Наследник чужого рода

Размер шрифта: - +

Глава 7

Первая неделя прошла незаметно. Заботы о сыне поглотили все мысли и страхи. И только одна постоянно о себе напоминала — чаи. Много, разных и целебных.

Благодаря цветочку Туве окрепла и теперь сама ходила на рынок обеспечивая нас не только продуктами, но и сплетнями.

— Граф-то вернулси. И чего ему в столице не сиделось, — Туве ворчала, доставая из корзинки купленное.

— А что плохого в его возвращении? — забрала творог, чтобы сразу начать готовить. Пока сын спит я как могу, помогаю по дому.

— Так десять годков поди не вспоминал о нас. А теперь город на уши поставил.

— Случилось чего?

— Да что у него случится может? Бал устраивает, девки все в замок потянулись кто на что надеется.

— Так если работа есть, может и мне пойти? Монетки нам не помешали бы.

На самом деле мне не так хотелось работать в замке, как узнать всё ли хорошо с тем мальчонком. Туве о нём я не рассказала, как-то не было повода, а сама время от времени вспоминала.

— Тьху ты, дурёха! Иса, тебя жизнь ничему не научила. Беги от благородных так далеко, как сможешь. С них как с гуся вода, а тебе все шишки.

— Но ведь…

— Брось! Ты хотела чаи продавать, вот и занимайся этим. Я тут походила, поспрашивала, если создашь толковый сбор, то монетки сами тебя найдут.

— Да у меня уже есть. Вот, — я подошла к шкафчику, открыла показывая полочку, заставленную разными сборами. — Только опробовать надо, а на себе не все могу.

Туве с серьёзным лицом подошла, пальцем проводила по каждой баночке со сбором, ненадолго задерживалась и кивая своим мыслям вела палец дальше.

— Значит сегодня будем пробовать, что там за смеси ты приготовила. Узелки своё дело сделали.

— Тогда пирогов напеку, чтобы вкуснее было.

— Ты как хочешь: место на рынке или здесь обустроим лавку?

— А я не помешаю?

— С чего бы? Ко мне раньше часто ходили, а потом… — женщина погрустнела и отвернулась.

— Я бы тогда лучше здесь организовала, к сыну поближе. Да и удобнее это, на рынке весь день не простоишь, а тут и стоять не надо.

— Верно, можно лечь, — Туве криво усмехнулась и, забрав из моих рук миску с творогом, велела: — Иди отдыхай, скоро дитёнок проснётся.

Спорить с ней не стала. Пыталась много раз за эту неделю, но всегда проигрывала и её доводам и своей усталости.

С рождением сына двери в доме перестали скрипеть. Вечером того же дня Туве привела соседа, который за умеренную плату помог избавиться от протяжного скрипа.

В комнате всё как обычно: сыночек спит в колыбельке, а Ярл развалившись на кровати громко мурчит и время от времени толкает лапами люльку — качает нашего Адаира. На мой приход кот недовольно дёргает усами, но кровать освобождает, гордо задрав хвост уходит к Туве. Знает, что для него всегда есть мелкая рыбка — награда за помощь.

Я, наверное, никогда не устану смотреть на своё маленькое сокровище. Он такой маленький и такой красивый. Сдерживаюсь, чтобы не провести пальчиком по пухлой щёчке, потревожив детский сон. Пусть отдыхает.

Собрала вещи в стирку, разобрала залежи записей на столе, расчертила страницу в тетради, чтобы наши сегодняшние пробы чая записывать и ничего не забыть. А на тумбочке положила новую книгу «Возможности трав и заговорённого плетения», где Туве её достала не знаю, но бесконечно благодарна. Я не только узнавала новое, но и тут же практиковала под присмотром Туве.

С одной стороны, хозяйка была строга и требовательна, а с другой — следила, чтобы я отдыхала и, насколько это возможно восстанавливала силы.

Сын завозился, закряхтел и не успел громко сообщить о своём недовольстве, как была рядом. Переодела, благодаря Туве сынок обзавёлся новой одеждой, но и та, что осталась после Колина, то же ему шла. Да и сама колыбелька «наследство» Колина. Как оказалось, поначалу они жили вместе, а потом, когда Колину исполнилось пять его семья уехала в деревню, а Туве осталась одна.

Сыночек выпустил грудь и прежде, чем положить его в кроватку, вдохнула его сладкий аромат счастья. Я готова вдыхать его запах целую вечность. В эти мгновения забываю обо всём на свете.

— Фррр, — кот легонько цапнул мою ногу, мол, мне пора уходить. Резкий запах рыбы грубо вмешался в сладкий моего сына.

— Иду, — легонько поцеловала крошечный носик ребёнка, укрыв стёганным одеялком, забрала тетрадку и ушла к Туве.

— Опять не отдыхаешь, — женщине достаточно кинуть на меня быстрый взгляд, чтобы понять что я делала.

— Потом. Я подготовила записывать наши результаты.

— Вот неугомонная, — Туве хоть и ворчала, но глаза довольно блестели. — Тогда помогай, а я пока расскажу о местных мхах.

Помыв руки, я присоединилась к лепке пирожков и внимательно слушала всё, что рассказывала Туве. Каждый день восхищаюсь её знаниями, а сколько интересных нюансов из личного опыта рассказала и не счесть.

— Теперь можно и чай попить, — женщина довольно улыбнулась, сложив руки на столе, она поправила большую миску с пирожками пышущими жаром.

Я принесла с кухни все свои баночки со сборами, чашки все что есть. Засыпала травку по чашкам, залила кипяток и, пока ждали, быстро записала всё услышанное от травницы. Туве не торопила, тихонько крутила тарелочку с остывающим пирожком.

— Я думаю, что всё заварилось, — осторожно приподняла салфетку с чашки, заглядывая в неё.

— Тогда пробуем, — Туве уверенно взяла первую с краю чашку и работа закипела.

Мои заметки пополнились новыми сочетаниями и хитрыми узелками. Туве учит меня быть осторожной, проверяет каждый сбор, чтобы кроме двух-трёх основных трав ничего другого учуять нельзя было. Мне это ново и неуютно, вроде как обманываю. Не люблю этого.



Элен Чар

Отредактировано: 16.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться