Наследник чужого рода

Глава 2

Резко открыв глаза, хватала воздух ртом, словно рыба, выброшенная на берег. Опять эти сны. Я не хочу вспоминать прошлое, но мой ребёнок станет вечным напоминанием ошибки и разбившихся надежд. Глупая Эмелисса. Как бабочка полетела на огонь и осыпалась чёрным пеплом жестокой, чужой мести.

— Хватит! — ударила по тонкому, прохудившемуся одеялу, поднимая прозрачное облачко пыли. — Всё прошло.

Тяжело поднялась, растирая ноющую поясницу. Надо бы сходить проведать Йона, возможно, он пришёл в себя. Быстро поев холодную кашу, запила горячим чаем. Как удачно я вчера сборы собрала и измельчила. Мне самой нужен восстанавливающий чай. Последние месяцы беременности часто трудные.

— Светлого дня, Эмилисса, — парень солнечно улыбался, а я не смогла ответить тем же.

— Светлого, Матс, — слегка кивнула, пошла к дому Йона.

Неужели Колин и вправду задумал нас поженить? Я несогласна. Зачем мне муж? У меня ребёнок, а больше никто не нужен. Горький урок жизни я усвоила на отлично. Мужчины приносят боль. Просто так. Потому что они сильнее и могут себе это позволить.

Солнце пока ещё не пекло, но к обеду день обещает быть жарким. Хорошо по ягоды в лес сходить, зной переждать.

— Эмилисса, как ты себя чувствуешь? — парень и не думал отставать.

Какой же он неловкий. Не так девушку соблазняют. Память тут же подкинула картинки заснеженной улицы и синих глаз.

— Прекрасно! — злость поднялась новой волной.

Парень не виноват, что я жестоко обожглась, а сдержаться не могу. Мне надо на кого-то выплеснуть горечь, освободиться от переполняющей обиды. Знаю, что сама виновата, но боль это не унимает.

— Отец сказал…

— Матс, — я остановилась, подняв голову, чтобы увидеть спокойные серо-голубые глаза. — Скажи, зачем ты пришёл?

— У-узнать, как ты.

— Я прекрасно. Ты можешь идти.

Парень замялся. Конечно, это же его отец прислал, он не может ослушаться. А ведь есть свободные девушки, работящие, почему Колин к ним не отправил?

— Может, тебе помочь чем? — но к его надеждам я остаюсь холодна и безучастна.

— Матс, ты хороший парень, но… Не надо за мной ухаживать. Я не хочу.

И пока он ничего не придумал нового поспешила к Йону. Мне сейчас надо забыться в работе. Заполнить день так, чтобы ни одной лишней мысли не пробежало.

— Илла Олетта? — тихонько зову и заглядываю, открывая дверь.

Тишина в доме пугала. Осторожно вхожу, тихонько крадусь к двери в большую комнату. Но и здесь пусто.

— Илла Олетта? — оглядываю комнату в поисках… не знаю не хочу думать о плохом. Не хочу быть виноватой в смерти человека. Используй я сразу магию, то у Йона был бы очень большой шанс выжить. А я струсила. Побоялась, что приехавший лекарь спросит, имею ли я право на такое лечение.

— Илла Олетта, — уже громче зову женщину.

В спальню заходить неловко. Я и так считай ворвалась в чужой дом. Почему же так тихо? В комнате чисто, всё на своих местах. Тихий стон из-за двери придал немного смелости и я решилась постучать.

— Илла Олетта, это я Эмелисса.

Вновь стон и тишина. Это плохо, но я больше не могу. Приоткрываю маленькую щёлочку, чтобы одним глазком увидеть, что происходит. Ага. Шире открыв дверь, тихонько вошла. Дала Йону глоток остывшего чая. Мужчина слегка застонал, но глаз не открыл. Горячий, но в пределах допустимого.

Его жена, почерневшая от горя, спала сидя на полу у его ног, с тряпкой в руке. Бедная. Столько пережить, всю ночь выхаживать мужа. А они давно немолоды, дети уехали в город в поисках лучшей жизни. И никто из соседей, что вчера толпились у дома, не остался помочь.

— Илла Олетта, — тронула её за плечо. Женщина вздрогнула, открыла мутные от слёз глаза. Испуганно посмотрела на мужа и выдохнула. — Всё хорошо. Вам надо отдохнуть, я сама присмотрю за ним.

Она едва ли понимала, что я говорю, настолько потерянной выглядела. Пришлось помогать ей встать и выводить в большую комнату. Посадила её на диван, а сама сходила на кухню, зачерпнула чая, пустила капельку магии, чтобы успокоить женщину и дать организму отдохнуть за пару часов. Лекарь даже не почувствует магического влияния.

Вложила чашку в ослабевшие руки. Из спальни принесла подушку и покрывало.

— Ложитесь, отдохните. А как лекарь приедет, я вас разбужу, — илла Олетта послушно всё выполнила и закрыла глаза.

Вот и хорошо. Теперь можно и мужчиной заняться. Нагрела воды, заварила свежих трав. Обтёрла тело мужчины, сменила повязку. Йон так и не приходил в себя, только тихо стонал. Это плохо, с точки зрения выздоровления, зато хорошо для мужчины.

— Скоро приедет лекарь и станет легче, — я разговаривала с Йоном, хотя вряд ли он меня слышал.

Да и разговоры скорее это нужно было мне, чтобы делать что должно и не думать, не судить и, главное, убрать разъедающее желание использовать магию. Кончики пальцев покалывали, настолько я была близка к её применению. Нельзя.

Услышав шум во дворе, вышла в большую комнату, надеясь увидеть лекаря. И точно в окно увидела приехавшего мужчину.

Разбудила иллу Олетту и решила тихонько уйти к себе. Мне лучше лишний раз не попадаться лекарю на глаза. Слишком молодая, у него могут возникнуть вопросы. Домой точно не придёт, а так, почему не спросить?

— Иллан Лаоф, — женщина с криком бросилась к лекарю. — Спасите, умоляю!

— Да-да, сейчас разберёмся, — грузный мужчина степенно спустился с телеги и не спеша шёл к дому.

Выйти я уже не успевала, поэтому спряталась за дверью на кухню. Дождусь, когда они зайдут в комнату и выбегу на улицу. Нет. С моим животом не бегают.

— Сюда, иллан Лаоф, — мой чай со щепоткой магии помог женщине она была бодра, словно не пережила бессонную ночь, полную волнений и отчаянья. — Проходите.

И почему этот лекарь такой важный? Он бежать должен к больному, а вместо этого еле переставляет ноги. Наконец, тяжёлые шаги стихли в спальне.

Досчитала до трёх и осторожно прокралась к двери. Мне оставался последний шаг к спасению… Замираю, не веря своим ушам. Уже не скрываясь иду к спальне, где происходит нечеловеческое.

— Иллан Лаоф, спасите его, — голос женщины срывается. — Пожалуйста!

— Он стар, — в ответ прозвучал холодный, пустой голос. — Смиритесь.

— Вы же лекарь! — я ворвалась в комнату. — У вас есть магия, так используйте её!

— Вы что-то в этом понимаете? — маленькие тёмные глаза прищурились, а губы скривила гримаса отвращения.

— Я знаю, что магией ему можно помочь!

— Правда? Может, у вас ещё образование имеется соответствующее?

Добродушные вкрадчивые нотки в голосе должны были вернуть мне спокойствие, подсказать, что впереди опасность. Но я не могла уже остановиться. Отчаянье иллы Олетты заполнило меня до краёв.

— Покажите мне, как я должен лечить больного, — противная ухмылка окончательно лишила меня здравого смысла.

Отпускаю магию и посылаю Йону. Слежу, чтобы поток шёл мягко, не повредил мужчине. Я не лекарь, но в школе нам рассказывали основы. Спешка опасна так же, как и промедление.

— Вот, что вы должны были сделать, — перед глазами плыла дымка и осознание содеянного медленно начинало доходить.

— Травница, — сказал, словно в грязи вывалял. — Конечно, кто же ещё знает, как лекарь должен делать. И когда же вы окончили образование?

— Н-недавно, — спазм сковал горло.

— Занятно, — теперь он обходил меня вокруг, особое внимание уделяя выпирающему животу. — И диплом можете показать?

— Могу. А вы теперь сможете помочь Йону?

В конце концов, его звали помочь умирающему, а не выяснять кто я и откуда. Видимо, от этого человека так просто не отделаться. Тяжело вздохнув лекарь приблизился к Йону, который надо заметить, выглядел получше и дыхание стало спокойным. Провёл руками над ним, поджал губы, хмыкнул.

— Нормально, жить будет.

— Иллан Лаоф, — женщина едва не упала перед ним на колени от переизбытка чувств. — Спасибо.

— А вы юная илла покажите ваш диплом и разрешение на применение магии в лечебных целях, — мужчина повернулся к женщине и елейно произнёс: — Илла Олетта, вы же понимаете, это мой долг помогать страждущим.

— Да-да, конечно, — женщина часто закивала, а мне как-то тошно стало.

Нет, я не ждала благодарностей, даже «спасибо», но… За что она его благодарила? Зачем полезла за монетами в мешочек, если он собирался бросить Йона умирать?



Элен Чар

Отредактировано: 16.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться