерений правители решили скрепить союз… родственными узами. То есть выдать дочь джерроноррского Императора Марронодарру за сына анамадянского Вождя Миссина. Мнение намеченных для брака кандидатур никого не интересовало: ради мира в Галактике им вполне можно было пренебречь.

Марронодарра приняла известие о предстоящем замужестве с бывшим врагом стойко. Она понимала серьезность момента и свою ответственность. Император Турронодорр благословил дочь и лично проводил до трапа анамадянского крейсера «Ярость», который понес ее к далекой Анамаде на встречу с женихом. Сама свадьба планировалась на более позднее время: требовались необходимая подготовка, поиск устраивающей обе стороны нейтральной планеты и т.п.

Для сопровождения дочери Турронодорр выделил Главнокомандующего Императорской охраной Герромондорра, а тот выбрал по своему усмотрению еще двух проверенных джерронорров. Большего не позволял этикет, поскольку анамадянский экипаж также состоял из четверых.

Однако на полпути к Анамаде случилось то, чего не мог предвидеть никто. В каюту отдыхавшей Марронодарры без положенного сигнала вошел Герромондорр. Обычно учтивый и предельно вежливый, на сей раз главный телохранитель смотрел на нее горячечным взором. Лицо его кривила дерзкая ухмылка.

— Должен сообщить вам новость, принцесса! — с издевкой поклонился он. — Конечный путь вашего следования меняется. И жених — тоже!

— Герромондорр, что с вами? — Марронодарра не испугалась, ожидая разумного объяснения поведению телохранителя. — Анамадяне угостили вас чем-то наркотическим? Вы же знаете, что…

— Перестань, принцесса! — Слуга впервые обратился на «ты» к госпоже, и та вздрогнула, а он гордо расправил плечи. — Это я их кое-чем угостил! Жаль, они больше никогда не ощутят вкуса моих гостинцев!

— Ты… убил их?! — также перешла на «ты» Марронодарра, начиная понимать, что происходит нечто страшное. — Как ты мог?! Это посланцы…

— Это засранцы! — грубо перебил принцессу Герромондорр, отчего она снова вздрогнула и вжалась в кресло. — Это наши враги! По воле твоего слабоумного отца мы почему-то должны называть их друзьями! — Бывший телохранитель вплотную приблизил искаженное гневом лицо к лицу Марронодарры. В порыве отвращения принцесса мгновенно создала вокруг головы шар — непроницаемую снаружи маску — и вскочила на ноги:

— Не смей называть Императора слабоумным! Охрана! Ко мне! Арестовать безумца!

В каюту неспешно вошли охранники. Марронодарре они не были знакомы, но по ухмыляющимся лицам она сразу все поняла.

— Изменники! Вас всех ждет смертная казнь! — крикнула она.

— Ну-ну-ну! — покачал головой Герромондорр. — Зачем же так грубо? Безумец как раз не я, а твой отец! Разве кто-нибудь в здравом уме станет отдавать свою лю-би-му-ю дочь замуж за врага?! Он давно выжил из ума — твой старик! Ничего, скоро мы это поправим! Вышибем остатки гнилых мозгов из его лысой башки!



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться