Наследница престола

Размер шрифта: - +

ЭПИЛОГ

Торжественные похороны Императора состоялись на следующий день. Еще через день — коронация Люськи Мордвиновой и восшествие ее на престол. Из земных имени и фамилии Люське «соорудили» вполне джерроноррское имя — Люддмородарра. Люське оно очень понравилось.

Все это время Марина не отходила от наследницы престола, обучая ее правилам этикета, передавая необходимые знания и навыки. Оказалось, что Силы лишились лишь Турины — Марронодарру это почему-то не коснулось, чем она и воспользовалась, обучая Люську. У самой Люськи Сила тоже была, и Марине оставалось лишь научить наследницу, как правильно ею пользоваться.

Разумеется, Турины не открыли Аггину, что потеряли Силу Избранных. Лишь оставшись втроем, обсудили свое положение.

— Может, это и к лучшему, — сказал Евгений, — раз уж мы собрались жить на Земле, как обычные люди. А твоя бомба, Ева? Теперь ты не сможешь активировать взрыватель, и все мы не являемся «запалами»..

— С чего ты взял? — хитро улыбнулась Евгения. — Запалы никак не связаны с Силой — я об этом позаботилась. Активировать взрыватель я и правда не могу… Очень надеюсь, что это и не придется делать. Сама я вряд ли смогла бы уничтожить населенную планету… Плохо то, что я не могу теперь поставить «запал» Юле.

Впрочем, это сможет сделать Марина — я скажу все, что нужно.

— А Юля потеряла Силу? — спросил вдруг Генка. Турины переглянулись.

— Узнаем у нее, когда прилетим, — задумчиво ответила Евгения. — Может быть, на особ императорской крови запрет Неведомого не распространился?

— Вот ведь интересно! — воскликнул Генка. — Получается, что Юля и Марина — сестры! Почти родные — ведь у их матерей абсолютно одинаковые гены!

— Юля — твоя сестра, — нахмурилась мать.

— Тогда и Марина — тоже? — озорно улыбнулся Генка. — Нет, я так не играю! Я хочу жениться на Марине.

— А она согласна? — засмеялся Евгений, обнимая жену.

— Спросим! — еще шире расплылся в улыбке Генка.

— Между прочим, о Юле, — спохватился Евгений. — Мы расскажем ей, кто она такая на самом деле?

Все замолчали. Молчание длилось довольно долго. Решение вновь приняла Евгения.

— Не сказать мы не можем. Но говорить ей это сейчас я считаю преждевременным. Давайте дождемся ее совершеннолетия!

— Джерроноррского или земного? — уточнил Евгений.

— Раз мы собрались жить на Земле, то, конечно, земного!

На том и порешили…

Из-за траура в связи со смертью Императора свадьбу Аггина и Люддмородарры назначили через джерроноррский месяц. Так долго Турины ждать не хотели — как ни просила их об этом новоявленная Императрица. Они очень торопились домой — ведь там их ждала Юлька. Хорошо, если там…

— Ну, прилетайте тогда, чего вы? — сказала Людмила, которая совсем не была похожа на прежнюю Люську Мордвинову.

Усилия Марины по «внутреннему» Люськиному «наполнению» не пропали даром. К тому же, освоившись с Силой, сама Императрица произвела коренные изменения в своем внешнем облике. Теперь она не была уже толстухой — хоть и худенькой назвать ее вряд ли у кого-нибудь повернулся бы язык. Лицо Люддмородарры приобрело благородные черты. Уродливые прыщи исчезли, а самое главное — на нем теперь читались проблески мыслей.

И разговаривать Люська стала иначе — без жаргонизмов и прочих глупостей. Лишь изредка проскальзывал в ее фразах неискоренимый русский матерок. Но это придавало Императрице особый шарм.

Настоящей ее гордостью стали волосы — не прежние бесцветные сальные пряди, а пепельно-серые шелковистые локоны до плеч. «Я их до пояса отращу!» — гордо пообещала Люська…

— Не знаю, Люсенька, не знаю, — вздохнула Ева в ответ на просьбу Императрицы непременно присутствовать на свадьбе.

— Мамку бы привезли… — всхлипнула та.

— И как ты ее представишь? Познакомьтесь, вот моя мама? И конец тогда твоему императорству! Или взаперти ее станешь держать?.. Нет уж, давай сама потом прилетай к ней — только тайно. Лучше сначала нас навести — придумаем тебе легенду.

— Ладно, — вздохнула Люська. — Даже в царственном положении есть определенные неудобства…

Генка удивленно покачал головой, услышав из Люськиных уст столь выспреннюю и грамотно построенную сложную фразу. Но не удержался и пропел:

— Все мож-жут короли!

— Вот тут, Гена, ты не прав! — оборвала его пение Людмила. — Замуж я как раз по любви выхожу. Это с виду Аггин строгий и злой — потому что настоящей любви он не видел. А в душе — нежный и добрый, да еще глубоко несчастный. Когда я научу его любить, вы Вождя не узнаете!

— Твои бы слова да Неведомому в уши! — перефразировал известную поговорку Евгений.

— Вот увидите! — вскинула голову Императрица… Домой полетели на «Ярости». Аггин о крейсере больше не вспоминал — не до того ему было, а Туриным корабль пригодился как нельзя более кстати. Ведь без Силы им до Земли было не добраться — разве что через Переходы. Но где и сколько пришлось бы делать в этом случае «пересадок», никто сказать не мог. В худшем случае — вся их жизнь могла пройти в «ныряниях» по межпространству!

Оставлять крейсер на земной орбите им показалось делом рискованным: давать такую военную мощь в руки земным правителям, конечно, не стоило — в силу непредсказуемости последствий. Ведь найти на орбите здоровенную «железяку» — требуется лишь время.



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться