Наследник для Деспота

Размер шрифта: - +

Глава 5. Ксения

Слова врача резко сбросили меня с небес на землю. Надежда на благополучный выход из ситуации таяла на глазах. Мне казалось, что я, вмиг лишившаяся сил, вот-вот рухну и распластаюсь по кафельной плитке, но чудом смогла устоять на ногах.

Смерив меня пристальным взглядом, врач с тяжестью выдохнул и перевел внимание на ехидно улыбающегося Барышева, объясняя тому, как пройти в комнату ожидания. Но это было мне даже на руку, потому что от пристального внимания хотелось провалиться сквозь землю. Чувство разочарования перемешалось со стыдом и собственной беспомощностью. Я все утро твердила Барышеву, что не беременна, да и сама была в этом уверена, а теперь врач говорил обратное, разубеждая меня в своей правоте.

Чертовщина какая-то… Почему вообще весь этот ужас выпал по мою душеньку?

Демон сверкнул глазами в мою сторону и мотнул головой на выход, что-то бормоча при этом, однако мое сознание не разбирало слов. Звуки будто ударялись о стену, приглушались до едва различимого шепота. Я кивнула, понимая, что пора уходить, и прошлепала к выходу. Врач проводил меня сочувствующим взглядом, только вот оно было не к чему. Меня ничто не спасет, если я действительно окажусь беременной. Лучше бы все произошло нормальным, естественным путем с человеком, которого я хотя бы знала — пусть и без любви, — тогда бы, думаю, не было этого паршивого чувства на душе. Словно плюнули и размазали — а тебе ходить с воспоминаниями всю жизнь…

Я на ватных ногах поплелась по коридору следом за Деспотом в направлении, которое ему указал врач. Там должна была находиться какая-то комната ожидания, и нам предстояло провести в замкнутом помещении не меньше десяти минут, пока не огласят результаты анализов. Нервно сглотнув, я поежилась. Это будут самые ужасные десять минут, которые мне придется переживать в ожидании.

Могу ли я на самом деле оказаться беременна? Должна ли я как-то чувствовать это? Меня не тошнило… Не было ни единого предвестника, которые описываются в интернете, если только не считать задержку. Но ведь и она у меня встречалась частенько. После выпускных экзаменов в школе, помнится, цикл сбился и восстанавливался пару месяцев до прежнего количества дней, да и после первой сессии в институте случалась задержка на недельку… И ничего — всё нормально…

— Проходи! — вдруг послышался настойчивый грохочущий голос, и я обратила внимание, что стою перед открытой дверью.

Войдя в хорошо освещённую комнату, я огляделась. На противоположной стене было небольшое окно с открытыми жалюзи. По обе боковые стены, друг напротив друга, находились кожаные диванчики приятного бежевого цвета, а в центре журнальный столик с несколькими разноцветными пуфиками вокруг. Деспот сразу же сел на один из диванчиков и закинул ногу на ногу. Я не заметила, когда он успел закрыть дверь, отгораживая нас от всего мира, и когда прошел мимо? Мы находились здесь одни. Сердце глухо билось в груди, голова пустела. Я подошла к окну и скрестила руки на груди, ощущая себя словно перед казнью.

— Неприятно, наверное, когда родная сестра совершает такую подставу! — произнес Барышев, заставляя обернуться в его сторону.

Мне хотелось вцепиться ногтями ему в череп и выцарапать глаза к чертовой бабушке. Он таким образом издевался надо? Злорадствовал?! Чего хотел добиться своими словами? Чтобы я с ним решила вести откровенный разговор? С ним?!

Я, возмущенная, фыркнула. Взгляд вдруг скользнул на его правую руку и остановился на обручальном кольце, сидящем на безымянном пальце. Меня охватил ужас. Он ещё и женат!!! Интересно: знала ли его жена о желании завести себе наследника искусственным оплодотворением? Хотя в моем случае, наверное, этот процесс нельзя назвать искусственным… Но почему тогда Барышев явился сюда не с ней, а впутал нас с сестрой? Кончики ушей начали гореть, а щеки покалывать от возмущения.

— А вашей жене будет очень приятно, что ребёнка вам родит не она, а любовница? — огрызнулась я и прикусила язык.

Глаза Барышева мгновенно загорелись. Его ноздри начали раздуваться от злости. Он смотрел на меня так, словно прямо сейчас хотел прихлопнуть так, что и мокрого места не останется. Скрипнув зубами, Деспот шумно выдохнул.

— Это не твоё дело, девчонка! — процедил он злобным голосом.

Его слова ударили меня, как пощёчина. Открыть рот и сказать что-то напротив я не успела, потому что он тут же помотал головой, будто читая мои мысли.

— Любовница — это та, которую подминают под себя. Я тебя и пальцем не тронул! Как и твою сестру… То, что именно ты стала инкубатором для моего ребёнка, не даёт тебе права лезть в мою личную жизнь! Скажи «спасибо» сестрёнке, которая подписала договор, взяла денежки и теперь горя не знает, а тебе придётся рожать! Не вынуждай меня снова повторять, на что я способен, потому что в следующий раз я просто перейду к активным действиям.

Слова Барышева, смешанные с сильной яростью, заставили меня дрожать под напором его интонации и взгляда. Дыхание спёрло, и я резко отвернулась к окну, чтобы, если слёзы и хлынут, он не увидел мою слабость.

Что будет дальше?

Как сложится моя жизнь, если врач подтвердит беременность?

Что я буду говорить маме?

Как оправдываться не за свой проступок?



Настя Ильина, Виолетта Стратулат

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку