Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 10

Станция называлась изумительно — Индюк. Откровенно говоря, Генка уже сам себя ощущал этой глупой, напыщенной птицей. Надо же — возомнил себя героем, собравшимся в одиночку сражаться с инопланетянами! И где — в неведомых глубинах Галактики! Впрочем, почему один? Марина — рядом, теперь в настоящем человеческом обличье. Ха, «человеческом»! Да она же не является человеком по сути!

Сомнения позапрошлой ночи вновь заполнили Генкины мозги. Что он тут делает? Поверил странной (может быть чокнутой?) тетке, бросил работу (хотя это как раз ерунда: работа все равно временная, низкооплачиваемая и нудная — про нее и вспоминать не хочется!), сорвался в одночасье и оказался — где? В каком-то Индюке!.. Но Юлька, сестренка! Ее ведь нужно кому-то спасать!.. Впрочем, почему он втемяшил в голову, что .справится с этим лучше тех, кто обязан уметь спасать людей — той же милиции, например?! Почему он не обратился туда, как только понял, что сестру похитили?! Да все потому же — поверил Марине! А если она в сговоре с похитителями? Что, если она специально затащила его сюда, чтобы не смог помешать черному делу?! Тьфу, муть какая! Марина сама спасается от… Тьфу, опять же — с ее только слов! Одна шайка, одна банда… Марина! Какая она, на фиг, Марина? Ее имя и выговорить-то невозможно! Отличное имя — чтобы мозги запудрить!.. А язык? Разве можно выучить его за пару часов? Сказки для лохов!.. Да? А превращение в дым, помещающийся в лампочке или в бутылке? А луч, на его глазах вознесшийся в небо? Тоже обман, наведенная галлюцинация?! А ее глаза, искрящиеся звездным светом? Разве они могут обманывать?!..

— Гена, что с тобой? — Рука принцессы легла на Генкино плечо, заставив его вздрогнуть. — Пойдем, поезд ушел.

— Да, поезд ушел… — со вздохом кивнул Генка и, получив в ответ улыбку, от которой зачастило сердце, понял глубокий смысл этой случайной фразы. К удивлению, стало вдруг очень легко. Сомнения снова рассеялись, уступив место солнцу, льющемуся из Марининых глаз.

«Ну я и скотина!» — обругал себя мысленно Генка и даже зубами скрипнул от жгучего стыда, выплеснувшегося краской на лицо.

— Да что с тобой, Гена? — снова спросила Марина, уже с тревогой глядя на него. — Тебе плохо? Все еще больно? Извини, я немного опоздала…

— Так это ты?! — ахнул Генка. — Это ты — тех мужиков?! Но… Ты же была в бутылке!

Марина, полыхнув огнем взметнувшихся волос, обворожительно рассмеялась.

— Нет, это сделал ты! — заверила она, ослепительно улыбаясь. — Я только чуть-чуть тебе помогла… Поделилась Силой!

— Но ты же ничего не видела!

— Почему ты так думаешь? Видеть можно не только глазами. Не могла же я оставить тебя совсем одного!

— Вот оно что! — дернул головой Генка. — А я-то удивлялся: чего это толстуха так моим героизмом восхищается?

— Да, ты хорошо им вмазал! — снова засмеялась Марина.

— Да ну тебя! — еще сильнее покраснел Генка и, поддернув рюкзак, отвернулся. — Хватит издеваться, пойдем!

— Я не издеваюсь! — не двинулась с места Марина. — Ведь это сделал действительно ты! Не я же столкнула тебя с полки. Ты сам сделал выбор, несмотря на то, что силы были неравны. Ведь ты даже не думал об этом, правда? Ты просто знал, что должен поступить именно так. Поэтому и победил! У тебя была правда — значит, у тебя была сила. Настоящая сила! А моя — стала всего лишь катализатором, небольшой подпиткой. Мне показалось даже, что ты сам взял ее, словно Избранный Джерронорр… А может, так оно и есть?

Последние слова девушка прошептала еле слышно.

— Ладно, пойдем. — Генка продолжал хмуриться, но ему все же полегчало от Марининой проникновенной тирады.

Пройдя небольшой поселок с нелепым названием, Генка с Мариной ступили на тропинку, тянувшуюся вдоль железнодорожных путей. Вокруг благоухала южная растительность. Слева, под крутым откосом, шумела мутная речка, начинавшаяся где-то в горах, лесистыми ежиками заслонявших горизонт. Между их не столь уж высокими вершинами проглядывали далекие-далекие, но даже отсюда казавшиеся величавыми отроги Кавказского хребта. Справа от железной дороги возвышались похожие лесистые холмы. И впереди также высился один из них.

К нему и бежали рельсы, исчезая в портале тоннеля, выложенном каменными плитами. Перед зияющей чернотой пастью имелась деревянная будочка, возле которой виднелась фигурка в камуфляже. До нее оставалось метров двести, не больше.

Генка остановился, всматриваясь в неожиданное препятствие. Марина тоже увидела человека в форме.

— Это кто? — почему-то шепотом спросила она.

— Ч-черт его знает! — прошептал Генка, потом вдруг хлопнул себя по лбу: — Блин! Тоннели же всегда охраняются! Мосты, тоннели — это все стратегические объекты!

— Ну вот, а Юльку ругаешь за «блины»! — улыбнулась Марина.

Но Генке было не до веселья.

— Тут и не так заругаешься! — буркнул он, — Что теперь делать? Лучше бы с поезда прыгнули — прямо в тоннеле!

— Ага, и по стене размазались! — кивнула Марина. — Переход ведь не во всем тоннеле — надо его еще найти.

— А почему же папа с мамой… — начал Генка и осекся.

— Вот-вот! — подхватила Марина. — Если бы Переход оставался постоянным, то все бы поезда в него проваливались. А так — раз в сто лет, может, случается. Но он там есть: то больше становится, то меньше, еще и перемешается в небольших пределах…

— Откуда ты знаешь? — перебил Генка. — Ты же здесь первый раз?



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться