Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 40

Зукконодорр ощущал себя не в своей тарелке.

Вроде бы все сделал правильно: отправил Еву к детям; решил начать поиски принцессы с Земли — там оставались люди и коммиты, знакомые по «прошлой жизни», через которых он надеялся отыскать кончик ниточки… Чем вызвано беспокойство — он не знал.

Впрочем, ему не нравилась вся сложившаяся ситуация. Новость, рассказанная Аггином, выбила его из колеи. «Расклад», описанный анамадянским Вождем, был, похоже, верным. По всему выходило, что доверять Императору нельзя — не важно, знает тот о наследнице или нет… Это и давило больше всего: ведь Зукконодорр, верноподданный Империи джерронорров, стал сомневаться в своем Императоре! Он — сотрудник Имперской безопасности, призванной в зародыше пресекать подобные настроения! У других… А у себя?

И дети… Что с ними? Справились ли с выпавшим на их долю потрясением? Как они там, на иной планете, хоть и похожей на Землю, но бесконечно далекой и чужой?.. Да, скоро с ними будет Ева, но это лишь добавило тревоги — теперь уже и за нее… Зукконодорр поморщился, как от зубной боли.

Вжившись в образ землянина, Евгений Турин приобрел нечто, изменившее его кардинально. Словно и впрямь существовала загадочная душа! Вот, поселилась в нем на Земле, да так и прижилась, сроднилась с его естеством…

Евгений был вовсе не против такого приобретения. Мысли его, желания и чувства получили теперь необычайную полноту и насыщенность, заиграли яркими красками, придали всей жизни новый смысл… Вот только если бы не болела она так часто — эта душа!

Сейчас она болела той ноющей, изматывающей болью, которую терпеть-то вроде бы можно, но жизнь кажется невыносимой…

Зукконодорр резко тряхнул головой, сжал кулаки. Он разозлился вдруг на себя — за минутную слабость, за неуверенность и сомнения. Чтобы избавиться от проблем, нужно действовать, а не рефлексировать, не мусолить на разные лады русский любимый вопрос «что делать?»!

Злость придала четкость мыслям и подпитала энергией мышцы. Евгений быстро рассчитал параметры Прыжка, послал команду и откинулся в кресле, положив руки на подлокотники в ожидании толчка.

Мгновения летели, но ничего не происходило. Катер висел в пространстве неподвижно. В обычном пространстве трехмерного мира. В прежней его точке.

Нахмурившись, Зукконодорр повторил ввод.

Ничего не изменилось. Катер не реагировал.

Турин вызвал информационную панель. Все показатели — в норме. Энергии достаточно почти на сотню Прыжков… В чем же дело?

Зукконодорр уверен был в надежности джерроноррской техники — уверен не из каких-то там ура-патриотических чувств, а потому, что она действительно была исключительно надежной! Евгений включил внешний обзор. На фоне немигающих звезд висел яркий, похожий на земную луну шарик Релены. Она и размером отсюда напоминала Луну… Впрочем, Турину было не до ностальгических ассоциаций. Он все еще не верил, что попал в такую глупую ситуацию!..

Диск Релены в многочисленных оспинах кратеров подсказал ему вдруг возможную причину неудачи. Релена — из-за странностей свойств окружающего ее Пространства — тех же блуждающих Переходов — всегда считалась неудобной и даже опасной для навигации. Что, если и сейчас какие-то неизученные свойства сыграли с ним злую шутку?

Предположение казалось правдоподобным. Во всяком случае, оно было пока единственным, и Зукконодорр принялся действовать исходя из него.

Чтобы исключить воздействие Релены, точнее, пространства вокруг нее, Турин решил убраться как можно дальше от этого рябого шарика.

Нажав клавиши, запускающие планетарный двигатель, он облегченно вздохнул — двигатель включился. Это еще больше убедило Турина в правильности его идеи. Он задал катеру максимальное ускорение. Межзвездный кораблик послушно рванулся в космос.

«Чем дальше — тем лучше!» — подумал Зукконодорр. Пусть на это уйдет какое-то время — ничего. Как раз есть возможность досконально обдумать дальнейшие действия.

Евгений гнал от себя мысль, что дело может быть вовсе не в Релене. Скопившееся нервное напряжение вкупе с элементарной усталостью привели к тому, что вместо разработки тактики и стратегии Турин просто заснул. Крепкому сну способствовал размеренный, еле слышимый гул двигателя на фоне всепоглощающей тишины межзвездного Пространства. Той тишины и поистине вселенского покоя, которых имперский разведчик давно был лишен… Ему не снилось ничего. Мозг словно отключился вовсе, отдавшись полноценному отдыху…

Зукконодорр проснулся, когда диск Релены, превратившись в невзрачную точку, полностью смешался с зернистой пылью настоящих звезд. Турин выключил двигатель. Катер обволокла полная тишина — почти физически осязаемая, неприятная и тревожная. Зукконодорр резко, до хруста, потянулся. И этот слабый звук победил тишину, отбросил ее, как одеяло после пробуждения. Уверенность снова вернулась к Евгению.

Он ввел все те же данные и послал команду на Прыжок. Катер двигался по инерции, никак не реагируя.

Турин выругался, что делал крайне редко. Теперь он и впрямь растерялся. Единственное, что пришло на ум, — катер поврежден. Поврежден умышленно и грамотно — так, что межпространственные Прыжки стали для него невозможными, но информация о неисправности не поступает в бортовую систему… Если Роберт «прыгнул» на Релену с Генны, значит, кто-то повредил катер уже на Релене?.. Чушь! Времени было в обрез!.. Хотя… откуда он знает, сколько времени нужно специалисту, чтобы внести изменения в схемы? Ничего нельзя сбрасывать со счетов в этой странной игре, начатой непонятно кем и зачем…

Зукконодорр хлопнул по ручкам кресла, приняв новое решение. Раз до Земли нельзя добраться катером — надо лететь с помощью Силы. Жаль ее расходовать, конечно, но другого выхода нет! Возвращаться к Релене, искать другой катер — лишняя трата драгоценного времени, которого он и так уже потерял предостаточно!



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться