Наследница. Трон. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 4

Круг почета по городу был ужасно долгим. Ход кареты замедлялся из-за плотного потока людей, расступающихся перед каретой неохотно – все желали взглянуть на юную правительницу, впервые показавшуюся на людях. Было жарко и, не смотря на дополуденное время, солнце пекло нещадно. Женя стойко продолжала стоять и улыбаться, приветливо махать рукой своему народу, а в голове была лишь одна мысль: «Скорее бы все закончилось».

Широкая площадь встретила карету ее величества веселым гвалтом и громкой музыкой. Женя разглядела в противоположном ее конце высокий помост, оцепленный стражей. Очевидно, туда и нужно было пробраться через всю эту толпу. Мысленно застонав, Женя продолжала улыбаться и махать горожанам уже затекшей рукой. Александр ободряюще сжал ее ладонь. 

Наконец, карета подъехала к помосту. Руфус молниеносно выскочил из кареты, вбежав на сцену, у самых ступенек, где уже стоял Арей. Александр вышел из экипажа, подав руку Жене. Девушка торопливо приняла его помощь и ступила на землю.

- Ты волнуешься, это очень заметно, - шепнул ей мужчина. Женя кивнула, и, стараясь придать себе больше уверенности, взошла на сцену. Александр неотступно следовал за ней. Руфус встал рядом с ним, Арей остался у ступенек, в тени декораций. И без того галдевшая толпа взревела, увидев императрицу. Женя улыбнулась, помахав рукой своим подданным.

- Да здравствует юная императрица! – доносилось с разных сторон. Но, тем не менее, Женя чувствовала напряжение, витавшее в воздухе. Вперемешку с доброжелательностью и бурей других эмоций, исходившей от толпы получался весьма внушительный букет, вызывавший чуть ли не тошноту. Женя ощущала волны эмоций, словно каждая из них обладала запахом. Ненависть – липкая, приторно-сладкая обволакивала, окутывала, заставив девушку поежиться.

- Обруч, - проговорила девушка. – Мне нужно его снять, сейчас же. Слишком много лжи вокруг. Я ее ощущаю физически.

- Нельзя снять обруч прилюдно, - возмутился Руфус. – Постарайся быстрее закончить свою речь.

- Кто-то наблюдает за мной, - произнесла Женя в сторону Александра.

- На тебя смотрят все жители Шархары, милая, - вздохнул Руфус. Но Александр всерьез воспринял волнение императрицы, покинув высокий помост. Девушка заметила, как он подошел к начальнику тайной стражи, что-то тихо сказав. Нарувир кивнул, жестом подозвав несколько подчиненных, и все они ушли из поля зрения девушки.

- Прошу внимания! – разнесся над разбушевавшейся толпой голос Руфуса, усиленный магией. Горожане притихли. – Ее величество Мерелин Д’Оворт, дочь Эсилиора Четвертого!

- Светлый выродок, - выкрикнул кто-то из собравшихся. Тут же подоспели стражники и увели нарушителя под руки. Руфус остался непоколебим, ничем не выказывая недовольства. Он указал рукой в сторону императрицы, поклонившись ей. Девушка улыбнулась своему советнику, шагнув к краю сцены.

- Приветствую вас, жители и гости Шархары, - проговорила Женя, раскинув руки. Ее звонкий голос разнесся по площади. – Поздравляю всех нас с праздником, посвященному окончанию трехсотлетней кровопролитной войны. Империя переживала разные времена и разных правителей. Великой она стала не только благодаря императорам, но благодаря своему народу – пережившим все невзгоды и готовым на все, ради ее благополучия. – Толпа взревела, рукоплеща. – С праздником, жители и гости Шархары. С праздником, Сайтар! Объявляю начала праздника! Да здравствует великий народ великой Империи!

Мимо стражи, к помосту проскочила маленькая девочка с небольшим букетом полевых цветов в руках. Один из стражников успел схватить ее за шиворот поношенного платья, грозно встряхнув. Девчушка, насупившись, пыталась извернуться, да еще и задеть стражника меленьким кулачком. Женя еле сдержала смешок.

- Отпустить, - приказала она. Лицо стражника недоуменно вытянулось, и он перестал трясти девочку. Та, тоже перестав вырываться, восхищенно смотрела на улыбающуюся императрицу.

- Слышал, что тебе ее величество сказала? – победно изрекла малышка. Притихшая толпа взорвалась хохотом. Стражник, недовольно поджав губы, все же выпустил девочку из рук. Та, поправив платьице, подошла к самому краю сцены и встала на цыпочки, но над сценой появилась только русая макушка. Тогда девочка подняла над головой руку, протягивая императрице букет.

Женя тихо рассмеялась. Толпа заинтересованно наблюдала за происходящим.

- Руфус, подними ее на сцену, - проговорила Женя.

- Джейн, - попытался тихо возразить хранитель, но, поняв, что спорить с подопечной бесполезно, подошел к краю сцены и втянул девчонку на помост. Удивленно ухнув, озорная малышка подошла к ее величеству, протягивая букетик. Женя присела напротив девчушки и приняла цветы. Поблагодарив, она протянула руки для объятий. Удивленно взвизгнув, девочка повисла на шее у императрицы. Зрители ободряюще заулюлюкали.

- Сама императрица меня обнимает. Мамке расскажу, не поверит, - восторженно прошептала девочка. – Вы такая красивая.

Женя легонько отстранила ее от себя, улыбаясь.

- Спасибо, и ты очень красивая. А сейчас беги к маме, потому что мне тоже пора, хорошо?

Девчушка кивнула и убежала в сторону ступенек. Чуть погодя Женя видела, как она прошмыгнула мимо стражи в толпу.



Надежда Салихова

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться