Наследник двух империй

Размер шрифта: - +

I

На похороны Императрицы Айсинары собралась чуть ли не вся страна. Гроб стоял в дворцовом парке перед лестницей, ведущей во дворец, а рядом с покойной Императрицей стоял венценосный муж, сын с невесткой и внук. Всем желающим была дана возможность попрощаться с Её Величеством. Желающих было много.

Я стояла в трёх метрах от гроба между своим отцом – министром сельского хозяйства, и мамой – сестрой лорда Фаррела, который отбыл в Тёмную Империю с дипломатической миссией. Оркестр играл траурную музыку, и все поданные стояли на солнцепеке по струнке смирно, не смея оскорбить память покойной. И обо всех этих людях, я читала в газетах и журналах, видела их портреты, но почти никогда не видела в лицо. Лишь некоторых из них на свадьбе Айнара и Нары. Вот и Императрицу я лично не знала.

На площади стояла почтительная тишина. Все ждали прощальной речи Император, и он заговорил, не отводя взгляда от гроба.

– Сегодня дворцовая площадь окрасилась в черный цвет, а наши флаги приспущены. Мы собрались почтить память Её Императорского Величества Айсинары Веркинд, той, кто стала матерью не только моему сыну, но и всему народу.

Подул легкий ветерок.

– Она всегда любила жизнь и делала всё, чтобы эта жизнь была у других. Сотни открытых бесплатных госпиталей по всей стране, куда может обратиться любой делающий, и ему там помогут. Было создано пять академий целительства с различными направлениями подготовки. Она открывала школы, приюты, организовывала благотворительные вечера в поддержку малоимущих граждан. В ней кипела жизнь, и Империя её не забудет!

Император тоскливо смотрел на свою мёртвую жену. Стоял в изголовье гроба, опираясь на трость с чувством тяжелой потери. Губы его были плотно сжаты, разве что руки немного подрагивали. Было видно, что он сдерживался.

Леди Веркинд (невестка покойной) не сдержала слёз. Её муж Тристан и первый наследник Веркинда протянул ей белый платок, которым она тут же воспользовалась. Но не одна леди Веркинд прослезилась на площади, плакали многие, включая мою мать, да и у меня на сердце тяжело было.

– Почтим её память минутой молчания, – объявил Император, и барабаны начали отсчёт.

И именно в этот момент на меня налетел Сильф! Духу воздуха захотелось поиграть, и плевать он хотел на неуместность!

Я же попыталась избежать катастрофы и аккуратно подняла руку, медленно, чтобы никто не обратил внимания на резкое движение, и придержала шляпку, потому что второго налёта она точно не выдержит.

Сильф налетел через несколько секунд, сильно всколыхнув только мою юбку, шляпка осталась на месте, и унесся высоко в небо, разгоняясь. Я поймала папин предупреждающий взгляд, и решила отдать свою шляпку на съедение чересчур игривому духу, надеясь, что он получит, что хотел и не будет тут играть. Так что, как только он налетел в третий раз, то и шляпа моя улетела вмести с ним.

Дальше было ещё хуже! Сильф решил поиграть со шляпой прямо на дворцовой площади!

Папа удостоил меня гневного взгляда, я лишь пожала плечами. А что я сделаю? Это же Сильф – дух самой стихии!  

Я переводила взгляд с Императора на Сильфа, который резвился во всю, и снова на Императора, который не сводил глаз со своей жены, и, кажется, даже не моргал.

Шляпа выделывала замысловаты финты в воздухе и приковывала всеобщее внимание. Сильф не скупился на пируэты и не замечал шокированных представлением лиц. По площади уже поползли возмущенные шепотки.

Вот не удивлюсь, если Айсинара сейчас в гробу перевернётся!

Ситуацию спас второй наследный принц – Теодор, который легким взмахом руки, отнял у Сильфа мою шляпку и притянул её к себе. Сильф возмутился и помчался на Теодора, который выразительно так показал духу кулак, обещая жесткую расправу. Сильф замер в метре от гроба. Я начала молиться Воздуху, прося его поскорее приструнить своё детище. Но Сильф ушёл сам, резко развернулся, после зрительного контакта с принцем Теодором, и улетел. Шляпка осталась у второго наследника, который невозмутимо держал её в руках, словно это его головной убор.

Ну… не так уж она мне и нравилась. Шляпка эта…

Принц Теодор оглядывал людей, пока не наткнулся взглядом на меня. Вычислить, чья шляпка у него в руках, было не сложно. На улице была жара. Все стояли под открытым небом. И вот у всех остальных леди были шляпки, кроме меня!

Отец снова бросил на меня гневный взгляд, мама, наоборот, улыбнулась своим мыслям, а леди Фаррел обеспокоенно оглядывала толпу, пытаясь найти сына и невестку, которые, видимо, посмели не явиться на похороны.

Со свадьбы Нары и Айнара прошло три недели. Три недели назад меня увидели сливки общества, а уж они-то разнесли весть по всей столице, что у Алекс Ноэр есть взрослая дочь! Несмотря на лето, на моё имя приходило множество приглашений на обед и ужин, на пикники и прогулки по парку. Папа доходил до ручки, доказывая маме, что всё это небезопасно! Мама стервенела на глазах, пытаясь показать меня обществу. А леди Фаррел сказала, что я могу обращаться к ней в любое время дня и ночи, если мне понадобиться её помощь.

Барабаны перестали отбивать ритм, и пять человек из императорской гвардии подошли к гробу, четверо накрыли его крышкой, пятый вбил гвозди и отошёл. Оставшиеся схватились за ручки.

Гроб понесли на кладбище. Императорская семья возглавила процессию, а все остальные уже потянулись за ними. Далеко идти было не нужно. Венценосных членов Императорской семьи хоронили в пределах Императорского дворца, так что мы всей стройной толпой прошли по широким дорожкам вслед за гробом к стене, которой окружён древний дворец, и вдоль которой располагались стройные ряды могил.

Солнце пекло, волосы на макушке были ужасно горячими, и я начинала беспокоиться, как бы я тут солнечный удар не получила. Платье было из легкой ткани, но материя была черной и быстро нагревалась. Даже легкого ветерка не было, сплошная духота. Настоящий летний знойный день!



Ана Гран

Отредактировано: 23.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться