Наследница Великого Тёмного

Размер шрифта: - +

Глава 23

Вокруг снова клубился бесплотный туман, но в этот раз он не был бесцветным. Теперь её мучила темнота, сгущаясь, надвигаясь, предупреждая. На неё надвигалось что-то, Таисса это чувствовала. Что-то сродни беспощадному предчувствию катастрофы, которое на неё накатило, когда она встретила своего отца в маленьком домике в Вермонте и угадала в нём незнакомца ещё до его печального признания.

А потом туман рассеялся, и она почувствовала под ногами мокрую траву. Лунный свет упал ей на лицо, освещая близлежащие могильные плиты, и Таисса поняла, что стоит на давешнем кладбище.

Снова временная петля? Та ночь, когда наёмник захватил её врасплох, только сейчас случится что-то куда хуже?

– Что ж, – произнесла она вслух, и сама изумилась твёрдости в своём голосе. – Я готова.

Ей не пришлось долго блуждать.

Ноги словно сами вынесли её на нужную тропу. Лунный свет стелился под ноги, кладбище было пустынно и тихо, и лишь букеты да потухшие после дождя свечи напоминали о том, что сюда приходили и живые.

Таисса вздрогнула, увидев дату на одной из свежих могил. С того дня, когда она побывала на этом кладбище в прошлый раз, прошло более двадцати лет. Где был тот молодой человек, с которым она говорила? Женился ли снова – или так и приходил каждый вечер к той же могиле, забыв обо всём на свете?

А потом Таисса остановилась. Механически, будто все шестерёнки, приводящие её тело в движение, разом пришли в негодность.

Имя, выбитое на расколотой пополам плите. Ни даты рождения, ни даты смерти. Те, кто устанавливал эту плиту, знали, что Таисса появится здесь.

На собственной могиле.

Всего лишь два слова, знакомые ей с детства. Два слова, которые были ей ближе всех других, даже имени отца.

«Таисса Пирс».

Таисса ошеломлённо смотрела на серый камень. Это розыгрыш? Шутка? Великий Тёмный решил, что она слишком уж небрежно отвергла его царский дар, и решил её проучить? Да?

Нет.

– Ох, чёрт, – прошептала она. – Вы же всё это видите.

Внезапно и одиночество Дира, и безнадёжный взгляд Вернона получили самое простое объяснение.

Она не выйдет из Храма живой.

То есть, конечно, Таисса могла погибнуть и через полгода, и через год после путешествия в Храм. Явно до встречи с умирающим Верноном: он уже пережил её смерть. Но Таисса была абсолютно уверена, что это случится в Храме и нигде ещё. Иначе Великий Тёмный просто не стал бы беспокоиться.

– Всё, – негромко сказала Таисса. – Это моя могила и моё горе. Не нужно мучить моих спутников, Великий. Я твоя кровь, и я прошу оставить меня здесь одну.

Сначала ничего не изменилось. Но медленно, исподволь Таисса почувствовала, как наступает перемена. Как становится легче дышать и невидимая тяжесть, давящая на виски, исчезает. Она снова была одна в своей голове.

А затем она услышала шаги.

Таисса едва успела укрыться между колонн склепа, как показался светлый плащ, мягко стелющийся по траве.

Дир.

Он остановился и долго стоял перед могилой. Какие бы чувства он ни испытывал, какие бы слова ни хотел произнести, он держал это в себе.

Наконец он заговорил, и Таиссу мороз пробрал по коже.

– Где бы ты ни была, – тихо сказал он, – я пришёл напомнить, что сегодня утром ты сказала мне, что любишь меня. Мне нетрудно было бы напоминать каждый день, но я не хотел бы тебе надоесть.

– Ты и глухому паралитику надоешь, Светлый.

Вернон стоял в глубокой тени, надвинув капюшон. На руках его были перчатки, фигура была сгорблена, и голос звучал глухо и хрипло.

Но не узнать его было невозможно.

– Я видел её сегодня, – сказал Дир. – Я решил, что ты должен знать. В конце концов, ты рассказал мне, когда это случилось с тобой.

– И это было достойной причиной прервать мой криосон, – кивнул Вернон. – В конце концов, я просыпаюсь в последний раз. Признаться, мне настолько надоела эта морока, что я думал было устроить себе вечный сон прямо здесь, но это было бы дурным тоном.

– Мне пришлось бы тебя разбудить.

– Ещё кто кого разбудил бы, Светлый. Мои силы всё ещё при мне.

Они замолчали.

– Мне очень жаль, что у наших лабораторий ничего не вышло, – наконец сказал Дир. – Ты летишь отсюда прямо в криоцентр? Подбросить?

– Пожалуй. Не хотелось бы умереть прямо тут.

– Рассказать тебе о деталях нашей с ней сегодняшней встречи?

– Зачем? Я видел всё своими глазами когда-то. К чему освежать воспоминания?

Снова наступило молчание.

Вернон сухо засмеялся:

– Мы здесь по одной и той же причине, верно? Ждём, что она выйдет к нам в последний раз и скажет, кого из нас любит больше?



Ольга Силаева

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться