Наследник Слизерина

Глава пятая

Утром первого сентября Том проснулся задолго до рассвета. Лежа в темноте, он мысленно переживал и одновременно боялся предстоящих событий. Все последние дни он только и делал, что ждал момента, когда покинет приют и вот этот день пришел. Но вместе с радостным волнением от предвкушения нового и неизведанного Том почувствовал и беспокойство вперемежку со страхом. Все его опасения насчет силы и мощи волшебников и собственной магической слабости вновь и вновь прокручивались в голове.

Не в состоянии больше спокойно лежать на кровати, он выбрался из под одеяла. Медленно опустил ноги вниз, коснувшись голыми пятками прохладного пола. Приятный холодок, пробежавший по поверхности ступней, окончательно прогнал последние остатки сна. Осторожно ступая в темноте, Том подошел к окну и взглянул через стекло на улицу. Мягкий свет, лившийся из одного единственного тускло горевшего фонаря, с трудом освещал небольшой участок пространства неподалеку от входа в приют. Дальше виднелась лишь сплошная ночь, да одинокая фигура низенького человечка спешно ковыляющего в темноту вдоль мощенной булыжником мостовой.

Через несколько минут мальчику стало скучно. Коротышка скрылся за поворотом, другие люди на улице не появлялись, до рассвета вроде бы было еще далеко, по крайней мере, небо светлеть в ближайшее время явно не собиралось. Том отошел от окна, неспешно оглядел комнату и не найдя чем заняться направился в коридор. Там также царили темнота и тишина. Дети, сладко посапывая, спали в кроватях, воспитательницы и миссис Коул делали тоже самое в своих комнатах. Он, стараясь не шуметь, направился в туалет. Не торопясь умылся прохладной водой, с удовольствием почистил зубы, отметив про себя, что делает это здесь в последний раз. Ему захотелось пить, поэтому Том направился на кухню.

Приют по-прежнему продолжал спать и мальчик не рассчитывал столкнуться там с кем либо, разве что с одинокой крысой, ищущей, чем бы поживиться. Однако, пройдя мимо огромной почерневшей от времени и долгих часов готовки плиты, он увидел Колина Китона. Тот  видимо безуспешно пытался отыскать еду в недрах объемного деревянного шкафа. Том знал, что он большой любитель поесть, но даже не предполагал насколько. Услышав шаги, мальчик испуганно повернулся в его сторону.

- Пшел вон, – небрежно произнес Том, беря с полки стеклянный стакан.

Колин мгновение помедлил, а затем безропотно побрел в сторону двери, бросая в сторону мальчика гневные взгляды. Тому было все равно. Налив в стакан кипяченой воды и, попивая ее медленными глотками, он вновь почувствовал себя хорошо. Прогнав Колина, он одновременно прогнал свои страхи и переживания, опасения и неуверенность в своей возможности прижиться в мире волшебников. Мальчик понял, что теперь он готов, готов ко всему.

Сжимая стакан в руке, Том вспоминал события последних нескольких дней, первых в мире волшебников…

- Что с тобой случилось, мальчик? – спросило склонившееся над ним испуганное лицо.

Кабы он сам знал… Он ведь до сих пор до конца не понимал, что тогда случилось на выходе из Лютого переулка. И чего от него хотел изящно одетый франт с вежливыми манерами, но дурными поступками. Том явственно слышал его бормотание, пока волшебник пытался оттащить его обратно в темный переулок. Хотя тот сам, всего несколькими минутами ранее, утверждал, что детям там делать нечего. Ишь, какой манерный попался! Ходить ему, Тому, туда нельзя, а умереть там можно. Вот, однако, какая у манерного мага логика.

Усатый волшебник попытался добиться от Тома хоть каких-то объяснений о случившемся с ним, но в ответ услышал лишь невнятное мычание. Мальчик как не пытался так и не смог хоть слово вымолвить, или хотя бы пошевелиться. Наложенное бесследно исчезнувшим франтом заклинание продолжало действовать.

Назвавшийся Горацием Слизнортом волшебник одним взмахом своей палочки вернул Тому способность двигаться и говорить. Мальчик был ему безмерно благодарен, однако наученный недавним горьким опытом не стал рассказывать правду, которую, к слову, сам до сих пор до конца не понимал.

- Я заблудился, – печально поведал он Слизнорту. – Хотел купить волшебную палочку и видать свернул не туда. На меня напали двое в серых мантиях. Лиц их я не видел, они скрывали их, надев на голову капюшоны.

- Бедняга, – сочувственно молвил волшебник, и его усы смешно затопорщились.

Том состроил страдальческое лицо, и маг не удержался, предложив мальчику проводить его к магазину волшебных палочек.

- Может, заодно помогу выбрать, – произнес он. – Ведь покупка волшебной палочки – важное событие для каждого юного волшебника. А где, кстати, твои родители? Как они смеют пропускать такой волнительный момент в жизни их ребенка?

Том скривил  лицо в гримасе боли и тихо произнес:

- Они не могут быть со мной в этот день. Они далеко отсюда. Они сейчас не в городе.

- Понимаю, – ободряюще улыбнулся волшебник. – Работа. Не расстраивайся. Ты ведь едешь в Хогвартс в этом году?

Мальчик кивнул.

- А я там работаю, – продолжил Слизнорт, выпятив вперед свой круглый живот. – Преподаю зельеварение и одновременно являюсь деканом Слизерина. На какой факультет, кстати, если не секрет, хочешь поступать?

Тому едва плохо не стало, он не знал, что ответить, а сказать правду и тем самым подвергнуть себя опасности, показав полное незнание волшебного мира,  он в который раз не решался.

- Я еще не определился, – потупив глаза, проговорил он.

- Ничего… Еще есть время, – волшебник в знак поддержки тихонько похлопал мальчика по спине. – Но знай. Хочешь сделать карьеру – иди на Слизерин.

Он подмигнул Тому:

- Ну, пойдем, купим тебе палочку.

Магазин находился в маленьком, совсем недавно отштукатуренном и покрашенном яркой краской здании. Над входом гордо красовалась вывеска, составленная из местами потрескавшихся позолоченных букв «Семейство Олливандер – производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры». В чистой и светлой витрине на нескольких фиолетовых подушках лежали палочки самых разнообразных цветов и размеров.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться