Наследник чужого рода

Размер шрифта: - +

Глава 5

— Эмелисса, а я уж заждалась, — круглолицая женщина широко улыбалась, отчего в уголках глаз собрались лучики морщин. — Думала не придёшь сегодня.

— Как не приду? Мы же договаривались.

А то что задержалась немного, всего лишь на час, с кем не бывает. Кто ж знал, что увлекусь сбором трав и домой вернусь позже, чем планировала.

— Держи, — женщина осторожно положила в мою корзинку завёрнутый в ткань творог, кусок сыра и масло. — А это котейке твоему. Как там илла Туве?

Рыбка для кота лежала отдельно в простом лукошке. Одно мне давали, а другое я возвращала, чтобы назавтра повторить обмен.

— Хорошо. Надеюсь, к концу недели начнёт выходить на улицу.

— Ох, возраст никого не щадит.

На это я могла только покивать. Пусть думают о возрасте, чем об одиночестве, толкающем на глупости. Расплатившись с торговкой, побрела домой.

После нашего разговора с Туве прошла неделя. Не всегда она была простой или приятной, всё же характер кота и хозяйки далёк от покладистого. Но я справилась. Колин на второй день от нас уехал, так захотела Туве, да и мне стало свободней дышать и следовать правилам хозяйки дома.

Она, ожидаемо, не раскаивалась и не благодарила. Промолчала, словно и не было ничего, а я к ней прибилась комнату снимать. Почему-то в этот момент она очень напоминала Ярла, когда тот гордо поворачивается спиной, продолжая внимательно слушать. Перечислила правила дома: мужчин не водить, ночевать дома, не шуметь и, помня о моей любви к изобретению нового, целостность дома превыше всего.

На мой взгляд, всё правильно, если с домом что случится, жить будет негде. Я бы не хотела его терять, тем более что с меня плату брать не будут. Туве причин не объяснила, но думаю это за её возвращение к жизни.

Мой чай и небольшие вливания магии постепенно её возвращают к активной жизни. По дому медленно, но передвигается сама. За наведенный порядок похвалила, попросила и у неё в комнате прибраться. А я набралась наглости и попросила хозяйку свои травы пересушенные и пыльные пересмотреть и решить, что можно выбросить.

— Выбрасывай всё, — уголки губ женщины еле дёрнулись. — Ты новые насобираешь и сделаешь как положено. А я посмотрю чему вас учут.

Учили нас неплохо, но:

— И почто столько лишних движений? В траве что главное?

— Сила?

— Эх ты, сила. Силу ты и магией можешь дать. Время сбора и сушка.

— А что в сушке-то? Повесил и пусть себе висит.

— Эх ты, изобретательница. Сушить уметь надоть, — она подняла вверх крючковатый палец. — Он мои травки выкинула, и не глянула как они связаны, чем закреплены и какие сборы были.

— Не глянула, — я покраснела, как нашкодивший ребёнок.

Да обычные пучки были-то. Пыли столько, что и не понять что за трава там. Или, вообще, голые прутья. В общем, в тот день я узнала, что при связывании трав можно узелки заговорённые плести и по мере высушивания травы заговор «перейдёт» в саму траву. А в школе о таком не рассказывали.

— Да кто ж о таком говорит всем подряд? С этого вреда столько понаделать можно. И не вздумай сказать кому.

— Но мне же вы...

— Тебе можно, ты вредить не станешь, даже если и захочешь. Жалостливая шибко.

— Это что же выходит, — я медленно проговаривала слова, с трудом веря в сказанное. — Узелок завязал и новое свойство получил. Травку другую добавил и результат может удивить. А если по-другому скрепить, то...

— Об этом я потом расскажу. Устала, — не желая моей помощи, Туве ушла, оставив меня предвкушать наш следующий урок.

Я едва успела отскочить от края дороги, как мимо пронёсся вороной конь. Седока рассмотреть не успела слишком быстро он скрылся за поворотом. Случилось чего? На моей памяти впервые кто-то так быстро ехал.

Наш город тихий и несколько ленивый, располагался у подножия высокой горы с родовым замком графа, хозяина этих земель. Самого хозяина давно никто не видел, много лет назад он уехал в столицу, вот люди и расслабились. Во всяком случае, именно так мне рассказывала Туве.

Правда или нет не знаю, но по дороге на рынок, мне иногда удавалось его увидеть между крышами. Красивый. Высокий, белокаменный с длинными шпилями и узкими бойницами. В окружении пышной зелени он смотрелся невероятно. Я всё мечтала выйти за город, чтобы полюбоваться на него, но времени на это пока не находилось совершенно.

Поэтому несущийся во весь опор всадник меня не только испугал, но и озадачил. Поудобнее перехватив корзинки поспешила домой, сегодня Туве продолжит моё обучение.

— Вот смотри эти стебельки друг к другу, а эти косичкой переплетаешь, — морщинистые пальцы ловко переплетали траву, а я едва справлялась с этой задачей. — Не так, Иса.

В который раз меня слегка хлопнули по рукам, выбивая работу из рук.

— Сперва завяжи основание косички, а потом плети.

— Илла Туве, я не понимаю: зачем завязывать основание, если потом весь пучок обвязывать ниткой буду?

— А затем, чтобы косичка отдавала свои свойства, а не забирала у сбора.

— Но... откуда вы это знаете? Нам в школе...

— И не расскажут. Нельзя такое говорить. Вот ты старательная, наверняка идея придумать что-то своё родилась не только из любви к травам.

— Ну да, у меня подружка заболела и я захотела ей помочь и подумала, что можно соединить...

— Вот соединить. Но в таких сборах любой, даже не очень знающий легко определит состав, а маг назовёт и того, кто его сделал. А, когда ты используешь этот метод, то никто не узнает ни состав, ни исполнителя.



Элен Чар

Отредактировано: 16.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться