Наследник чужого рода

Размер шрифта: - +

Глава 8

— Иса, — меня легонько толкали за плечо. — Там к тебе пришли.

В голове туман, впрочем, и перед глазами тоже, но я спустила ноги на холодный пол и растёрла лицо руками. Приснится же такое, словно назад вернулась и всё ещё раз пережила.

— Давай, помогу, — Туве взяла меня под руку поднимая. — Я не знаю во что ты влезла и когда успела. Умойси и вниз спускайся, а я за ребёнком пригляжу.

Дурное предчувствие холодом прошлось по коже. Быстро привела себя в порядок после сна и спустилась к гостю.

— Светлого дня, илла Эмелисса, — мужчина очаровательно улыбнулся, но я вновь не смогла ответить на неё. — Вы так стремительно сбежали. Я подумал, что стоит извиниться как следует.

— Вы меня преследуете?

Я не спешила к нему подходить, поэтому Рет сделал это сам. Подошёл слишком близко. Мне пришлось задирать голову, чтобы смотреть в его лицо. Он слишком большой, даже хочется сказать огромный. От сильного тренированного тела исходил полуденный жар. Но и жар его рук ранним утром я до сих пор также помню. А сейчас мимо воли взгляд соскальзывает к широким плечам в распахнутый ворот рубашки, к гладкой коже с лёгким загаром и запахом трав.

Тряхнула головой, делая шаг назад. Что за ерунда такая?

— В некотором роде, — мужчина хитро улыбнулся и вынул из-за спины объёмный букет. — Это вам.

— С-спасибо, — не хочу, но руки сами забирают цветы. Мне никогда их не дарили, наверное, поэтому и взяла. — Не стоило.

А если он от Гардара? Чему он улыбается и смотрит так, что сердце замирает предвкушая?

— Глядя на вас понимаю, что стоило.

— Зачем вы меня преследуете?

Ответить Рет не успел дверь открылась и вошла пара женщин.

— О, Эмелисса, ты-то нам и нужна. Показывай, что у тебя за чаи такие необыкновенные.

Бросив короткий взгляд на мужчину, поприветствовала первых покупательниц (надеюсь, что они всё же чай купят), сходила на кухню за своими сборами. Вернувшись в комнату Рета не увидела, а вот женщины странно побледневшие, особо не разбираясь взяли сборы, что под руку попались и оставив монеты быстро ушли.

Ничего не понимаю.

— Туве!

Если кто-то и мог что-то объяснить, так это только она.

Впервые я забыла об осторожности и топала по полу желая быть услышанной. Распахнув дверь, уставилась на женщину тихонько качающую колыбель. Кот лежал на кровати и лениво обмахивался хвостом. Сын спал. Идиллия.

— Туве! — вид спящего сына напомнил об осторожности и я вместо крика зло прошипела её имя. — Поговорить надо.

Я видела, что если бы она могла, то отказала. Но время проведённое вместе не прошло для нас даром. Мы стали семьёй. Может, странной, непонятной, но это лучше холодного одиночества.

Туве поднялась, а Ярл развернулся к колыбельке, принялся тихонько покачивать сыночка. Как же мне повезло с ними. И вся злость растаяла, словно и не было. А поговорить надо.

В молчании мы спустились на первый этаж, я заварила нам чай, поставила оставшиеся пирожки и пристально посмотрев на Туве, спросила:

— О чём вы молчите?

— О многом, детонька, — она присёрбнула чай и хитро улыбнулась. — О многом.

— Вы знаете кто такой Рет, — я не спрашивала, внутри всё кричало, что этого мужчину знает не только Туве, но и приходившие женщины. — Кто он?

— Я не могу сказать, — Туве спрятала глаза, что-то выискивая на дне чашки.

— Как?

От этого ответа я опешила. Как так? Она же видит, что я волнуюсь, что сбежать хочу. И вместо того, чтобы успокоить, только добавляет тревог.

— Вот так.

— Это Гардар, да?

— Нет! Полноте, скажешь такое.

— Илла Туве, я с ума схожу от страха, а вы молчите! Мне пора бежать?

— Нет. Но… — она тяжело вздохнула и посмотрела своими мудрыми, уставшими глазами. — Я не знаю к добру ли это или к худу. Но на твоём месте близко к нему не подходила. Но даст ли он тебе выбор?

— Я… — Туве подняла руку останавливая меня и качая головой.

— Иногда нити переплетаются в красивый ковёр, а бывает в негодный половик.

Открыв рот я сидела и смотрела, как Туве возвращается наверх к сыну. Её ответ озадачил ещё больше. При чём тут ковёр и половик? О чём она вообще говорила?

Ясно одно от Рета стоит держаться подальше. Но как это сделать в небольшом городке? Подаренный букет, как насмешка, гордо стоял в простом глиняном горшке по центру стола.

Чтобы успокоиться, занялась домашними делами. Как говорится, руки заняты — ум спокоен. Сегодняшний заработок принёс десять медных монет. Немного, но всё лучше, чем ничего. Надеюсь, Рет не сильно испугал возможных покупательниц и женщины вернуться за новыми видами чая. А если ещё и подругам расскажут…

— Мряуууу! — рыжая морда смотрела на меня сверху вниз, нервно дёргая хвостом.

— Бегу, — сполоснув руки, побежала к сыночку. Если Ярл пришёл, значит просыпается наше сокровище.

В комнате Туве уже прикачивала сына, шепча ласковые слова, а он словно знал, что я скоро приду — не шумел. На время кормления нас оставляли одних. И за это я была благодарна. Эти минуты полного счастья и единения невозможно ни с чем сравнить. Время замедлялось вмещая в себя вечность. Были только мы вдвоём, даже без слов понимающие друг друга.

Но видимо, когда-то, в прошлой жизни, я прогневила всех богов, иначе почему спустя неделю моя жизнь перевернулась?



Элен Чар

Отредактировано: 16.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться