Наследница врага

Размер шрифта: - +

2

Царапая в кровь пальцы, осторожно выверяя каждое движение, останавливаясь переждать порывы ветра, Каролю все же удалось спуститься на выступ. Плотно сжатые ноги с трудом помещались на крохотной площадке. Что теперь? Нужно прыгать на ставни. Внизу, совсем рядом снова зловеще завыл болотник. «Хоронишь, тварь? Я еще поживу». Толкнувшись правой ногой, Кароль прыгнул… Руки ухватились за створ, рама жалобно скрипнула, верхняя петля вырвалась, мужчина толкнулся от стены, раскачивая готовый оторваться ставень, и ухватился за подоконник. Теперь надо сделать рывок в комнату, но ноги скользили, не находя опоры – Кроль повис над бездной.

- А теперь, пан ящерка, ползите обратно, - раздался над ухом злой шепот, горла коснулся холодный металл.

- Я не могу назад, у меня уже сил не хватит, - выдавил Кароль.

- Смог сюда, сможешь и отсюда.

На него гневно смотрели черные угольки глаз. «Врет, что голубые! О чем я думаю? Сейчас она меня толкнет и все…»

- Или я твой любовник, или покойник. Решай.

«Столкнет, точно столкнет!»

Девушка наклонилась к нему так низко, что ее локон защекотал щеку:

- Молись, пан ящерка, - голос резал кожу как острая льдинка.

И Каролю стало жутко, животный страх помимо воли завладел им. А ведь пан гетман был неробкого десятка, он не раз заглядывал смерти в лицо, он любил заигрывать с костлявой старухой, ему нечего было терять. А теперь его заставила испугаться девчонка!

Резкий рывок, и Кароль кубарем влетел в комнату, это София что есть мочи дернула его за ворот. То ли голова, то ли стены закружились, в окне запрыгала ухмыляющаяся ущербным ртом луна.

«Неужто пожалела?» Кароль встал, пытаясь прогнать растерянность и стыд. Прогоревшие дрова в камине давали совсем мало света, неясным пятном белой сорочки в углу замерла девушка.

- У меня кинжал, - пискнула она.

- Да не трону я тебя, хорошо полечила, - усмехнулся Кароль, отряхивая штаны от замковой пыли. – Спокойной ночи, панночка, - он развернулся уходить.

- Там у нас ступеньки крутые, так вы уж, пан ящерка, лучше по потолку, вам удобнее будет, - в спину полетело издевательское хихиканье.

Такое пан гетман стерпеть не мог!

- Брать я тебя, козюльку, не стану, коли не хочешь, а вот выдрать хорошенько - выдеру, - он медленно стал расстегивать ремень.

- Ты не посмеешь! – взвизгнула Софийка.

- Еще как! – Кароль снял ножны с саблей, отставляя их от греха подальше к самой двери, и, размахивая свернутым вдвое ремнем, направился к девице. Глаза успели привыкнуть к темноте, он видел, что София, выставив вперед небольшой кинжал, приставными шажками перемещается за спинку кровати. Кароль не собирался пороть насмешницу, но мстительно желал, чтобы и она испытала панический ужас, как он несколько мгновений назад.

- Задирай подол, - хмыкнул он.

- Поймай! – в дерзком вызове ни капли страха. «Чертова девка!»

- Сюда иди! – заревел Кароль, бросаясь вперед. Они закружили, огибая вросшую в пол посередине комнаты большую кровать.

«Нельзя допустить ее к двери, а то опять убежит. Может сделать рывок через ложе? Широко, не допрыгну».

- Ну, что же ты, Кароль, не догоняешь. Устал? – и опять заливистый колокольчик смеха.

«Может ее все-таки выдрать?» Погоня вокруг кровати продолжилась, девчонка была ловкой, слишком ловкой, а нога, отбитая ею, начала надсадно ныть. Кароль стал прихрамывать. Выбившись из сил, он устало примостился на кровать.

- Устал? – уже без всякой иронии встревоженно спросила София.

- Есть немного.

Девушка вдруг сама подошла и села к нему на колени, обняв за шею.

- Так хватит бегать, спать давай, - он почувствовали сладкий вкус девичьих губ. Красавица ластилась, как кошечка.

- Спать у тебя, вот на этой кровати?

- Другой у меня нет, - делано вздохнула Софийка.

- И ты меня не ударишь сейчас между ног и не придушишь подушкой? – подозрение не покидало.

- Нет, люби меня, как обещал, - робко прошептала она в самое ухо. У Кароля побежали мурашки.

- Зачем тогда гоняла? – улыбнулся он, и так зная ответ.

- Чтобы заслужил.

- А я заслужил?

- Да.

И опять горячий поцелуй: она целовала его так, как еще недавно он ее на вершине башни – отчаянно, страстно, смело. «Быстро учится!» Жупан и порты полетели куда-то в темноту. Пара сплелась в горячих объятьях. София то робела, слегка отстраняясь, то, пересиливая себя, отдавалась нескромным ласкам мужских рук. «А ведь у меня девственниц еще не было, а если не получится?» Вот зачем эта глупая мысль прилетела так не вовремя? И ничего не получилось. «Смотри, не промахнись», - вспомнились напутственные слова старухи. «Сглазила ведьма!» Кароль раздосадовано откинулся на подушку.



Луковская Татьяна Владимировна

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться