Наследник Ранхара

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 5

Маги под командованием Сена внимательно осматривались по сторонам. Сам он периодически вырывался вперед. Именно подобные предосторожности помогли нам не попасть в подготовленную ловушку.

Первым их заметил Арилис. Обернувшись на его крик, мы увидели приближающийся к нам отряд всадников. Я поднял руку, и мы остановились. На всякий случай маги создали защитную сферу.

— Наемники, — мгновенно оценил обстановку Руа. — И их больше тридцати. Все верхом. Скорее всего, это темные эльфы.

— Чем это нам грозит? — поинтересовался я.

— Неприятностями средних размеров, — откликнулся друг. — Их много и они явно умеют драться. А еще у них защитные амулеты и явно заговоренное оружие. Это их плюс. Но магов среди них нет. И это ставит уже нас в более выгодное положение.

— С чего ты взял, что среди них нет магов?

— Знаю. Сталкивался с такими у себя на родине. Кстати, советую не миндальничать и бить сразу на поражение.

— Может они хотят поговорить? — высказался Дани. — Дорогу спросить или что-то в этом роде. Зачем сразу на поражение?

— Ваше высочество так наивны, — рассмеялась Зарина.

Дани пожал плечами, не удостоив ее даже взглядом. Девчонка скорчила презрительную рожицу, всем своим видом показывая, что пасть ниже в ее глазах у него вряд ли получится. Честно говоря, пренебрежение, к моим спутникам, которое она не стеснялась выказывать, меня начинало раздражать. За мальчишку было обидно. Не объяснишь же всем помешанным на чувстве собственной значимости, что он не провинциальный дурачок.

Андреас часто говорил любимому воспитаннику: «Убить противника ты всегда успеешь. Сил на это у тебя хватить должно. А вот воскресить того, кого ты, поторопившись, отправил на свидание к предкам, у тебя вряд ли получится. Так что не спеши». Дело вот ведь в чем. Когда ему было всего девять, на его глазах погибло столько эльфов, что и подумать страшно. А ведь среди них были и его родители. Чтобы выжить ему пришлось драться. Дани умудрился остаться целым и невредимым в той мясорубке, но с тех пор совсем не боится убивать. Нет, это ему не доставляет удовольствия. Но этического барьера у него нет.

Просто тогда малыш не совсем понимал, почему нельзя устранять быстро и без лишних эмоций всех тех, кто опасен (даже потенциально) для него самого и его семьи. С определением соразмерности вины и наказания у него тоже были проблемы. Дед сначала вел с ним долгие беседы о добром и вечном, а потом плюнул на это и сказал, что на такое бесполезное, в сущности, занятие, как лишение кого-либо жизни тратится слишком много времени и сил. Хотя их можно употребить на благо науки. А раз, зачем лишний раз напрягаться? Можно ведь просто поговорить. И представив пару «увесистых» аргументов, убедить противника убраться подобру-поздорову. В крайнем случае, вырубить. Данирис подумал немного, и согласился. С тех пор так и живем.

Всадники остановились у самой границы защитного контура.

— Кто вы? — выкрикнул Руалин.

— Ваша смерть! — отозвался один из наемников.

Я присмотрелся к нему. Действительно темный. Волосы черные, коротко стриженные. Глаза, правда, не зеленые, а редкого аквамаринового оттенка. Лицо достаточно приятное. Можно было бы даже сказать, что породистое, но видно сразу — простолюдин. Уши удлиненные и острые. А значит, аристократы к его предкам отношения не имели. Одет скромно, по-походному, как и остальные темные. Вооружены он и его приятели, не самым лучшим образом. Мечи, добротные. Сразу видно. А вот доспехи кожаные с нашитыми на них стальными пластинами.

Руалин выругался, а я решил хотя бы попробовать разойтись с этими недоумками без драки. Очень странно. Безжизненная степь, а тут что ни день, так нападение. А мы ведь просто идем по своим делам и никого не трогаем. Честно говоря, мне уже изрядно надоели жаждущие нашей крови враги. Причем непонятно откуда появляющиеся. Надо хотя бы выяснить, чем мы конкретно этим ребятам не угодили. Но не успел я произнести даже слово, как наемники бросились в бой, прорывая защитный контур. Дани успел отреагировать первым и закрутив пару воздушных вихрей, откинул их на несколько шагов назад. Это дало нам возможность собраться и ударить по нападавшим. Во вражеском отряде все смешалось. Несколько эльфов оказались на земле вместе с лошадьми. Кто-то смог подняться, кто-то так и остался лежать там.

Я бросил несколько огненных шаров, и трое из нападавших превратились в живые факелы. Зара не отставала. Она с азартом метала в противника слабенькие голубоватые молнии. Попадала, правда, через раз, да и вреда они особого не приносили, но служили превосходным отвлекающим маневром. Гвардейцы и Натан с Руа азартно рубились на мечах. А наемники, по-моему, уже дважды пожалели, что с нами связались и рады бы уже отступить, но отступать-то им и некуда. Степь же кругом.

А потом случилось то, что заставило мое сердце пропустить удар. Я увидел, как брошенный в Дани кинжал оставил на виске мальчишки тонкую царапину. Кровь ударила мне в голову, и ярость затмила разум... на мгновение. Потом тело охватило странное чувство легкости, а разум стал чист и ясен. Эмоции отошли на второй план. На острие моего меча заплясало багровое пламя, и я бросился в атаку. Мы с моим клинком, буквально, слились воедино. Он стал частью меня, продолжением моей руки. И могу поклясться, что слышал, как тот поет. Глупо, наверное, но это правда. И лишь когда горячка боя схлынула я начал замечать кого-то кроме врагов, которых нужно уничтожить, пока они не навредили моей семье.

Слава всем богам, мои спутники были живы и относительно здоровы. Легкие царапины не в счет. Данирис уже бегает вокруг пострадавших и оказывает первую помощь. Так что через четверть часа от ран даже следов не останется.

— Вот же демоны! — простонал один из гвардейцев, стоящий слева от меня. — Еще отряд.



Юлия Буланова

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться