Наследница тьмы

Глава 1

С прошлым нужно расставаться с благодарностью и вовремя, иначе оно настигнет тебя, перевернув твое настоящее вверх дном.

— Не может быть! Это же Амалия Баррейн! — Лесскиан ошеломленно смотрел на фантомный портрет молодой девушки, и изумление на его лице было неподдельным. 

— Эту девушку зовут иначе, Лесскиан! — господин ректор внимательно следил за вампиром, пытаясь понять, не ведет ли тот какую-то игру, называя его студентку другим именем. — Возможно, вы ошиблись?

— Я не мог ошибиться! — Лесскиан наконец-то оторвал взгляд от портрета и взглянул на темного мага с пронзительными янтарными глазами. — Я очень хорошо знаю, как выглядит наследница первого рода! И это, несомненно, она!

— И все же вы ошибаетесь, — Дамиан бросил быстрый взгляд на светловолосую девушку, сидящую с ним рядом.  — Я уверен в том, что эта девушка не является той, которую вы назвали. 

— При всем уважении, но я все же вынужден утверждать обратное, — вампир приподнял недовольно бровь, с уверенностью смотря на всех сидящих за столом. — Я бы никогда не спутал наследницу первого рода с кем-то еще. И уверен, что именно вы ошибаетесь насчет этой девушки.

— Лесскиан, мы знакомы с ней с детства, — Лиля посмотрела Дамиану в глаза, одновременно сжав его ладонь, явно предупреждая о том, чтобы он дал возможность ей сказать. — Это моя подруга, и ее зовут Леля. Полное имя Ольга. И я уверена в том, что вы ошибаетесь насчет нее. С Лелей мы дружим уже пятнадцать лет. Мы познакомились, когда нам было по 4 годика. С тех пор мы не расставались. Она мне как сестра. И я точно уверена, что она не может быть Амалией. Возможно, вы ошиблись, увидев, что та, кого вы назвали, и моя подруга очень похожи внешне?

— Дружите пятнадцать лет? — переспросил вампир, слушавший до этого очень внимательно, но, тем не менее, скептически. — Значит вам сейчас около двадцати? Я правильно понял?

— Да, скоро нам исполнится по двадцать лет, — кивнула Лиля, не сводя напряженного взгляда с Лесскиана. 

— Амалия исчезла примерно двадцать пять лет назад, — вампир внимательно посмотрел на каждого сидящего за столом, наблюдая за их реакцией. — Поиски ничего не дали, и многие поверили в то, что наследницы уже нет в живых.

— Лесскиан, расскажите подробнее об Амалии, — внезапно попросил Дамиан. — Почему вы решили, что это именно она? Неужели только по внешнему сходству?

— Возможно, вам это покажется весьма странным, — хмыкнул вампир с невесёлой улыбкой. — Но эта девушка как две капли воды похожа на наследницу.

— Почему Амалия исчезла? Вы знаете? — Дамиан пристально смотрел на гостя. — Что произошло?

— Я знаю только в общих чертах, — Лесскиан на мгновение задумался. — Она исчезла накануне своей свадьбы. На протяжении нескольких месяцев велись поиски, но они ничего не дали. Такое ощущение, что девушка будто сквозь землю провалилась. 

— Лесскиан, вы не раз употребляли слово «наследница». Что это значит? — Дамиан выжидающе смотрел на вампира, который не торопился с ответом, выдерживая какую-то паузу, при этом настороженно смотря. — Если вам сложно довериться нам, то вы можете попросить нас дать клятву о неразглашении. Если, конечно, то, что вы собираетесь нам сообщить, требует таких предосторожностей. 

— Я пока еще не уверен в том, что имею право разглашать эти сведения. Немногие в нашем государстве владеют такой информацией. А те, кто знает, как правило, хранят тайну. 

— Повторю еще раз, что вы можете положиться на нас в этом вопросе. Ведь вы наверняка уже поняли, что мы все из другого мира, и поэтому нам не важны ни ваши политические разногласия с Мирдаилом, ни какие-то внутренние разбирательства, — Дамиан уверенно посмотрел в глаза вампира, со спокойствием выдерживая его напряженный взгляд. — Также вы можете заметить, что с того времени, как вы присоединились к нам, вокруг нас действует защита от всех любопытных лишних ушей. 

— Я пока еще не восстановился полностью, — Лесскиан досадливо поморщился. — Но да, вы правы. Я вижу защиту. Хорошо, я вам расскажу, но только в общих чертах. Сейчас не время и не место для подобного разговора. 

— Хорошо, — господин ректор ответил за всю их компанию, снова принимая на себя обязанности ведущего их группы. Лиля только мельком обеспокоено взглянула на Дамиана, но, поймав его уверенную улыбку, успокоилась. Кристиан с Рином тоже переглянулись и уставились в итоге на гостя, ожидая продолжения. 

— Не буду вдаваться в подробности истории родов Фаленсии и нашего появления здесь, — начал Лесскиан, рассеянно смотря в пустоту перед собой. — Примерно две тысячи лет назад в нашем мире произошел раскол. Причиной раскола послужило появление новой богини в мире — Тьмы Изначальной. Не все жители захотели принять новую силу и сущность, но те, кто все же решился, обрели гораздо бОльшие возможности и способности. Первыми, кто решился на перерождение, был Сидеус Баррейн и его дочь Алиана. Так, они стали первыми, и, закономерно, самыми сильными. Вторым прошел обряд перерождения мой предок. Таким образом, был основан второй род Таллейн. 

— Есть еще какие-то рода в вашей иерархии? — Дамиан задумчиво смотрел на гостя, ожидая ответа на свой вопрос. — Я имею в виду главные рода?

— Да, есть еще третий род — Фореста. Остальные жители — это представители более слабых родов, и они просто последователи. Многие из них получили силу и перерождение уже от представителей какого-либо главного рода, а не от самой Тьмы Изначальной.

— Лесскиан, скажите, возможно, мой вопрос покажется вам странным, но мне хотелось бы задать его вам, — господин ректор не отрывал пристального взгляда от вампира. — Насколько мы поняли, вы — представитель второго по силе рода, относитесь к расе вампиров, а остальные жители вашей страны и представители других родов — они тоже вампиры или же…?

— Конечно, нет, — Лесскиан улыбнулся такому нелепому предположению. — Представители первых трех родов — не люди, их вассалы в основном из различных демонских родов, а также и обычные люди, но обладающие магией, а остальные жители, не относящиеся к аристократии, вполне обычные. Большая часть жителей нашей страны — результат смешения за последние две тысячи лет с людьми, в том числе и приезжими из Мирдаила. Третий род — демоны, второй род, как вы уже поняли — вампиры, а представители первого рода, несмотря на то, что внешне выглядят наиболее приближено к людям, тем не менее, людьми не являются совсем.

— А кто же они тогда? — тихо спросила Лиля, с напряжением ожидая ответа. 

— Дайали, — просто и коротко ответил Лесскиан, внимательно смотря на девушку и ожидая ее реакции. Но на лице Лили, как и у всех присутствующих, кроме, пожалуй, Дамиана, было написано полное непонимание. Вампир даже удивленно поднял бровь, поскольку был уверен, что его собеседники знают, о чем он говорит. 

— Дайали — это одно из старых названий одной расы. Сейчас их уже так никто практически не называет, но в некоторых мирах еще можно встретить такое упоминание, — Дамиан задумчиво улыбался, не обращая внимания на том, что все присутствующие уставились на него и вампира, ожидая, когда хоть кто-то из них прояснит сказанное.

Увидев нетерпеливое ожидание на лицах друзей, господин ректор решил их больше не мучить неизвестностью.

— Дайали — так еще называют драконов.  

Дружный вздох удивления практически завис в воздухе, но никто не спешил нарушить молчание, и все просто сидели, пытаясь осмыслить только что услышанное. Лиля задумчиво и ошеломленно смотрела в одну точку. Пытаясь собрать воедино разбегающиеся мысли: «Леля — дракон? Неужели это правда? Но у нее же обычные родители, как и у меня! Ха, обычные родители у тебя? А Артур Нейвис? Тоже обычным был? Но ведь еще неизвестно, действительно ли Леля является потомком первого рода Фаленсии и драконом. Возможно, что это просто совпадение, что она так похожа на пропавшую Амалию?». Ее мысли прервал вопрос Дамиана:

— Лесскиан, а представители родов изначально относились к этим расам или так повлияло на вас принятие новой силы и перерождение?

— Нет, Тьма Изначальная не делала из нас новых существ, она всего лишь усилила нашу силу и имеющиеся способности. Ну и к тому же, вектор нашей силы стал  однозначным с уклоном в темную магию.  А также… — вампир на мгновение прервался, раздумывая о том, как лучше выразить свои мысли. — Дело в том, что, приняв новую сущность и силу, все три рода также приняли и некое свойство наследственности, отразившееся на внешности. Так, практически все представители какого-либо главного рода имеют довольно схожую внешность, а также, вне зависимости от того, с кем образуется союз, потомки всегда похожи на того, кто относится к более высокому роду. И еще, что касается наследников первого рода, а также наследниц, их отличают необыкновенные глаза насыщенного фиолетового цвета и иссиня-черные волосы. 

— Но у моей подруги светлые волосы, она блондинка! — воскликнула Лиля, довольная тем, что ее вопросы разрешились сами собой. — Значит, она не может быть одной из первого рода!

— Я говорил сейчас о правящих наследницах первого рода, — Лесскиан смотрел в упор на девушку. — У остальных представительниц первого рода светлые волосы. И глаза вашей подруги не скроют принадлежность к роду. 

— Если я правильно понял, то мужчины из первого рода так же похожи между собой, как женщины? А также объясните нам, почему у правящих наследниц первого рода темные волосы, если вы говорили о том, что внешне представительницы рода очень похожи между собой? — Дамиан высказал вопрос, мучающий всех сидящих за столом. 

— Волосы меняют цвет после церемонии наследования. Это своего рода дань или плата за право первого рода и напоминание нам о Тьме Изначальной и ее силе. И то, что волосы вашей подруги сейчас светлые, означает лишь, что она не вступила в права наследования. Что же касается мужчин — то да, общие черты внешности также прослеживаются и у них. 

— Скажите, а Амалия должна была стать правящей наследницей? — Дамиан о чем-то напряженно размышлял, ожидая ответа.

— Да. Она была старшим ребенком у первого рода. У нее еще был брат-близнец. После исчезновения девушки он стал наследником. 

— Он еще правит?

— Уже нет. Он погиб несколько лет назад. Сейчас правит нэр Гидеон Баррейн — отец Амалии. Но в последние годы он постоянно болеет, и мы все тревожимся за его здоровье. У него есть еще внук со стороны сына, но признание его наследником под большим вопросом. Поэтому, если ваша подруга каким-то образом является родственницей Амалии, то она вероятная наследница. И я правильно понял, что сейчас девушка на территории Фаленсии?

— Да, она сейчас там, — глухо ответил Кристиан, до этого сидевший молча. — Мы с Рином видели, как она прошла сквозь границу.

— Что ж, это еще одно подтверждение того, что она из рода Баррейн. Иначе бы ее завеса тьмы не пропустила.

— Но граница пропускает и тех, кто получил разрешение на въезд от кого-нибудь из Фаленсии?

— Не от кого-нибудь, а только от представителя одного из трех первых родов. Но если бы она встретилась с кем-то из главных родов, то представитель любого из них понял, что она — наследница. И вряд ли бы после этого ваша подруга ходила свободно.

— Что вы имеете в виду? — Лиля, услышав, что Леле, возможно, снова угрожает опасность, встревожено смотрела на вампира. — Неужели Леле что-то может угрожать?

— Я не уверен, но… — Лесскиан обвел тяжелым взглядом присутствующих. — Сейчас в Фаленсии существует очень большая опасность для всех представителей главных родов, и особенно для первого рода — Орден отступников. Их цель — сменить правящую династию. Не все из нас хорошо помнят заветы Тьмы Изначальной. Кто глава ордена — мы не знаем, но его последователи постоянно совершают различные диверсии, призванные сместить род Баррейн с престола. И активизировались они сейчас потому, что действительно нынешний потенциальный наследник Рандерн Баррейн — не самый лучший правитель для нашей страны. Но, боюсь, что и появление другого наследника или наследницы Орден отступников также не устроит. Поэтому да, вашей подруге может угрожать вполне серьезная опасность, если ее внешность кто-то решит сопоставить с фамильными чертами наследниц первого рода.  И даже если есть вариант, что ваша подруга никаким образом не связана с родом Баррейн, а ее внешность — лишь просто игра судьбы… Все равно это не сможет послужить спасением для нее в минуту опасности, — после слов мужчины за столиком воцарилась гнетущая тишина. Лиля с ужасом в глазах смотрела на Дамиана, ожидая, как и все остальные, что он, как главный в их компании, скажет. Отбив быструю дробь пальцами, господин ректор, словно что-то решив для себя, озвучил мысли всех присутствующих:

— Нам нужно как можно скорее попасть в Фаленсию! Лесскиан, я надеюсь, вы нам поможете в этом вопросе?

— Несомненно! Считаю, что мы должны как можно скорее пройти через границу.  Каждый день промедления может стоить вашей подруге или свободы, или даже жизни. 

После слов согласия за столом раздался дружный, но при этом тихий вздох облегчения, поскольку наши герои не были уверены до конца, что фаленсиец решит им помочь. Могло ведь случиться и так, что мужчина отказал бы им, собираясь заняться поисками вероятной наследницы один или со своими соотечественниками. 

— Скажите, Лесскиан, — Лиля смело смотрела в глаза вампира. — Какова вероятность того, что Леле действительно может грозить серьезная опасность на территории вашей страны? 

— Мне бы не хотелось вас пугать заранее и просто так, но думаю, что опасность есть, и она вполне реальна. Поэтому будем надеяться на лучшее, но и сбрасывать со счетов свои опасения я бы не стал. 

— Я поняла вас, — Лиля с тяжелым вздохом откинулась на спинку скамьи, но в какое-то мгновение, почувствовав ободряющее объятие от Дамиана, подняла на него взгляд и улыбнулась слегка вымученной улыбкой. Мужчина, глядя встревожено на перепуганную девушку, попытался приободрить ее, прошептав одними губами слова утешения: «Все будет хорошо. Обещаю».

— То, что мы идем искать нашу подругу, это понятно, но вот вы, Лесскиан, почему помогаете нам? — неожиданно спросил Кристиан, хмуро смотря на вампира. — Что-то мне не верится, что вы прониклись к нам сочувствием и добротой. Ваши цели мне непонятны. Что вы преследуете в этом деле?

— Что ж, не буду изворачиваться и лгать, — Лесскиан холодно усмехнулся. — Я уверен, что ваша подруга — наследница первого рода. И я хочу найти ее, чтобы убедиться в этом. Ну или опровергнуть свое мнение. К тому же, я очень сильно хочу выяснить, кто стоит за нападением на мой отряд и наконец-то разобраться с приверженцами ордена.

— Если Леля окажется наследницей, то что вы будете делать? — Лилю выдавало беспокойство в глазах и дрожь в голосе. 

— Ответ на этот вопрос весьма прост, и вы его уже знаете, — Лесскиан откинулся на сидении, сложив непримиримо руки на груди и спокойно смотря на каждого из присутствующих. 

— Думаю, что нам нет сейчас смысла решать этот вопрос, — Дамиан прохладным тоном продолжил дискуссию. — Сначала нужно найти девушку, а потом уже будем выяснять вопросы наследственности. Предлагаю обсудить наш план действий и выдвигаться в путь. Если все согласны, тогда приступим.
                                          
 ***
— Нэр Товас Далиан с визитом! — торжественно произнес дворецкий, давая возможность пройти в гостиную моложавому мужчине средних лет с цепким взглядом темно-карих глаз. Вошедший весьма уверенным шагом пересек прихожую гостиной и быстро оглядел присутствующих. В тот момент, когда его взгляд устремился на красивую девушку в костюме для верховой езды, вольготно расположившуюся на диванчике, на его лице отразилась самая настоящая растерянность. Но гость довольно быстро взял себя в руки, и уже спустя несколько мгновений растерянность на лице сменилась настороженностью, а глаза смотрели в упор на девушку, следя за каждым ее движением.

— Нэр Товас, — поспешил к вошедшему Сеттиан. — Рад, что вы к нам приехали. Хотя мы и не ждали гостей сегодня. 

— Здравствуй, Сеттиан, — в свою очередь поздоровался гость, пожимая протянутую молодым хозяином ладонь. — Да, я решил навестить свою дочь. Соскучился. Да и потом, какие могут быть церемонии между будущими родственниками? Но, как вижу, я не одинокий гость сегодня. Может быть, ты познакомишь нас с прекрасной незнакомкой?

— Ах, да. Простите, нэр, — Сеттиан чуть смущенно развернулся, пропуская гостя вперед к Леле. — Знакомьтесь, моя гостья — нэри Ольга Волкова. 

— Очень приятно, — тихо проговорил нэр Товас, склоняясь к руке девушки, чтобы поцеловать ее, при этом не отрывая пристального и внимательного взгляда от Лелиного лица.

— Взаимно рада, нэр, — Леля решила побыть вежливой великосветской дамой. Ее весьма смущало пристальное внимание со стороны этого внезапно приехавшего гостя.

— Откуда же вы, прекрасная нэри, и как оказались в гостях у второго рода? — спросил мужчина, присаживаясь в массивное кресло, стоящее возле столика.

— Я — путешественница, и просто обожаю посещать новые места и города, — ответила с легкой улыбкой Леля, но при этом чувствовала себя как напряженная струна. Она беспокоилась о том, чем обернется в итоге это новое знакомство, поэтому держалась весьма настороженно, впрочем, никак не показывая этого своим собеседникам. 

— Неужели вы путешествуете без сопровождения? — удивленно вскинул бровь нэр Товас. — Такой красивой девушке путешествовать одной совсем небезопасно в наше время! И все-таки вы не сказали мне, откуда вы?

— Нэри Леля путешествует вовсе не одна, а в компании с одним … — Сеттиан вдруг решил включиться в разговор, но внезапно на полуслове был прерван истошным испуганным воплем Лели. Подпрыгнув в кресле от неожиданности, Сеттиан взволнованно посмотрел на взвизгнувшую девушку. — Леля?! Что случилось?

— Ох, простите меня великодушно, но мне показалось, что я увидела что-то темное и копошащееся вон в том углу, — девушка взволнованно приложила одну руку к неистово колотящемуся сердцу, а другую поднесла к лицу в попытке скрыть потрясение. — Я так боюсь разных насекомых и грызунов. Еще с детства просто впадаю в ужас при виде хоть кого-то из них.
Сеттиан, выслушав сбивчивые объяснения, кинулся в указанный угол, чтобы осмотреть все на месте. Нэр Товас же в этот момент бросил быстрый и оценивающий взгляд на девушку, но, заметив ее дрожащие губы и стоящие в глазах непролитые слезы, успокоился и развернулся к дверям гостиной, чтобы позвать мажордома. Леля в этот момент еле сдерживала яростное возмущение. Сеттиан чуть не проговорился насчет нее и Бара. Неизвестно, что бы успел этот простодушный вампир сообщить своему знакомому про нее. Не то чтобы она была против рассказать о себе, но этот странный нэр Товас не вызывал у нее ни доверия, ни желания откровенничать. Поэтому пришлось быстро выкручиваться и изображать пугливую дуру, страдающую фобиями и предрассудками в отношении милых грызунов. Изобразив, что вот-вот у нее начнется истерика и тоскливый плач, девушка одновременно получила не только платочек и успокоительный чай, который принес по велению нэра Товаса дворецкий Викенс, но и передышку в разговоре. То что этот разговор продолжится, было ясно с самого начала. Этот нэр Товас не успокоится, пока не узнает все подробности ее пребывания в доме второго рода Таллейн, а значит за это время надо не только придумать правдоподобную версию, но и не допустить, чтобы вампир испортил ее историю своими неподходящими комментариями. 

Пока Леля успокаивала свои нервы принесенным чаем и большущим шоколадным пирожным, а Сеттиан устраивал допрос прислуге по поводу незаконного проникновения на территорию гостиной мелких пакостников, нэр Товас Далиан пытался собрать воедино разбредающиеся в голове мысли. Держа в руках бокал, он изредка делал глоток и бросал быстрые, едва заметные взгляды на девушку, сидящую напротив него. Сейчас он был благодарен внезапно возникшей паузе, поскольку его хваленое хладнокровие дало трещину. И всему причиной была она.… Когда он увидел ее, такую же красивую и желанную, ему показалось в первый момент, что земля просто уходит из-под ног: «Прошло двадцать пять лет, а она ни капельки не изменилась! Как такое могло быть? И почему вернулась снова и где пропадала все это время? И она как будто даже не узнала его?! Или сделала вид, что не узнала?». Нэр Товас снова посмотрел на девушку, аккуратно допивающую чай, но не заметил на ее лице, как и несколько минут назад, какого-то притворства или обмана. Девушка и правда не узнала его, или же, что абсолютно невероятно, это была не Амалия.

— Леля, прошу прощения! — Сеттиан наконец-то разобрался окончательно с прислугой и, переведя дух, снова уселся в кресло, попутно сцапав на ходу вторую чашку с чаем и оставшееся после «лечения нервов» одинокое пирожное. — Даже представить себе не могу, как они могли пробраться сюда? Возможно, ловушки разрядились?!

— Сеттиан и вы, нэр Товас, тоже простите меня за эту слабость, — Леля припомнила из своего арсенала замечательный взгляд «раскаивающаяся невинность» и теперь уверенно демонстрировала его своим собеседникам. — Возможно, мне просто показалось? Но я не смогла сдержать свои эмоции, к сожалению… Мне так стыдно!

Мужчины по очереди заверили девушку, что все в порядке и не нужно стыдиться своих слабостей, тем более для женщин это вполне нормальное явление — бояться чего-либо, иначе бы мужчинам не суждено было совершать подвиги и спасать прекрасных дев от любых опасностей и напастей. Увидев очаровательную улыбку на лице их прекрасной собеседницы, мужчины вздохнули с облегчением, понимая, что их увещевания не прошли даром, и девушка спокойна и больше не будет бояться. 

— Надеюсь, это досадное недоразумение с моими страхами не омрачит рассказ? — Леля слегка смущенно улыбнулась. — Я помню, что вы, нэр Товас, спрашивали меня о том, с кем я путешествую? Сеттиан как раз начал рассказывать о том, что я путешествую с одним из моих братьев. А сами мы из Мирдаила, встретили случайно Сетта пару дней назад, и он пригласил нас погостить несколько дней в своем доме. Я еще раз от имени себя и брата благодарю тебя, Сеттиан, за это приглашение. 

— Д-да, конечно, Леля, — вампир чуть не поперхнулся чаем, услышав такое вольное изложение всех событий. Но увидев, как притворщица с ласковой и очаровательной улыбкой смотрит на него, не отводя внимательного взгляда, решил не выяснять, почему девушка не рассказала правду. — Не стоит благодарности, я очень рад, что вы приняли с братом мое приглашение и очень жаль, что вы уже уезжаете.

— Что? Леля, вы уезжаете? — нэр Товас почувствовал, что девушка, как две капли воды похожая на Амалию, может исчезнуть до того, как он что-то еще узнает про нее. — Неужели вам не понравилось в Фаленсии?

— Что вы! Очень понравилось, но у нас с братом еще есть дела, которые не терпят отлагательств. Мы и так задержались, — Леля беззаботно улыбнулась.

— Но, возможно, вы бы согласились еще немного погостить здесь? — нэр Товас внимательно смотрел на девушку, ловя все оттенки эмоций на ее лице. — Неужели ваши дела настолько неотлагательны, и вы совсем не можете задержаться? Хотя бы еще на пару дней? У нас в Фаленсии столько прекрасных мест, и я был бы счастлив показать вам их. 

— Увы! Но, к сожалению, мы действительно не можем больше задерживаться, — Леля еле сдерживала негодование, пытаясь все еще вежливо «отшить» навязчивого нэра, не понимая, почему тот так настойчиво хочет показать ей местные достопримечательности. Чувствуя в этом какой-то подвох, девушка всеми правдами и неправдами пыталась отказаться от столь приятного приглашения.

— Что ж, очень жаль, — нэр Товас слегка разочарованно улыбнулся. - Но надеюсь, что вы еще приедете к нам с визитом.

— Конечно, всенепременно, — заверила его девушка, про себя бесшумно и с облегчением выдыхая. Ее все еще беспокоил внимательный и цепкий взгляд гостя. Сеттиан, до этого кидавший недоуменные взгляды то на нэра Товаса, то на Лелю, хотел что-то сказать, но был прерван внезапно открывшейся дверью в гостиную. 

— Папочка! — Люсия практически вбежала в комнату и кинулась к отцу с радостной улыбкой. — Какой неожиданный сюрприз! Ты не говорил, что приедешь.

— Да, я решил все спонтанно и перешел порталом, — нэр Товас поднялся из кресла и обнял подошедшую девушку, приняв от нее, в свою очередь, легкий поцелуй. — Решил проведать тебя.

— У меня все хорошо, но Лесскиан опять куда-то уехал на пару дней, — Люсия недовольно поджала губы. — Не успел приехать, как собрался второпях и снова исчез. 

— Он что-то говорил тебе перед отъездом? — нэр Товас обеспокоенно посмотрел на дочь, забыв о том, что они не одни в комнате. Но уже через мгновение спохватился и, развернувшись к молча сидевшим молодым людям, извинился. — Простите, но мы вас покинем ненадолго. Нужно обсудить семейные вопросы. 

Получив заверения в том, что все в порядке, нэр Товас бросил еще один быстрый взгляд на Лелю:

— Нэри Леля, я надеюсь, что еще увижу вас на обеде сегодня?

— Конечно, — ответил вместо девушки Сеттиан. — Они уезжают после обеда. Их багаж сейчас как раз собирают слуги.

— Замечательно! Что ж, мы оставим вас, — нэр Товас слегка поклонился и, пропустив свою дочь вперед, вышел из гостиной.
После их ухода с лица Лели слетело веселое и благодушное выражение, и она нахмурилась, сверля злым взглядом чашку с остывшим чаем в своих руках. Она даже на мгновение забыла, что находится не одна, и слегка вздрогнула, когда услышала вопрос Сеттиана:

— Леля, все в порядке? Почему ты назвала Бара своим братом?

— Почему? — девушка холодно взглянула на вампира, смотрящего на нее сейчас простым и открытым взглядом. — Потому что не хочу кому попало рассказывать правду о нас с Баром. 

— Но нэр Товас не кто попало! Мой брат скоро женится на его дочери, — казалось, Сетт абсолютно не понимал, почему девушка была против его будущего родственника. 

— Ну, а каким боком это ко мне относится? — Леля усмехнулась. — Он же не ко мне в родственники набивается. Так что не вижу никакой причины посвящать его во все подробности нашего с Баром появления. 

— А почему ты тогда мне все рассказала?

— Потому что ты внушаешь доверие, — Леля тепло улыбнулась зардевшемуся от комплимента хозяину дома. — В отличие от твоего гостя. Прости, Сетт, но мне нужно привести себя в порядок, а также подготовиться к выезду. Да и Бар куда-то пропал.

— Конечно, — Сеттиан, галантно встав с кресла, проводил девушку до двери. — До встречи на обеде.

— До встречи, Сеттиан, — девушка улыбнулась на прощание и направилась к лестнице, ведущей на второй этаж. 

***

— Расскажи мне все, что знаешь про гостей Сеттиана! — не терпящим возражений тоном заявил Товас Далиан, едва закрыв дверь, ведущую в покои его дочери. — Как они появились здесь и что говорили?

— То есть мои дела тебя совершенно не волнуют? — воскликнула Люсия, возмущенно смотря на отца. — Какие-то проходимцы тебе важнее дочери?

— Как ты верно заметила, ты — моя дочь. И поверь мне, я уже услышал и увидел вполне достаточно, чтобы понять, что с тобой все в порядке, — нэр Товас усмехнулся, наблюдая как его дочь, убрав показное негодование, холодно улыбнулась и присела в одно из мягких и удобных кресел, стоящих возле кофейного столика.

— Я не очень много знаю, — начала рассказ Люсия, дождавшись, когда отец устроится напротив нее. — Они появились пару дней назад вместе с Сеттианом. Выглядели как самые настоящие оборванцы: оба в лохмотьях, грязные и без какого-либо багажа. И мне кажется, что они никакие не брат и сестра. Никакого внешнего сходства.

— Это все? — нэр Товас смотрел на дочь недовольно. — Неужели ты не смогла собрать больше информации за пару дней?

— Я — не один из твоих шпионов, — огрызнулась девушка, нахмурившись. — Не думала, что тебя так заинтересуют какие-то оборванцы.

— Конечно, ты — не один из моих шпионов, — усмехнулся мужчина. — Иначе я бы уже выслушивал полный отчет обо всем, что здесь происходило за это время. А так я вынужден довольствоваться только общими сведениями от тебя. 

— Почему они так тебя интересуют?

— Я не могу пока тебе этого сказать, — отрезал нэр Товас. — Я пока еще и сам не уверен в том, что хочу узнать про них. Но ты точно уверена, что они в разговоре никогда не упоминали имени Амалия или что-то похожее на это?

— Нет, я такого не припомню, — пожала плечами девушка.

— Хорошо, — нэр Товас на некоторое время замолчал, задумавшись, но потом, словно приняв некое решение, бросил внимательный взгляд на дочь. — Лесскиан что-то говорил тебе перед отъездом?

— Практически ничего, — Люсия пожала плечами. — Только то, что ему срочно нужно уехать на несколько дней. Бросил пару слов про опасность и свой отряд.

— Что он сказал об отряде и опасности? — мужчина даже слегка наклонился вперед, нетерпеливо ожидая ответа.

— Сказал, что выжил только он. А также упомянул, что-то про Орден отступников.

— Он не сказал, как ему удалось спастись?

— Нет, — Люсия нам миг нахмурилась. — Ты что-то знаешь про нападение на него?

— Конечно нет, — Товас неопределенно пожал плечами, равнодушно смотря на дочь. — Я и не предполагал, что на него кто-то решится напасть возле самой границы. Он написал мне об этом, — мужчина бросил быстрый и непонятный взгляд на девушку. — Вы говорили о сроках свадьбы? И, кстати, ты вручила ему свой подарок на помолвку, который я тебе отдавал?

— Да, конечно, вручила. Еще до его отъезда, — Люсия внимательно смотрела на отца. — Этот подарок как-то связан с нападением на него?

— Конечно нет, — нэр Товас возмущенно посмотрел на дочь. — С чего у тебя возникли такие мысли?

— Просто ты никогда и ничего не делаешь просто так! — Люсия слегка повысила голос, внимательно смотря на отца. 

— Это был просто подарок! — мужчина вздохнул и, сделав взгляд более ласковым, продолжил. — Ты же знаешь, как важен твой союз со вторым родом для нас!

— Еще бы мне не знать! Это же я, а не ты выходишь замуж за вампира! — гневно воскликнула девушка, зло смотря на отца. 

— Но ваш брак прекрасно усилит наши позиции в Первом Круге Теней!

— Ты хочешь сказать — твои позиции? — прищурив глаза, девушка все еще гневно смотрела на родителя. — Мое мнение, конечно, тут совершенно не учитывалось!

— Не понимаю, что тебя не устраивает в этом браке? Лесскиан — наследник второго рода, и он явно неравнодушен к тебе.

— Возможно, но я не чувствую к нему то, что хотела бы чувствовать по отношению к своему будущему мужу.

— Это не важно, милая, — нэр Товас примирительно улыбнулся. — Главное, что ты ему нравишься. Наследник второго рода готов породниться с нами. Это гораздо важнее, чем отсутствие пылких чувств с твоей стороны. 

— Я думала, положение нашей семьи позволит мне не выходить замуж из соображений твоих политических амбиций, отец. Неужели родство со вторым родом так важно для тебя, что ты готов пожертвовать мной, своей единственной дочерью?

— Не надо этих мелодрам, дорогая! — нэр Товас скривился, внимательно наблюдая за раскрасневшейся от гнева дочерью. — Неубедительно! И потом, что ты так переживаешь? Это только в сказках после свадьбы все живут долго и счастливо, а в реальной жизни все по-разному бывает. 

— Да? — Люсия недоверчиво приподняла брови, не отрывая пристального взгляда от отца. — Действительно, по-разному бывает. 

— Наследник второго рода — отличный вариант для тебя. Он богат, влиятелен, входит в Первый Круг Теней, и ты ему нравишься. Я просто не могу упустить такую возможность, Люси.

— Но ты обещаешь, что я буду счастлива?

— Конечно, моя дорогая, — нэр Товас цинично усмехнулся. — Это прекрасная партия, но ты же понимаешь, что даже вампиры не вечны. А учитывая, что твой жених прямо-таки обожает попадать в разные переделки и выяснять отношения, при этом не думая совершенно о своей безопасности, есть у меня опасения, что когда-нибудь это закончится слишком плохо для него.

— Считаешь, мне, как его любящей невесте и будущей жене, нужно беспокоиться за него? — Люсия очаровательно улыбнулась, и в ее глазах отразилась тревога.

— Несомненно, милая, — мужчина усмехнулся. — У тебя это уже хорошо получается. Еще немного потренируешься, и все будет идеально.

— Как скажешь, папочка, — девушка холодно усмехнулась. — Так ты мне скажешь, чем тебе так интересны эти проходимцы? Раз уж ты не посвящаешь меня ни во что другое, что касается Ордена отступников и твоей роли в этом.

— Не сейчас, детка, — мужчина снова задумался. — Тебе не нужно знать всего этого. Не забивай свою хорошенькую головку этими вопросами. Тебя сейчас должна заботить твоя свадьба и новый гардероб, полагающийся по статусу замужней даме из второго рода Таллейн. А эти дела оставь мужчинам.

— Хорошо, — Люсия расслабилась и решила перевести разговор. — Ты надолго?

— Нет, сегодня вернусь обратно в имение, — ответил мужчина и, остановив девушку, собиравшуюся что-то сказать, продолжил. — Ты пока останешься здесь. Твой жених скоро вернется, как и обещал. Что он подумает, если не найдет тебя в своем доме?

— Хорошо, — Люсия согласно склонила голову, но в глазах ее явно читалось неудовольствие. — Ты прямо сейчас возвращаешься?

— Не совсем, — нэр Товас снова на мгновение ушел в себя. — Сначала я хочу пообедать в этом доме. 

— Только не говори, что тебе интересна эта оборванка с дороги.

— Я и не говорю, — мужчина холодно и предупреждающе посмотрел на дочь. — Я тебе потом...

— Да-да, я все это уже слышала: ты мне потом расскажешь и так далее, — Люсия снова гневно смотрела на отца. — Только мне кажется, что тебе она понравилась. Поэтому ты и решил остаться на ужин.

— Не говори ерунды, Люсия, — сурово отчитал дочь мужчина. — Ты фантазируешь. Я оставлю тебя. Приготовься лучше к ужину, чтобы не позорить ни меня, ни себя.

На последней фразе нэр Товас встал и направился к двери, бросив на ходу недовольный взгляд на сидящую в кресле девушку. Люсия проводила взглядом уходящего отца, и как только дверь за ним закрылась, выдохнула сквозь зубы, еле сдерживая злость: 

— Это ты думаешь, что я настолько наивна, чтобы не заметить твоего нового увлечения!

***

Четверка весьма сурового вида мужчин и одна хрупкая девушка покинули гостеприимную таверну в Лендеке, вызвав тем самым облегченный вздох у управляющего, только после обеда. Несмотря на неотложность дел и обострившуюся ситуацию, Дамиан все же настоял, чтобы Кристиан и Рин привели себя в порядок и хотя бы пару часов поспали. Ведь им снова предстоял неблизкий путь до границы земель, а выглядели они после предыдущего путешествия весьма неважно. Таким образом, отправив друзей отдохнуть на пару часов, господин ректор смог выделить время, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию и собрать все необходимое в дорогу. И сейчас, когда они, переместившись с помощью стационарного портала, оказались в точке, наиболее приближенной к нужному переходу за темную завесу, снова пришлось сесть на лошадей. Лиля, после долгих уговоров и непреклонных увещеваний, настояла на том, чтобы передвигаться верхом самостоятельно. Она понимала, что тем самым задерживает снова их отряд, но и ехать опять вдвоем с Дамианом — значит задерживать их передвижение еще больше. Она постаралась вникнуть во все, чему ее учили мужчины и, вняв их советам, держалась теперь на лошади гораздо увереннее. Ни о какой лихой скачке, конечно, и речи идти не могло. Но тем не менее, девушка старалась поддерживать взятый темп и не отставать. Ехала она сейчас рядом с Дамианом, который, пользуясь тем, что у них есть вполне приличное количество свободного времени, решил узнать более подробно о Фаленсии, пытая сопровождающего их вампира:

— Лесскиан, расскажите более подробно о Фаленсии.

— Что вас конкретно интересует? — Лесскиан чуть повернул голову, внимательно смотря на ехавшего рядом с ним господина ректора. — Вы спрашиваете из научного интереса или же преследуете другие, более меркантильные интересы?

— Если я отвечу, что и то, и то — это будет слишком навязчиво? — рассмеялся Дамиан. — Мне действительно интересно ваше государство и с точки зрения науки, и с экономической стороны в плане налаживания торговых отношений и, возможно, обмена опытом и знаниями в магии. Видите ли, в своем мире я занимаю довольно высокий пост, как связанный с наукой, так и с развитием отношений между мирами, а ваше государство давно вызывает не только у меня живейший интерес. Но, к сожалению, все попытки что-то узнать про ваш жизненный уклад, магию, способности были не очень удачны. Мы очень мало знаем о вас и вашем государстве. К тому же, мне это еще интересно и потому, что я — некромант. А как вы знаете, некромантия и темная магия — это очень близкие друг другу виды магии. И разница скорее обусловлена тем, конечно, это мое предположение исключительно, что мы находимся в разных мирах. Вы как думаете?

— Мне сложно судить, — пожал плечами Лесскиан. — У меня не было возможности сравнить наши виды магии, чтобы появилось какое-то мнение по этому вопросу. Если хотите, мы можем через некоторое время попробовать что-то вместе. Возможно, это даст вам больше информации.

— Это было бы замечательно! — Дамиан довольно улыбнулся. — Как быстро идет восстановление ваших сил?

— Физических — гораздо быстрее, чем магического резерва, — задумавшись на мгновение, ответил вампир. — Но через пару дней, думаю, восстановлюсь полностью. Тогда и можем попробовать. 

— Отлично! — Дамиан с довольным видом погрузился в свои мысли, в которых уже с явным предвкушением осваивал новые виды магии и заклинаний. Лиля, наблюдая за любимым мужчиной, только улыбнулась, видя, что господин ректор снова в своей стихии и явно счастлив. Она снова, как и пару часов назад, задумалась о своей подруге и о той вероятной опасности, которой Леля могла подвергнуться. А также она постоянно возвращалась мыслями к тому, что ее подруга может оказаться и не человеком вовсе. Сейчас она перебирала все варианты, как могла ее подруга оказаться потомком кого-то из Фаленсии. Что она знала о родителях Лели? Может быть это был кто-то из них? Например, ее мама или бабушка. Она пыталась вспомнить, как выглядела мама Лели. Была ли она тоже блондинкой с фиолетовыми глазами? Но как ни пыталась, отчего-то Лиля никак не могла припомнить, какая внешность была у Анны Волковой — мамы Лели. Причем, она была уверена, что видела ее неоднократно, а также помнила, что у подруги в комнате всегда была целая масса фотографий, которые ей присылали родители из разных мест. Но как только она пыталась вспомнить их лица, отчего-то мысли разбегались, а в памяти было словно белое пятно перед глазами вместо улыбающихся лиц. 

— Вам не нужно беспокоиться о подруге, — вдруг размышления девушки были прерваны тихим голосом Лесскиана. — Я уверен, что с ней все будет в порядке. Мы успеем до того, как кто-то осмелится причинить ей вред.

— Надеюсь, что вы правы, — Лиля взглянула в глаза ехавшего рядом с ней вампира. Он тоже, в свою очередь, не отвел взгляда, а продолжал внимательно на нее смотреть. 

— У вас очень интересная внешность, — вдруг перевел разговор Лесскиан. — Весьма необычная для человека.

— Да, я это слышу с самого детства, — улыбнулась Лиля, только сейчас заметив, что Дамиан, пока она была в раздумьях, поравнялся с ехавшими позади них Рином и Кристианом и о чем-то тихо переговаривался с ними. — Тем не менее, я — человек.

— Да, я вижу, — Лесскиан беглым взглядом окинул лицо и фигурку девушки. — Вы не очень хорошо держитесь в седле. Для вас этот вид передвижения незнаком?

— Я, если можно так выразиться, никогда не была любительницей верховой езды.

— А как же вы тогда передвигаетесь на длительные расстояния? Как я понял, вы — маг, но еще пока не очень умелый?

— Да, я, как и Леля, учусь на первом курсе пока что, — Лиля весело улыбнулась. — Просто мы с подругой выросли совсем в другом мире.

— Вы пришли не из одного с вашими друзьями мира? — удивленно спросил вампир, окинув девушку более заинтересованным взглядом.

— Нет, — Лиля покачала головой. — Мы с Лелей совсем из другого мира, в котором магии практически нет и более развиты технологии. И там на длительные расстояния мы передвигается с помощью специальных машин или устройств, а верхом ездим только ради развлечения.

— Удивительно, — покачал восхищенно головой Лесскиан. — Вы расскажете подробнее о своем мире? 

— Если вам интересно, конечно, — кивнула Лиля, робко улыбаясь ехавшему рядом с ней вампиру. — А можно вам, Лесскиан, задать вопрос?

— Конечно, задавайте, — кивнул мужчина, с любопытством смотря на девушку.

— Скажите, а вы пьете кровь? — тихо спросила Лиля, ожидая реакции своего собеседника.

— Зачем? — удивился мужчина.

— Просто в моем мире есть такое представление о вампирах, что им необходимо пить кровь, чтобы выжить, — Лиля с любопытством ждала ответа. — А еще они боятся яркого солнечного света и их можно убить только деревянным колом.

— Эмм, весьма странные убеждения, — еле сдерживая улыбку, ответил Лесскиан. — Ничего из вышеперечисленного у нас нет, но убить, конечно, можно и деревянным колом, если знать, куда его правильно воткнуть. Правда, раньше, еще до перерождения и переселения в этот мир, все вампиры нашей семьи, да и не только нашей, должны были питаться энергией живых существ, чтобы выживать. Когда Тьма Изначальная предложила моему предку служить ей, он согласился еще и потому, что после перерождения и он, и его потомки могли больше не беспокоиться на этот счет. За счет перерождения и принятия новой силы нам не нужно больше питаться энергией других. И только за это наш род будет всегда благодарен Тьме.

— Простите, если обидела вас, — покаялась Лиля, робко смотря на собеседника. 

— Что вы! Никоим образом, — улыбнулся Лесскиан и вдруг, лукаво блеснув глазами,  продолжил. — А знаете, вы бы вполне могли оказаться одной из нашего рода! Мы ведь с вами довольно похожи, вам так не кажется?
Лиля в ответ потрясенно молчала, неотрывно смотря на весело улыбающегося вампира. Но потом прошлась по нему более внимательным взглядом, понимая, что он в какой-то мере прав. Действительно, если не присматриваться к выступающим клыкам, которые видны только тогда, когда мужчина улыбается, они вполне похожи, как могли бы быть похожи брат и сестра: светлые пепельные волосы Лили были, конечно, темнее белоснежных волос вампира, но одинаковые угольно-черные глаза и брови при светлой коже роднили их. Осознав этот факт, она негромко кашлянула, несмело улыбаясь в ответ на заразительную улыбку Лесскиана.

— Если бы я не была уверена, что человек, то ваше предположение было бы очень интересным, Лесскиан, — Лиля весело заулыбалась.

— Лесс, — поправил ее мужчина, продолжая также улыбаться. — Зовите меня Лесс, и можем перейти на ты.

— Хорошо, Лесс, — поправила себя Лиля. — А чем еще у вас отличаются вампиры от людей? И сколько у вас вампиров и людей, и демонов, если я правильно помню, проживает?

— Вампиры — только второй род. Кроме нас, к сожалению, больше ни один род вампиров не живет здесь. Это длинная и не очень приятная история. И мне не очень нравится говорить о том, почему так случилось. 

— Что случилось? - неожиданно раздался вопрос от третьего участника. Дамиан снова поравнялся с ними. — О чем идет разговор?

— Лесс рассказывал о вампирах своего рода и перерождении, — ответила Лиля, с улыбкой смотря на подъехавшего мужчину.

— Лесс? — удивленно вскинул бровь Дамиан, переводя взгляд с Лили на улыбающегося вампира. 

— Да, мы с Лилей решили обойтись без церемоний, — вампир чуть насмешливо смотрел на недовольного таким свойским обращением со своей девушкой мужчину.

— Просто мы говорили о том, что не будь я стопроцентным человеком, то могла быть из-за схожей внешности сестрой Лесскиана, — поспешила разъяснить ситуацию Лиля, замечая, что Дамиан хмуро смотрит на них, переводя взгляд с одного на другую. Дамиан и сам словно только сейчас рассмотрел насколько действительно они схожи внешне. «Еще одна игра судьбы? Неужели и эта странность имеет еще какое-то значение?», — подумал мужчина, но вслух решил сказать совершенно другое, оставив до поры до времени разъяснение этого вопроса:

— Лесскиан, мы обсудили с Кристианом и Рином наш план. Есть предложение ехать, не останавливаясь на короткие привалы до вашего имения. Как вы думаете, сколько нам понадобится времени, учитывая все обстоятельства нашей поездки и то, что Лиля не может передвигаться слишком быстро, чтобы добраться до вашего дома?

— Думаю, что нам придется все же заночевать в лесу. Мы не успеем добраться за такой короткий промежуток времени. Да и к тому же, не только нам нужен будет отдых, но и лошадям.

— Согласен, — кивнул Дамиан. — Я примерно так и предполагал, — обернувшись к ехавшим позади них Кристиану и Рину, чтобы сообщить, что понадобится ночной привал, он снова затем вернулся к разговору с фаленсийцем:

— Лесскиан, я бы хотел снова вернуться к нашему разговору. Вы не будете против что-то еще рассказать о вашей стране, о родах, раз уж вы подняли эту тему в разговоре с Лилей?

— Конечно, без проблем, — вампир пожал плечами. — Спрашивайте, что вас интересует. 

 ***

Леля с Баром выехали из имения второго рода Таллейн сразу же после того, как закончился праздничный обед в честь отбывающих дорогих гостей. Несмотря на прекрасные блюда и легкие разговоры, поддерживаемые за столом, девушка постоянно чувствовала пристальное и настойчивое внимание со стороны Товаса Далиана. И это внимание не давало ей покоя, заставляя нервничать и думать о том, что могло так заинтересовать в ней этого довольно-таки холодного и отстраненного мужчину. Ей не хотелось думать о том, что он мог признать в ней наследницу рода Баррейн. Иначе это могло стать самой настоящей катастрофой для нее. Она помнила, как настойчиво демон Филлис пытался проводить ее в Фаленсию, объясняя это тем, что она должна принять наследие своей семьи. Но, как и тогда, Леля сейчас не была готова к такому повороту событий в своей жизни. Она очень соскучилась по своей подруге, по Кристиану, и хотела как можно скорее вернуться домой.
Дом! Такое сладкое слово! Сейчас, вспоминая об их с Лилей комнате в ОМУМ, она радостно улыбалась, предвкушая скорое возвращение. Скоро, совсем скоро она снова будет учиться в магическом университете, жить в студенческом общежитии, ходить в таверну к Рину по вечерам и выходным, гулять с любимой подругой по магазинам. Ей казалось, что прошла целая вечность с того момента, как они отмечали наступление нового года и каникул.

Каникулы! Сколько же в итоге она потеряла времени, находясь сначала в заточении у Балахона, а потом скитаясь по дорогам и вампирским домам? Если подсчитать хотя бы примерно, то никак не меньше одной недели. Но это также значит, что от каникул точно осталось еще несколько дней, а может быть и целая неделя. Этого вполне достаточно, чтобы добраться до ближайшего портала для перемещения. И теперь, когда у них с Баром есть лошади, они будут передвигаться гораздо быстрее, и через пару дней доберутся до ближайшего портала, местонахождение которого им подсказал Сеттиан. Правда, пока Леля не понимала, как ей воспользоваться этим самым порталом: знаний по использованию арок для перемещения у нее не было никаких. Но все-таки девушка не сдавалась и не теряла надежды. Даже если она не сможет сама воспользоваться порталом для перемещения обратно в Риа, то она всегда может спокойно дождаться или найти кого-то, кто знает, как им пользоваться. По крайне мере, теперь она свободна, а это уже много значит. Не надо оглядываться на то, что кто-то караулит тебя, запирает в темнице или еще что похуже. К тому же, она в душе надеялась, что подруга и Кристиан все еще ищут ее. Так что их встреча — это всего лишь  вопрос времени, которого теперь у нее очень много, как и свободы. 

— Почему Леля решила не дожидаться старшего брата Сеттиана, чтобы воспользоваться его способностями и сообщить о своем местонахождении? — вдруг прервал ее размышления Бар, который ехал с ней рядом и довольно уверенно держался в седле.
Леля взглянула на андроида, который хоть и сидел первый раз в седле, тем не менее, чувствовал себя верхом очень хорошо. Даже на миг позавидовав такой быстрой обучаемости и адаптации, девушка поймала направленный на нее взгляд карих глаз с блестевшими оранжевыми точками зрачков:

— Что ты скажешь о Товасе Далиане? — вместо ответа спросила девушка.

— Человек, возраст 55 лет. 

— Хорошо, — вздохнула Леля, напоминая себе, что постоянно забывает о том, как следует формулировать свои вопросы для робота. — Меня не интересуют его биологические параметры. Тебе не показалось, что он как-то странно рассматривал меня?

— Нет, Бар ничего такого не заметил.

— Да, жаль, что ты не ешь ничего. Мне тебя не хватало за обедом.

— Что Бар может сделать, чтобы исправить ситуацию?

— Ничего, — улыбнулась Леля, смотря на андроида. — Не думай об этом. Просто мне иногда хочется, чтобы ты был более человечным и более тонко улавливающим нюансы настроения. А еще, чтобы у тебя было хоть какое-то подобие интуиции.

— Интуиции?

— Да, это такое своеобразное чувство, которое ты не можешь объяснить, но оно всегда говорит тебе делать правильные вещи.

— У Лели есть интуиция?
— Да, — девушка вздохнула. — И она просто кричит мне о том, что нэр Товас весьма опасен. Поэтому я так и торопилась поскорее уехать. Не уверена, что Сетт смог бы на равных противостоять ему, если бы вдруг что-то случилось. 

— Леля думает, что этот человек каким-то образом связан с ее похитителем из замка?

— Что? А, нет конечно, — Леля улыбнулась. — Здесь явно что-то другое. У меня есть некоторые подозрения, чем нам могло обернуться это знакомство, если бы мы остались там еще на какое-то время. Но мы с тобой очень правильно поступили, что уехали так быстро, — и чуть слышно, только себе под нос уже девушка добавила. — По крайне мере, я надеюсь, что это было правильное решение. 
Через какое-то время путники увидели расстилающуюся впереди темную границу. До нее оставалось совсем немного. Леля даже слегка приободрилась и уже веселее смотрела на дорогу, по которой они проезжали, предвкушая, что совсем скоро она пересечет снова эту границу и непонятные интриги главных родов Фаленсии и вопросы вынужденной наследственности останутся позади. 

Подъехав к переходу через завесу, они остановились и затем спешились, уже пешком подходя к темной стене. 

— Помнишь, как мы с тобой провалились неожиданно сквозь границу? — хмыкнула весело Леля, с улыбкой смотря на стоявшего рядом андроида. 

— Да, помню,  — без каких-либо эмоций ответил робот, рассматривая монолитную стену. — Бар видит, что с этой стороны объект немного отличается по энергетической структуре.

— Конечно отличается, — хлопнув по плечу стоящего рядом Бара, весело ответила Леля и засмеялась. — С этой стороны не нужно никому фейс-контроль устраивать. Ладно, Бар, мне нужно отлучиться. Как только вернусь, то сразу же переходим на ту сторону и продолжаем двигаться дальше. 

— Лелю нужно сопроводить?

— Конечно нет, — Леля чуть не скривилась от такого предположения. — Я справлюсь. 
Выбрав направление, девушка углубилась немного в лес, расстилающийся по обочинам дороги, ведущей от перехода через темную границу к поселениям жителей. Пройдя какое-то расстояние, она убедилась, что никого нет вокруг и, заприметив большое дерево с раскидистыми ветвями, направилась к нему. 

Внезапно за ее спиной раздался голос, изрядно напугавший ее, и, к тому же, до боли знакомый:

— Ты совсем не изменилась за 25 лет, Амалия!

Повернувшись к Товасу Далиану, Леля судорожно сглотнула, пытаясь собрать воедино разбегающиеся мысли:

— Нэр Товас? Откуда вы здесь?

— Оттуда же откуда и ты, Амалия, — мужчина недобро усмехнулся. 

— Не понимаю, о чем вы говорите, нэр Товас! Я не знаю никакую Амалию!

— Ты можешь обманывать кого угодно, но меня тебе не удастся одурачить, — мужчина сделал в ее направлении несколько осторожных шагов. — Почему ты исчезла и вернулась сейчас?

— Повторяю еще раз, кретин ты этакий, я не знаю никакую Амалию! Меня зовут Леля, — не вытерпев, вскипятилась девушка, зло смотря на мужчину. — Прошу оставить меня в покое, иначе мой брат более доходчиво объяснит.

— Кого ты хочешь обмануть, называя этого мужчину своим братом? Лучше уж признайся, что это твой любовник!

— Да какая тебе-то разница! — уже практически орала Леля, доведенная до бешенства. — Да пусть даже и любовник! Ты мне кто? Муж, брат, отец, чтобы следить за моей нравственностью?

— Это ты сбежала перед свадьбой, оставив меня в дураках!

— Не знаю, о ком ты говоришь, но я рада, что она так сделала! И ты меня достал! — Леля сложила руки на груди и набрала в грудь воздуха, чтобы позвать Бара на помощь. Но в этот момент Товас, сделав быстрое движение, активировал заклинание, специально припасенное на этот случай, и Леля с ужасом поняла, что не может вымолвить ни слова, словно она разом онемела. 

— Все равно это было бесполезно! — мужчина усмехнулся, смотря на беспомощно открывающую рот в попытке закричать девушку. — Сейчас твоим любовником уже мои люди занимаются. Можешь с ним заочно попрощаться.

Леля в бешенстве смотрела на довольно ухмыляющегося мужчину, мечтая дать ему такой большой пинок, чтобы он летел как можно дальше отсюда. Благо, что заклинание всего лишь не позволяло ей что-то сказать, но зато она продолжала все прекрасно слышать. И сейчас она отчетливо слышала звуки борьбы в том направлении, где остался Бар. Бросив торжествующий взгляд на Товаса, Леля заметила, что тот тоже внимательно вслушивается в доносящиеся крики, и с каждой секундой его все больше охватывает замешательство. В какой-то момент она поняла, что кто бы там ни был, но Бар с ними разобрался, а значит, что всего пара мгновений, и андроид будет здесь. К сожалению, это успел понять и нэр Товас, потому что он одним резким движением метнулся к стоящей девушке, на ходу срывая с себя круглую матовую подвеску и разрывая шнурок, удерживающий ее. Крепко схватив отчаянно сопротивляющуюся пленницу, мужчина с невероятной скоростью запрыгнул в появившийся стихийный портал.

— О нет, опять меня похищает какой-то придурок! — только и успела подумать Леля, с ужасом наблюдая, как портал закрылся практически перед лицом не успевшего запрыгнуть в него Бара, с нечеловеческой скоростью примчавшегося к ней.



Елена Володина

Отредактировано: 27.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться