Наследник для Чудовища

Размер шрифта: - +

Глава 8. Страшное предсказание

Я решаю отвезти её домой сам. Нет, это не ревность, просто я должен убедиться, что она доберётся туда в целостности и сохранности. В конце концов, мы с этой девочкой практически подписали договор. Она будет вынашивать моего ребёнка, и я не могу позволить, чтобы с ней, не дай бог, что приключилось.

— Тебе не нужно заехать в магазин за продуктами?

— Нужно! — широко распахивает глаза она. — А вы отвезёте и дождётесь, пока я всё куплю, или снова уедете?

— Я постараюсь дождаться, но ничего не могу обещать, потому что… Дела не ждут.

— Тогда мне лучше в магазинчик возле дома забежать… — забавно поджимает она губы.

Я мысленно закатываю глаза. Какая же она всё-таки заноза в моей заднице. Думаю, не предвидится ли что-то срочное. Вроде бы нет.

— Если меня вызовут по делам, я попрошу Владимира приехать за тобой.

На улице стало теплее, но я снова вспоминаю про пиджак, в котором она пришла. Следует премировать водителя о заботе, проявленной к матери моего будущего ребёнка.

— Ладно. Я быстро.

Останавливаюсь на парковке поближе к выходу. Она выходит и спешит в торговый центр, а я откидываюсь на сиденье и думаю. Мыслей очень много и сложно выделить одно направление их течения. София делает мой день, поднимая настроение своим сопротивлением. И мне даже начинает казаться, что я уже нашёл няню для ребёнка. В голове проскакивает шальная мысль о том, что мы могли бы заключить договор, на основе которого София будет считаться моей негласной женой со всеми вытекающими, но потом я думаю о том, что не собираюсь сближаться с ней, а она здоровая и красивая девушка. И у неё с водителем так искрило… От моего взгляда не ускользнуло это. Запрещаю себе думать, что она останется. Нельзя позволять ребёнку привыкать к маме, пусть он будет называть её няней, которая исчезнет однажды из нашей жизни. Женщины чертовски непостоянные, поэтому я уверен, что однажды её не станет, упорхнёт с каким-нибудь Владимиром, а потом Николаем, Олегом, Дмитрием…

Я успеваю выкурить сигару. Смотрю перед собой. Уже минут двадцать прошло. А я всё маюсь со своими размышлениями. Когда звонит заместитель, я понимаю, что ничего хорошего ждать не следует.

— Лёша, тут облава. Библиотеку кто-то поджёг. Они хотят подать на тебя в суд, считают, что это ты. Тебе лучше приехать. Тут пресса. Куча журналюг!

— Да твою ж мать! — ругаюсь я так громко, что у собеседника, наверное, в ушах всё глохнет. — Делайте, что хотите, чтобы затушить пожар. Я скоро буду.

Смотрю перед собой и понимаю, что она меня не простит. Мне её прощение и не нужно, но как-то это совсем неправильно, вот так бросать второй раз.

Пока я звоню водителю, чтобы узнать как скоро он сможет подъехать, замечаю, что София вышла из магазина, и до неё довязалась какая-то цыганка. Не понимаю, о чём они говорят, но мне не нравится это. Выхожу из машины и слышу голос Сони, скорее даже крик:

— Не смейте так говорить! Не смейте!

Я решаю вмешаться. Подхожу к ним и беру из рук Софии пакеты.

— Ты умрёшь! Умрёшь! Как подзаборная псина сдохнешь, Шрам! — недобро улыбается цыганка.

Откуда догадалась, кто я такой, и спрашивать не надо. Просто увидела шрамы на лице. Я беру Софию за плечи свободной рукой и веду её к машине. Она плачет. Плечи содрогаются. А я не знаю, как её успокоить, потому что я не умею этого делать. Не умею находить подход к женщинам.

— Что она тебе сказала? — спрашиваю, когда мы уже садимся в машину.

— Сказала, что я не смогу выносить ребёнка, что меня ждёт много испытаний и много крови… — всхлипывает София, прикрывая лицо руками.

— Послушай, её точно подговорили мои конкуренты. Не обращай внимание. Ладно? Цыганки такие… Болтают всякую ересь…

— Ладно! — шмыгает она носом, словно ребёнок, ей-богу.

— Я отвезу тебя домой и уеду по делам. А ты никуда не выходи. Хорошо?

Она кивает и вытирает слёзы со щёк. Внутри меня почему-то растекается неприятное предчувствие. Оно стучит в ушах и нашёптывает, что легко не будет. Совершенно.
 

***

Слова цыганки словно шелест ветра настойчиво повторяются в голове. Я никогда не верила в их предсказания, а теперь клинит на этом. Кажется, что оно сбудется сто процентов. Ну откуда ей знать, что я собираюсь родить ребёнка? У меня на лбу написано, что ли, это? Да и пока плода нет… Если бы был живот, другое дело…

Я погружаюсь в мысли и не замечаю, как Алексей довозит меня до дома и останавливает машину около подъезда. Мне хочется спросить, откуда он знает, ведь меня всегда его водитель забирал, но это глупо. Разумеется, он знает всё, что удалось на меня нарыть. Становится интересно, выяснил ли он, что я брала деньги на операцию Даши. Я не хочу, чтобы он добрался до неё и начал мне угрожать. По этой причине я больше не стану посещать её. Постараюсь встречаться с кардиологом на нейтральной территории и передавать деньги, которые потребуются на реабилитацию моей маленькой девочки. Я просто не могу позволить, чтобы у Алексея появился хоть какой-то дополнительный козырь, ведь у него их и так много.



Настя Ильина

Отредактировано: 14.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться