Наследница. Трон. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 31

Женю смогли разбудить только тогда, когда все вещи уже были собраны, а лошади оседланы. Императрица с трудом поднялась. Высохшие во сне волосы торчали в разные стороны и стали похожи на гнездо.

- Теперь тебе нужно опасаться в пути птиц, - поддел Маирлана. Женя надула губы, но ничего не ответила. Кое-как пригладила руками торчащие завитки и заплела волосы в косу, закрепив на конце куском веревки, любезно пожертвованной воровкой. Говорить не хотелось совсем, горло при каждом глотке саднило. Голова казалась чугунной, и каждый звук отражался звоном колокола. Молча она набросила на плечи плащ, свернула лежанку, прикрепила ее к седлу и забралась на лошадь, махнув рукой на умывание.

Двинулись в путь.

Бодрыми и выспавшимися, как всегда были Арей и Шерра. Те, очевидно, не страдали кошмарами и бессонницами, все время переговаривалась, переглядывались и в целом раздражали своим счастливым видом остальных. Александр сидя дремал, покачиваясь в седле в такт движениям лошади. Маирлана следил за сонной Женей. Вид у нее был болезненный. Лицо бледнее обычного, глаза слезливые. Простыла, очевидно, но виду старается не подавать. Безрассудное упрямство. Он ничего не сказал, но продолжал время от времени оглядываться с беспокойством на девушку.

Надин была словно сама по себе. Она не слушала разговоров графа и воровки, не встревала в перепалки, никогда не разговаривала с Маирланой. Просто шла вперед вместе со всеми, но одна. Девушка удивлялась своему спокойствию. Это ведь не про нее. Она устала, ей опостылело трястись верхом, спать на земле и есть эту мерзкую кашу. Ей опостылело видеть, как Александр крутится вокруг обожаемой всеми Жени, практически не обращая внимания на нее.

Но больше всего злило, что в случае опасности она будто забывает о себе и готова защитить Женю. Свойства ли это Тени, или ее личное желание – она не понимала. Все запуталось, сплелось так, что уже было не разобрать, где долг, а где ее собственные стремления. Женя единственная в этом мире, кто не дает Надин забыть кто она. И за это девушка была отчасти благодарна императрице. По сути, они оказались в одинаковом положении – брошенные в гущу событий против своей воли. Брошенные выживать любой ценой. Только вот кому-то достается все – и власть, и мужчина. А кому-то копье и отсутствие выбора.

На коротком привале путники перекусили остатками сушеного мяса и ягодами, которые собрала Шерра. Из провизии остались только крупы, и тех было не достаточно на день для такой большой компании. Женя все же удосужилась сходить к реке и умыться, но легче себя не чувствовала. Усталость наваливалась и единственное, чего хотелось, это принять горизонтальное положение и не вставать как минимум неделю.

- Нам нужно выезжать на тракт, - сказала Александр. Выглядел он уже гораздо лучше, чем с утра. – Провизия закончилась, корм для лошадей тоже. Ну и, - он кивнул в сторону. Все посмотрели на Женю.

- Если мы выедем на тракт, то все подумают, что урги восстали, - фыркнула воровка.

- Кто такие урги? - тут же поинтересовалась Женя, вспоминая, читала ли она о таком, но на ум не приходило ничего. Александр усмехнулся ее жажде знать все.

- Это мертвецы, которые ожили, - пояснил Арей.

- Как интересно, - пробормотала Женя задумчиво.

- Вообще-то не очень, - возразила Шерра. – Скорее жутко. Укушенный ургом тоже становится ургом.

- А укушенный оборотнем? – спросил Арей, широко улыбаясь.

- А укушенный оборотнем лишается части тела, за которую укусили, - сказала воровка. На лице появилась хищная улыбка.

- Идем на тракт, - заключил еще раз Александр и сел на коня. Еще один день пути и они дойдут до цели. Только бы продержаться.

 

Из леса вышли ближе к сумеркам. Александр велел Жене накинуть капюшон плаща на голову и не снимать при посторонних. Амулеты берегут от нюха Стража, но не сберегут, если они столкнуться с ним лицом к лицу. Сам мужчина поступил так же – скрыл в тени широкого капюшона лицо.

На тракте было людно, несмотря на вечерние часы и практически конец империи. Тянулись обозы, шли повозки, в основном в сторону столицы. Окраина выживала благодаря урожаю с полей и хозяйству. Что-то удавалось продать в столицу или близлежащие города и деревни, что-то оставалось на зиму, а что-то для посева на следующую весну.

Земли здесь были не самыми плодородными – каменистая сухая почва, недостаток воды. Деревни позажиточней, прибегали к помощи магов. Те заговаривали урожай на всходы. Хорошо, если в деревне имелся свой маг, а иначе заезжие через одного оказывались шарлатанами и селяне теряли и деньги, и урожай. Те, кто не имели возможности купить мага, уповали на милость случая и дождливое лето.

Вскоре путники подъехали к придорожному трактиру с покосившейся, но яркой вывеской, гласившей «Пристанище тролля». Здание было большое, в два яруса. Сколочено из досок и обмазано глиной. У коновязи практически не было свободных мест. Снующий между лошадьми мальчишка проворно задавал им корма и подливал воды. Завидев новых клиентов, он подбежал, встал перед лошадью Александра и погладил ее по морде.

- Места в конюшне только остались, господин, - сказал паренек. Голос у него был звонкий, ребяческий. Вздернутый носик и торчащие в разные стороны вихры придавали ему сходство с домовенком. Женя умилилась, рассматривая худенького, невысокого парнишку.



Надежда Салихова

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться