Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 32

Турины снова сидели в катере. Евгений застыл перед клавиатурой ввода. Клавиши на самом деле таковыми не являлись: вводить данные можно было и мысленно — псевдоклавиши лишь помогали сосредоточиться и четко сформулировать задание. Вот это как раз у Турина и не получалось.

— Ты помнишь, Ева, одно время на Земле я пробовал курить?

— Когда твой начальник решил бороться с курением? — засмеялась жена. — Конечно, помню! Ты поначалу жутко кашлял, а потом изводил Силу, чтобы поправить здоровье…

— Да, — улыбнулся Турин. — Сейчас бы я с удовольствием закурил!

— Так покури… — Ладонь Евы легла мужу на затылок.

— Нужны настоящие сигареты, — сказал Турин и нежно сжал ладонями свободную руку жены. — Настоящие, Ева! Не знаю, отчего так получается… Умом я понимаю, что созданные нами — точно такие же. Можно провести любые анализы, и они дадут совершенно одинаковые результаты. Но… Настоящие доставляют удовольствие, а эти — нет! Почему?

Ева перебирала волосы мужа, ласково гладила, теребила и вновь укладывала прядки.

— Это философский вопрос, Женя, — сказала она наконец. — Так трудно порой понять, где же оно — настоящее? Как отличить его от подделки?.. Помнишь, на Земле мы любили читать. Иногда возьмешь книгу — и не можешь оторваться, пока не прочтешь последнюю фразу. А бывает так, что и тема книги — твоя, и проблемы она поднимает нужные, и рассуждает автор правильно, и пишет грамотно, а книга не читается! Не трогает душу — и все тут! Наверное, потому, что ненастоящая. Не вложил в нее писатель кусочек собственной души. Что такое душа — даже мы не знаем. Только без души все ненастоящим получается. Хоть и сигареты твои.

— Их автоматы на заводе штампуют — какая там душа! — хмыкнул Турин.

— Но выращивают табак, собирают его — люди. И автоматы те делают и настраивают тоже люди. Кто-то больше, кто-то меньше души своей вкладывает… Она, наверное, может накапливаться — духовная энергия. Недаром на Руси больше ценятся старые иконы, намоленные: в них сколько этой энергии — с болью людской, с надеждами, радостями… И наша Сила — что она такое? Дар Неведомого Избранным — вот и весь ответ! А что такое Неведомое? И почему только Избранным? И только джерроноррам? Мы пользуемся этим бесплатным подарком неизвестно кого уже не одну тысячу лет и радуемся, как маленькие дети игрушке. Даже не радуемся почти — привыкли… А ведь на Земле говорят, что бесплатных пирожных не бывает!

— Что-то мы все про Землю да про Землю… — вздохнул Турин.

— Ты прекрасно знаешь — почему. — Ева сняла ладонь с головы мужа.

— Они сейчас не на Земле…

— Это меня и тревожит! — Евгения чуть слышно всхлипнула.

— Слушай, а давай, когда все закончится, вернемся на Землю? — сказал вдруг Турин, пристально глядя на жену. В глазах Евы блестели слезы.

— Ты это… в самом деле? — прошептала она.

— Да. Земля — настоящая. Когда я там ненадолго забывал, что не землянин, — тоже ощущал себя настоящим! А сейчас я — кукла безмозглая! Даже не всегда понимаю, кто и с какой целью мною играет.

— Нас не отпустят… — сказала Ева. Глаза ее умоляли мужа опровергнуть эти слова.

— Отпустят… Мы выполним последнее задание. За такое положена большая награда. Пусть этой наградой станет…

— Нет-нет! — всплеснула руками Ева. — Все снова будет исходить от них! Даже если нами перестанут играть, мы все равно останемся теми же куклами, которых…

— …в виде тряпок сложат в сундуках! — пропел Турин и обнял жену.

— Давай плюнем на все, — сказала Ева. — Найдем детей и…

— Нас так просто не оставят. Да и не привык я бросать начатое дело незавершенным… Если уж говорить начистоту, мы никак не сможем остаться теперь в стороне — даже если сильно захотим. В столь масштабной войне, которая готова разразиться, не бывает нейтралов.

— От нас мало что зависит!

— Кто знает?.. Вот найдем принцессу…

— Да как мы ее найдем?!

— Давай подумаем… — Турин коснулся губами щеки Евгении. — Мы же с тобой были крупными специалистами по коммитам!

— Когда то было! — Ева ответила на поцелуй. — К счастью, коммиты почти разбиты.

— Почти — но не совсем. Эруара — да, очищена от них полностью. Но она — их форпост, так сказать, главная цитадель. А сколько баз по Галактике разбросано?

— И что, будем рыскать по всей Галактике до конца жизни, искать коммитов и спрашивать у каждого, где настоящая принцесса?.. О ней и знали, может, два-три человека!

— Если узнал Аггин, то вряд ли два-три… По всей Галактике, надеюсь, рыскать не придется. Начнем с мест хорошо известных… Где точно есть коммиты — и много?

— Ну, не знаю… На Земле они точно есть.

— Вот ты и ответила!

— Мы летим на Землю?! — ахнула Ева, и непонятно было, обрадовалась она или испугалась.

— Да, но… — Турин замялся.

— Ты хочешь лететь туда один?

— Ты читаешь мои мысли? — Турин шутливо погрозил пальцем. — Расходуешь Силу по пустякам!

— За то время, что мы вместе, и мысли становятся общими. Так что мне не обязательно прибегать к помощи Силы: у тебя на лбу все написано… — Ева вздохнула.

Турин машинально потер лоб.

— Видишь ли, Женя, — так он называл супругу не слишком часто, и та насторожилась. — Вдвоем мы привлечем излишнее внимание. К тому же — дети… Я очень беспокоюсь о них. Думаю, тебе лучше заняться сейчас ими.



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться