Наследница Великого Тёмного

Размер шрифта: - +

Глава 26

Таисса спустилась к лестнице первой. Привычным жестом резанула палец, и каменная плита с грохотом отошла в сторону.

Ловушки и загадки Великого Тёмного казались простыми и будничными. Храм сделался привычен ей, и Таиссе уже почти хотелось остаться. Сдаться, лечь щекой на тёплый камень и дождаться, пока костяные гиганты перенесут её тело в саркофаг и закроют плитой на веки вечные. А она будет сидеть на траве, жмуриться под солнцем, пугать бабочек и совершенно забудет, что выбрал для неё самый близкий ей Светлый.

– Ты всегда был против насилия, – с горечью сказала она, спускаясь в абсолютной темноте. – Особенно такого насилия.

– Источник, Таисса.

– Что ещё ты сделал бы ради Источника, Дир? Принёс бы в жертву Тёмного младенца? Десять? Сто? Может, распял бы парочку девственниц?

– Тихо!

Далеко внизу, куда уходили в кромешной тьме невидимые ступени, слышалось пение. И мерцали ровные огоньки зажжённых свечей, образовывая часть ритуального круга.

Таисса споткнулась. Но Вернон и говорил о некоем ритуале, не так ли? И вряд ли это действо включало в себя только соитие по обоюдному согласию.

Но почему-то ей вдруг стало страшно.

Хлоя была частью Храма, вдруг пронзила её догадка. Когда Таисса коснулась губ Дира после битвы, Хлоя знала, что между ними произошло. А теперь знала и об их с Диром разрыве, который был куда как далёк от обычной размолвки. И наверняка ждала, что они долго ещё будут выяснять отношения наверху – и дадут ей время сделать с Верноном то, о чём она так долго мечтала.

«Ей давно уже хотелось получить новую игрушку. На месте твоего друга я бы очень поостерёгся».

Таисса бросилась бежать.

– Ты свернёшь себе шею! – послышался вслед ей крик Дира. – Таисса, стой!

Он с таким же успехом мог мечтать остановить сверхзвуковой самолёт. Таисса не бежала уже – летела, едва касаясь ступеней, хрипло проталкивая в себя обжигающий лёгкие воздух.

И рухнула, когда перед ней с лязгом опустилась железная чёрная решётка.

– Ни шагу вперёд, кровь Великого, – послышался голос Раджесс. – Впрочем, я и забыла: ты и не можешь шагнуть вперёд, не так ли?

Таисса вскочила и приникла к решётке.

В центре круга из горящих свечей возвышался цельный саркофаг из тёмного камня. Таисса не видела знакомых бледно-зелёных линий, но от саркофага шла та же тёмная сила, которую она так недавно ощутила, лёжа прикованной к похожему алтарю, когда дух Раджесс пытался занять её тело.

Вернон лежал навзничь на алтаре, обнажённый и без кровинки в лице. В его груди торчал кинжал.

Таисса до боли в пальцах сжала прутья. Вряд ли Раджесс предупредила его об этой детали.

Но он дышал. Кинжал скользнул по рёбрам: на живот Вернона натекла кровь, но ранение, похоже, не было опасным. Хотя встать он не мог всё равно: разведённые в стороны запястья и лодыжки перехватывали тяжёлые металлические скобы.

Раджесс стояла над ним в сложном одеянии из тончайших золотых пластин, скрывающем грудь, низ живота и бёдра.

– Потерпи совсем немного, – нежно сказала она. – Скоро дух Великого снизойдёт на тебя, мы соединимся на алтаре, и его гробница сделается твоим якорем, как мой алтарь стал моим. Ты ведь хотел жить вечно?

Таисса выдохнула: между ним и Раджесс ещё ничего не произошло.

А потом до неё дошли слова жрицы, и Таисса в возмущении открыла рот. Что?!

– Да ты совсем с ума спятила, – выдохнул Вернон. Его губы кривились, но он был в полном сознании. – Кто снизойдёт? Сумасшедший дух? Или кости из этого гроба спляшут джигу?

Дир оказался рядом с Таиссой. Вцепился в решётку, попытался её раскачать.

– Кровь, – отрывисто приказал он.

Таисса снова провела измазанным в крови пальцем по решётке.

– Не работает.

– Дьявол!

– Так что? – подал голос Вернон. – Будем ждать, пока Великий Тёмный сделает из меня такое же бессмертное чудище, как и ты? Знаешь, в рекламном буклете оно звучало как-то по-другому.

– Только не говори, что не предвкушал эту минуту.

– Часть с кинжалом в груди была неповторимой, – согласился Вернон. – В том смысле, что повторять её почему-то не хочется совершенно.

Его голос вдруг сделался очень усталым.

– Выпусти меня, жрица. Ты прекрасно понимаешь, что ничего хорошего из твоей затеи не выйдет. Мы всё равно дойдём до Источника, Таисса Пирс погибнет, а тебе…

– Останешься ты.

На руке у жрицы сверкнул чёрным перстень. В ободок из золота была закована та же сверкающая бриллиантовая тьма, что Таисса уже видела в ключе Вернона.

– Знаешь, что это такое? – прошептала Раджесс. – Кольцо с руки Великого. Единственный ключ к Источнику. Только я знала, где в этой гробнице он был спрятан. Великий доверял мне и только мне. Даже не своей крови. Мне.



Ольга Силаева

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться