Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 15

«Наблюдателями» оказалась пожилая — лет под шестьдесят обоим — пара. Как позднее выяснилось — муж с женой. Они прятались в кустах, испугавшись незнакомцев, пока не узнали в одном из них лодочника

— Станислав! — раздалось из кустов, и перед Генкой с Мариной предстали мужчина и женщина. Поглядывая искоса на парня с девушкой, они подошли к лодочнику, вынырнувшему из вагона, и принялись радостно, хотя и несколько сдержанно, обнимать его и хлопать по спине и плечам.

Лодочник, впрочем, хмурился, никак не отзываясь на проявление дружеских чувств.

— Стас, ты чего? — заметил его «окаменелость» мужчина. — Это же мы, Степановы, Павел с Катериной! Ты что, не узнаешь нас?

— Павел… — задумчиво произнес лодочник, и в глазах его промелькнул осмысленный огонек. Но тут же потух, и мужчина остался стоять, безвольно опустив руки.

Тогда назвавшийся Павлом повернулся к Генке с Мариной. Был он невысок, худ и небрит, но одет вполне прилично — в сравнительно новый спортивный костюм с надписью «Adidas».

— Э-э… Люди добрые, что это с ним? — мотнул головой Павел в сторону лодочника.

— Похоже, временная потеря памяти, — ответил Генка. — Он вез нас в лодке, когда случилась… некоторая неприятность.

— На нас напали, — лаконично уточнила Марина.

— Бандиты? Или полиция? — поинтересовался мужичок, и сам же ответил: — Впрочем, разницы между ними пожалуй что и нет… А вы кто будете?

— Мы заблудились, — потупился Генка, поскольку врать не любил. Но в его словах в общем-то пока особой лжи и не было, так что Генка приободрился, решив говорить правду, но не всю. — Мы были на Земле, а потом оказались здесь… Это ведь не Земля?

— Точно, не Земля, — сощурился Павел. — А с какого места на Земле вы сюда прибыли?

Генка заметил, что и женщина внимательно слушает их разговор, оставив на время несчастного лодочника. Видимо, от правдивости Генкиных ответов для этой пары зависело многое. Да и как иначе, когда вокруг и бандиты вон бродят, и полиция какая-то… Да и не просто бродят, а прицельно стреляют! Поэтому Генка сосредоточился и сказал:

— Если быть предельно точным, то из тоннеля, что поблизости от станции Индюк. Это в Краснодарском крае, недалеко от Туапсе.

Ответ обрадовал Павла с Катериной. Они облегченно переглянулись и заметно повеселели.

— Ну, здорово, земляк! — протянул мужичок Генке руку. — Меня, как ты слышал, Павлом зовут. А это жена моя, Катерина Степанова.

Женщина, такая же низенькая, как и супруг, только гораздо полнее, дружелюбно кивнула и перевела взгляд на Марину.

— Марро… — начала девушка, но быстро поправилась: — Марина. Очень приятно!

— Что ж мы стоим? — вскинулась Катерина. — Пойдемте в дом, поговорим по-людски, пообедаем!

— Точно, пойдем-ка! — хлопнул Павел Генку по спине. — Я как раз зайца подстрелил… О! А заяц-то где? — завертел он головой.

Катерина раздвинула куст, где они с мужем недавно прятались, и достала окровавленную тушку зайца не зайца, но животного, очень на него похожего. Только уши гораздо меньше. Затем оттуда же появились луки — самые настоящие, как у индейцев.

— Вы что, с помощью луков охотитесь? — удивился Генка.

— А как еще-то? — хмыкнул Павел. — Огнестрельного оружия не имеем, а бластеров-шмастеров нам и даром не надо.

— А что, есть? — еще больше удивился Генка.

— В городе есть, — неопределенно кивнул мужичок. — Да кто даст? И не надо нам — от греха! — Мужичок сплюнул. — Ладно, пошли, там все расскажу…

Супруги повели Генку, Марину и лодочника Станислава в вагон-ресторан.

— Пока Катерина с зайцем управляется, мы и поговорим, и горло промочим, — шепотом, косясь на удалявшуюся супругу, пояснил Павел, усаживая гостей за покрытый чистенькой скатертью столик.

Генка огляделся. Вагон-ресторан был самым обычным — с цветными занавесками на окнах, скатерками на столиках и даже с зелеными веточками вместо цветов в вазах. В окнах шелестела на ветру листва и казалось, что стоит поезд на глухом полустанке, что прозвучит сейчас гудок и тронется состав дальше… Даже пахло в ресторане едой, как и полагается, — видимо, готовили и столовались супруги именно здесь. Павел отлучился ненадолго в подсобку и вынырнул оттуда с бутылкой водки в одной руке и вина — в другой.

— Осталось еще, — гордо сказал он. — Катерина много-то мне не дает «расслабляться»!

— А… другие? — задал Генка волновавший его вопрос. Но Павел понял его по-своему:

— Кто ушел, и не подумав про выпивку, кому, видать, без надобности было, а с остальными мы поделились по-братски, по-божески. Да только..

— Что — только? — подскочил Генка. — А куда ушли те… Ну, кого вы первыми назвали?

— В город, наверное. Никто не вернулся. Вот, Стас только! По правде сказать, окромя города, тут и уйти некуда — леса кругом да болота еще, где всякая нечисть водится. Раз дошел и я до одного болота. Километров тридцать брел… — Павел в слове «километров» сделал ударение на втором слоге. — А там…

— Постойте, можно про болото в другой раз! — перебил мужичка Генка. — Вы про людей лучше расскажите и про город… Но сначала про людей!

Павел насупился, обидевшись, что его перебили, подчеркнуто молча крутанул водочную бутылку, в которой зазмеился бурунчик, неспешно откупорил ее, стал разливать по рюмкам — себе, лодочнику, Генке…



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться