Наследник Слизерина

Глава двенадцатая

Желтый, местами с красными прожилками лист оторвался от дерева и, покружив в воздухе, подгоняемый прохладным осенним ветром, опустился Тому на колени. Тот, хмуро посмотрел на него, оторвав взгляд от черной, словно крепкий кофе, поверхности раскинувшегося перед ним озера, лениво взял упавший лист правой рукой и начал медленно рвать.

“Все, небось, давно уже решили, какое зелье сварить для задания. А некоторые, наверняка, и ни одно. И теперь мучаются, выбирая наилучшее. Остался я один такой, ничего не придумавший.... А до заседания Клуба всего три дня. Может, вновь приготовить тот отвар от аллергии? Хотя бы не опозорюсь.”

Мальчик устало откинулся назад, улегшись спиной на мягкую, но уже начавшую понемногу желтеть траву. Зашуршали, словно возмущаясь, опавшие листья, примятые им, и еще один лист, вытянутый и скрученный, внешне напоминающий венецианскую гондолу, упал рядом с его головой. Том перевел взгляд наверх, прищурился от солнечных лучей и прикрылся от них левой рукой.

“Задание не честное”, — уже в который раз за последнюю неделю повторил про себя Том. — “Декан утверждал, что хочет, чтобы все участники находились в равных условиях. И? На деле выходит совсем наоборот! Всякие там Льюисы, Гилберты, Блейзы, они же не первый год учатся и априори лучше меня разбираются в зельеварение. И вдобавок их наверняка родители многому дома обучали. Всяким там семейным секретам, бабушкиным рецептам.... А я? Что я могу такое сварить, дабы мое творение оценил взрослый волшебник, ко всему прочему преподаватель? Я, от силы месяц изучающий сам предмет? Нет, задание точно дурацкое! Что же делать!? Мне совсем не хочется видеть, как с удовольствием начнут скалиться остальные мальчишки, узнав, что я не смогу ничего приготовить.”

Из-за невысоких деревьев, росших неподалеку от места, где он расположился, послышался дружный заливистый смех. Мальчик, пришедший сюда исключительно ради тишины, скривился. Голоса между тем усиливались, явственно свидетельствуя о приближении веселящихся студентов, и Том решил, что ему надоело бесцельно валяться на траве, придаваясь горестным размышлениям. Намного лучше себя чем-то отвлечь вместо того, чтобы гонять в голове по очередному кругу одни и те же мысли. Быстро встав на ноги, и даже не взглянув в сторону шумно развлекающейся компании, он направился в замок.

“Надеюсь, в библиотеке, как обычно тихо и спокойно”, — думал он, шагая по пожухлой траве. — “В гостиную факультета не хочется, на астрономическую башню тоже. Только, чем там заняться? Вновь безрезультатно ковыряться в книжках с давно забытыми рецептами? В десятый, наверное, раз листать учебники по зельеварству за старшие курсы? Нет! Надоело. Да и, видимо, бесполезно....”

Он криво улыбнулся, сбавляя шаг, и едва не споткнулся о корягу, лежавшую поперек узкой тропинки, петлявшей от озера в сторону школы.

— Шшш, едва не зашиб, гаденышшш! — послышался едва различимый голос.

Мальчик в удивлении завертел головой, остановившись и пытаясь понять, кто говорит.

— В траву, уползу лучшшше в траву, а посссле в канаву.... Есссть тут неподалеку одна, сссырая и детишшки там не шшшасссстуют....

“Змея!” — Том бросил взгляд вниз, себе под ноги и в последний момент успел заметить, как маленькая черная змейка юркнула в густую траву, росшую у края тропинки. — “Приятно понимать их речь.” — подумал он. — “Особенно, кода большинство слышит только невнятное шипение. Малфой с Блэком, уверен, точно не говорят на их языке.”

Переступив через корягу, мальчик пошел дальше.

“Салазар Слизерин тоже разговаривал со змеями!” — вдруг вспомнил Том. — “И я ведь хотел побольше разузнать про него, почитать, да Поппея помешала. Не хотелось ей объяснять, отчего я заинтересовался им. Сейчасможно, наконец, и заняться этим.”

Обрадованный свежей идеей, он ускорил шаг, быстро преодолев оставшееся до Хогвартса расстояние.

— Томас! — прямо перед ним внезапно выросла Карина, загородив собой вход в школу и внимательно, как-то даже подозрительно, глядя на него.

— Карина! — мальчик от неожиданности едва не выругался самым грязным ругательством, какое однажды слышал на одной из улиц Лондона.

Все последующие после истории с аллергией дни он старался увильнуть от разговора с девочкой, не давая ей ни малейшей возможности заговорить с ним. И до сегодняшнего дня ему удавалось избегать ее вполне благополучно. И вот....

— Мне, кажется, ты игнорируешь меня! — выпалила юная волшебница, а ее большие зеленые глаза буквально просверлили его насквозь.

“Ну, да”, — хотелось сказать ему в ответ. — “Рецепт давно у меня в кармане. А болтать с тобой о всяких пустяках желания у меня нет.”

— Все не так, как ты думаешь! — после секундного молчания, вызванного исключительно нежеланием ляпнуть лишнее, о чем впоследствии придется жалеть, наконец, ответил Том. — Тебе только кажется. И, вообще, с чего ты так решила?

— Мне казалось, что мы с тобой друзья. А получается, что нет.... Сдается мне, тебе от меня на самом деле, что-то нужно было.... Бьянка именно так считает, — она обижено надула губы и демонстративно уставилась в сторону. — Или тебе нравится дружить с этой Макквин? И ты лишь хотел ее позлить, общаясь со мной? — ехидным голосом, взглянув вновь на него, поинтересовалась Карина.

“Девчонки!” — мысленно заламывая руки, про себя взмолился Том. — “И Поппею уже приплели! Это какой-то ужас!!! Как же с вами сложно....”

— Бьянка! Поппея! Да, что ты такое говоришь? — он демонстративно закатил глаза. — У тебя на редкость богатое воображение. Ничего из того, о чем ты сейчас говоришь и в помине нет.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться