Наследник Слизерина

Глава двадцать третья

Вначале появилась боль и только спустя некоторое время он сам. Открыв глаза, Том застонал, едва пошевелил правой рукой. Голова дико раскалывалась, лоб саднило. Красные с темными пятнами круги прыгали перед взором, мешая видеть. Собравшись, мальчик зажмурился, пытаясь преодолеть, начавшую наваливаться слабость. Рвотные порывы сотрясли горло, с каждой секундой становясь все сильней. Вновь открыв глаза, он почувствовал себя немного лучше. Прямо напротив него в кресле сидел Амадеус, закинув ногу за ногу, и безмятежно покуривал трубку.

— Добро пожаловать ко мне домой, Томас, — он насмешливо взглянул ему прямо в глаза, одновременно выпуская в его сторону струйку дыма. — Хотя со словом “добро” я поторопился. Извини, но, сразу предупреждаю, ничего хорошего тебя тут не ждет.

Мальчик огляделся. Он находился в огромной комнате, сидя прямо в ее середине в небольшом кресле. Стены помещения украшали множество картин, с постоянно двигавшимися на них нарисованными волшебниками. Они с любопытством поглядывали на него, но в отличие от хогвартских предпочитали помалкивать. В углу весела парочка цветных ковров, рядом с ними, около стены, располагался гигантских размеров шкаф, набитый разнообразными вещами. В противоположной части комнаты, возле окна стоял письменный стол, за ним виднелся выход на балкон, контуры которого едва проступали в темноте. Покончив с осмотром, Том мрачно взглянул на мужчину.

— В школе скоро узнают, что я пропал. Меня обязательно начнут искать.

— Пусть ищут. За одним они уже не уследили. Жалость какая! — он всплеснул руками, делано пугаясь. — Твое исчезновение никого не станет волновать. Кому нужен сирота? За тебя никто не попросит, никто не похлопочет. Некому ходить за директором, каждый час посылать ему сов, требовать, угрожать, умолять... Ты и сам ведь все понимаешь. На редкость смышленый мальчуган оказался... Я, если честно не рассчитывал, что у тебя получится. Не стану врать. Надежды было мало. Но я уже не знал, что делать дальше. У меня закончились все идеи и предположения. Я перепробовал все. Исходил всю школу, изучил и ощупал буквально каждый камень в замке.

— Ты не знал, что я ее ищу, — лишенным всяких эмоций голосом произнес Том.

— Вот тут ты ошибаешься. Я в курсе вашей весьма любопытной игры. Она мне очень помогла. Старина Гораций при нашей с ним встрече, хлебнув лишнего, все о ней рассказал. Ты знал, что мы учились вместе? На одном факультете? Ты много чего не знаешь. Ты ведь не из нашего мира, если по-хорошему. Хотя про Горация плохо не думай. Он действительно считает, что ты многого можешь добиться. Других в свой клуб он не приглашает. Вернее, мог бы добиться... — Он рассмеялся и глубоко затянулся, спустя пару секунд выпустив в потолок несколько идеально круглых колец.

— Зачем тебе открывать Тайную комнату? В ней же погибель маглорожденных. Тебе то, что с их смерти?

— У тебя неверная информация, — снисходительно произнес Амадеус. — Я считаю совсем по-другому.

— И что по твоему Слизерин мог там спрятать?

— Знания. Он величайший маг, не побоюсь сказать, всех времен. Самый могущественный и непревзойденный. С их помощью я полностью искореню зло, поселившееся в нашем мире.

— Какой же ты борец со злом, — ехидно процедил мальчик. — Ты и есть само зло. Избиратели слепы, не видя твое истинное лицо.

— Не смей так говорить! — волшебник яростно посмотрел на Тома, выхватив изо рта трубку. — Ты ничего не понимаешь!

— Тут нечего понимать, — улыбнулся ему в ответ Том, ледяной ухмылкой. — Ты лишь строишь из себя хорошего. На самом деле ты не лучше тех, кого убиваешь. Гриндевальд и тот честнее тебя. Он хотя бы не стал одевать на себя личину невинности.

— Не сравнивай меня с ним! Ты ошибаешься. Что ты вообще можешь понимать? Ты и года не прожил в нашем мире. Я всего лишь борюсь со злом его же методами. Мне приходится так поступать.

— К примеру, подтасовкой результатов выборов?

— О чем ты? — побледнев, поинтересовался Амадеус.

Том одарил мужчину очередной холодной улыбкой. В молчании наслаждаясь эффектом, вызванным его словами.

— Я знаю о твоем сговоре с членами Визенгамота. И постарался, чтобы о нем узнали журналисты.

— Врешь! — колдун вскочил на ноги и прошелся по комнате. — Ты все врешь.

— Как ты думаешь, что подумают остальные волшебники, когда узнают о фиктивных выборах? И главное, что инициатор всего обмана — обожаемый всеми Рубенс Амадеус? Хотел бы я увидеть их лица, почитать заголовки газет.

— У тебя нет доказательств.

— У меня есть свидетель, — хитро ухмыльнулся Том.

Он не верил, что выйдет отсюда живым, просто хотел позлить мага, добавить ему несколько напряженных, волнительных минут. Сейчас мальчик не боялся смерти и не собирался молить о пощаде. Гибель от руки известного и могущественного волшебника не казалась ему чем-то ужасным, заставляя трястись поджилки и бешено биться сердце. Хотя появись хоть малейшая надежда на спасение, он мгновенно бы попытался воспользоваться ею. Ища ее, он принялся разговором тянуть время, благо и Амадеус оказался настроен на него. Том спокойно глядел на вышагивающего вокруг него колдуна. Тот на мгновение ошарашено посмотрел на мальчика, изумляясь его невозмутимости.

— Никто не мог проговорится, — пробормотал Амадеус. — У тебя и шанса не было с кем-нибудь из них поговорить. Тем более подслушать нас... Разве, что тот мальчишка. Не помню его имени... Кажется, Гилберт. Он находился там в тот день. Сами себе роем могилу! Я постоянно твержу, не следует водить в Министерство детей. Не страшно. Он ничего не понял. Он же глуп. У него один квиддич на уме. — Колдун пристально посмотрел на мальчика, остановившись прямо напротив него. — Наверняка, ты все пронюхал с помощью легилименции. И где ты только ею обучился? Даже не рассчитывай. Твоему дружку не поверят.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться