Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 37

На сей раз все вокруг было знакомым: лес, река, бревно, на котором он сидел перед путешествием… Не было только кострища — вернее, было, но очень старое, поросшее молоденькой травкой. А самое главное — не было «вырубленных» в скале ступенек! Если бы не это обстоятельство, Генка бы решил, что попал наконец-то в «свое» время. А так…

Будущее?.. Вряд ли — камень не «зализывает» раны. Значит, прошлое — и совсем недавнее: бревно, определенно, было тем же самым! Если так, то следующая остановка должна, по идее, быть настоящим.

Генка застыл, сложив на груди руки и — в ожидании толчка — расставив для устойчивости ноги. Время шло, а настоящее не наступало…

Генку начал трясти озноб — то ли от ветерка с реки, то ли от волнения, то ли от всего сразу… Он вспомнил про куртку в рюкзаке, достал ее и надел, застегнув на все пуговицы. Даже поднял воротник — словно джинсовая ткань могла спасти и от холода, и от прочих тревог. Рюкзак вновь повесил за плечи, решив не расставаться с ним до тех пор, пока не окажется в «своем» настоящем, дабы не лишиться его — как скафандра.

Куртка согрела, озноб скоро прошел, а вот тревога ничуть не уменьшилась.

«Неужели все?» — подумал Генка.

Стало неуютно… Может, всего-то пара дней отделяет его от своего времени, но туда уже не попасть… Хотя, что в этом особенно страшного? Ведь через эти пару дней настоящее все равно наступит! Можно хоть сейчас пойти и поискать самого себя!

Или нельзя?.. В своем прошлом он не помнит никакого второго Генки. Значит, подобной встречи не было. А если он найдет себя сейчас, то…

Что?.. Изменит прошлое?.. Будущее?.. Как там в фантастических романах пишут: история пойдет по альтернативному пути?.. А некоторые авторы утверждают, что встреча с самим собой может привести к самым неожиданным эффектам — вплоть до аннигиляции…

Нет, встречаться с собой из прошлого лучше не надо. Другое дело — предупредить своего двойника как-то, что-то посоветовать. Это, пожалуй, не помешает…

Стоп! Однако же никакого предупреждения в его прошлом не было! Значит, мир опять-таки как-то изменится, пойдет другим путем — о чем и предупреждал дедушка Ленин. То будет уже другой мир, а жить почему-то хотелось именно в своем! Какая, казалось бы, разница? Ан нет! Привычка, знаете ли…

Пожалуй, лучше всего где-нибудь переждать несколько дней до настоящего и потом по-настоящему «вернуться». И ходить далеко не нужно: здесь как раз безлюдно, дрова для костра есть, вода рядом… Как только «тот» Генка с Мариной прилетят сюда и скроются в пещере, можно будет и «легализоваться»… Плохо то, что он торчит именно на том месте, откуда они стартовали, — сразу попадется на глаза! Придется чуток углубиться в лес, не теряя из виду площадку перед скалой. Нынче-то они точно не появятся…

Генка сел на бревно и уставился на то место, где когда-то жгли костер. Захотелось есть. Он развязал рюкзак и заглянул внутрь. Домашние бутерброды давно кончились, из съедобного на дне зеленело лишь яблоко. Генка схрумкал его за полминуты. Есть захотелось еще больше. «Кофейку бы, — подумал он, — хотя бы растворимого»… Вообще-то, кофеманом Генка не был, но случается же так — захочется вдруг чего-то до такой степени, что без него и жизнь не в радость! Именно так и хотелось Генке кофе сейчас — слюной чуть не захлебывался!

Он позавидовал Марине — ее способности из ничего создать любую вещь, о которой она знает. «А что, собственно, такого? — неожиданно пришла ему в голову мысль. — Почему самому-то не попробовать?» Ведь научился же он летать, как Марина!.. Генка, закрыв глаза, отчетливо представил банку «Nescafe», которым баловались они иногда с Юлькой, покупая лишь по большим праздникам. Он увидел ее открытой, заполненной крупненькими коричневыми зернышками, от которых шел желанный аромат. Несмело вытянул руки ладонями вверх и мысленно ощутил тяжесть емкости, круглое ребро ее донышка… Открыл глаза и отдернул испуганно руки — на ладонях стояла она, родная! Разумеется, тут же и упала на бревно, наполовину рассыпавшись.

«Надо было с крышкой представлять, неоткупоренную!» — запоздало подумал Генка… Впрочем, и того, что осталось, хватит не на него одного. Главное, он смог это сделать!

«Соорудить» из ничего котелок и пару бутербродов не составило теперь для Генки большого труда. Можно было бы «сделать» сразу наполненную горячим кофе кружку, но Генке захотелось посидеть у огня, вскипятить «живую» воду из настоящей реки. Ожидая, пока вода дойдет, он смолотил один бутерброд. Его это уже нисколько не взволновало. Голод, поняв, что проблем с едой больше не будет, немного поутих.

Наконец, вода закипела. Сняв котелок с огня, Генка услышал, как где-то рядом что-то скрипнуло. Он прислушался. Скрип приближался — размеренный, как метроном, и удивительно знакомый…

Генка так и не успел вспомнить, на что похож этот звук. Слева из-за кустов показалась лодка, плывущая посередине реки. Уключины скрипели при размашистых гребках лодочника Станислава. Его Генка узнал сразу. Да и уродливую лодочку-корыто тоже. «Скоро она испытает свой звездный час, — подумал он, вспомнив, как развалилась посудина от необыкновенной скорости. — Что ж, каждому — свое…»

Генка крикнул и замахал рукой. Лодочник повернул голову. Затабанил левым веслом, потом поднял его, гребя одним правым. Лодка направилась к берегу и вскоре зашуршала плоским днищем по прибрежным камешкам.

— Здравствуйте! — крикнул Генка Станиславу. Он не стал называть его по имени, чтобы не волновать понапрасну. Ведь лодочник Генку раньше не видел. Так что нужно вести себя соответственно…



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться