Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 31

— Можно повернуться! — раздался царственный голос.

Гоорр послушался. Перед ним в алом, сверкающем драгоценностями платье висела между рядами кресел… принцесса. Растрепанные рыжие кудри напоминали солнечную корону. Теперь Гоорр почти не сомневался, кто находится перед ним. Такая осанка, такой взгляд могли быть только у особы императорских кровей! Гоорр почувствовал облегчение. Ему вновь было кому подчиняться.

— Ваше… высочество… — проблеял он и низко поклонился. В невесомости это привело к тому, что Гоорр перевернулся вверх ногами. Юлька прыснула, зажав рот ладошкой.

— Садись! — ткнула она в кресло. — И пристегнись. Пока ты болтаешься в таком виде, я не могу разговаривать серьезно.

Сама Юлька тоже опустилась в кресло, но пристегиваться не стала, попросту ухватилась за подлокотники.

— Выкладывай, — повелела она. — Куда вы меня тащите?

— Ваше высочество, я не знаю, — заморгал Гоорр.

— Как это не знаешь? — возмущенно взмахнула руками Юлька, едва не вылетев из кресла. Покачав головой, она все же пристегнулась. — А кто же тогда знает?

— Лурронн. Это его идея. Мы должны были передать вас Зукке… Зукконодорру, но Лурронн передумал и решил продать вас непосредственно заказчику.

— Продать?! Меня?! — возмутилась Юлька. — Что я вам — колбаса?

Гоорр испугался незнакомого слова и затряс головой:

— Нет-нет! Вы не… это самое! Просто Лурронн — коварен, так жаден! Почти как покойный Герромондорр. Я с самого начала был против вашего похищения — ведь это может привести к войне… Свадьба расстроилась… Анамадянам вряд ли это понравилось… Но что я мог поделать? Ведь рядовой охранник! Мне приказали, и я…

— К войне? — нахмурила бровки Юлька. — Свадьба? — Она нахмурилась сильнее и вспомнила вдруг, как еще там, на далекой Земле, Марина рассказывала о предстоящей свадьбе то ли с принцем, то ли с президентским сыночком — как его там? Мессией? Масяней?.. Юлька щелкнула пальцами, вспоминая:

— Как зовут того чувака — ну, моего жениха? Мишаня? Миссисипи? Че-то у меня память отшибло…

— Миссии, ваше высочество, — подсказал Гоорр.

— Точно, Миссин! — обрадовалась Юлька — Полетели!

— Куда? — удивился Гоорр.

— Как куда? К женишку! Заждался, поди. Ты че, международного конфликта хочешь? Я тебя первого тогда под трибунал отдам! Как военного преступника! Устрою тебе второй Нюрнберг!

Юлька приняла решение неожиданно для самой себя. Но оно при некотором осмыслении показалось ей довольно разумным. Лететь к Императору глупо — он-то знает свою дочь и может Юльке просто не поверить. Возвратиться домой — неплохой выход, но такое клевое приключение выпадает, может, раз в тысячелетие одному из ста миллионов! А может, и вообще никому и никогда, кроме нее! Отказаться от него — значит, совершить самую-пресамую большую глупость в жизни! К тому же, раз ее всерьез принимают за Марину, значит, Марины здесь нет, и дело, может, в самом деле пахнет большой войной. Если можно этой войне помешать, значит, надо пытаться! В конце концов, Миссин этот — вряд ли дурак, все же сын президента или кого там — короля, премьер-министра? Можно ему все объяснить, а он папашке своему втолкует, что почем. А там, глядишь, настоящая Марина объявится. Куда она денется? Может, уже прилетела, с женишком своим милуется, пока мы здесь тусуемся. Тогда вообще клево: попрошу домой подбросить — и все! Генка небось с ума сходит!..

Вспомнив о брате, Юлька вздохнула. Как-то он там? Скорее всего, по больницам да моргам носится, милицию на ноги поставил… А чем тут поможет милиция? Ей самой помогать надо постоянно…

— Вы хотите лететь на Анамаду? — уточнил Гоорр. — А как же Лурронн?

— Черт с ним! — сказала Юлька. — Сам же сказал, что он барыга и жулик! Или тебе нравится быть его прихвостнем? Учти, я первым делом отдам его под суд! Хочешь с ним?

Гоорр не хотел и замотал головой.

— Вот и хорошо! А будешь меня слушаться — замолвлю за тебя словечко и получишь награду. Или сделаю тебя своим телохранителем! Чего ты больше желаешь?

Гоорр подумал и решил, что быть телохранителем, пожалуй, лучше. Безопасней и привычней… А с наградой — что? Куда он с ней? Один он долго не проживет. Лурронн же первый его пришьет, а награду присвоит.

— Я бы хотел остаться с вами, — ответил Гоорр.

— Значит, летим к Мишане! — сказала Юлька. Опустив глаза, она вдруг увидела, что обута в какие-то дурацкие тапки — наподобие чешек.

— Эй! А что это у меня на ногах?! Че я вам — балерина?! Па-де-де буду перед принцем плясать?!

— Но вы были босиком, ваше высочество, — смутился Гоорр. — Я сделал вам обувь. По-моему, вполне…

— Вполне! — передразнила Юлька, скривившись. И вспомнила Маринины сапожки — изящные, насыщенно-алые, с длиннющими носами. Представила их, зажмурившись, так ярко, так зримо — до мельчайших деталей. Открыв глаза, она увидела эти сапожки висящими в воздухе возле кресла и ничуть не удивилась.

Гоорр ахнул:

— Вы — Избранная, ваше высочество! Вы — настоящая принцесса!

— А ты, что ли, еще сомневался? — фыркнула Юлька. — Уволю! Без этого, как его… выходного пособия!

— Не надо без пособия! — испугался непонятной угрозы Гоорр. — Я не сомневался, я просто вами восхитился!

— То-то же, — погрозила Юлька пальчиком и принялась переобуваться. — Давай, рули к Масяне!



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться