Наследник Слизерина

Глава двадцать четвертая

Закладывая уши и обжигая пальцы, сжимавшие пистолет, попавшим на них порохом пуля с оглушительным шумом вырвалась из дула по направлению к груди колдуна. Не удержав оружие, Том выронил его прямо себе на ноги. Амадеус в свою очередь от неожиданности резко отпрянул назад, потерял равновесие и вывалился с балкона. Мальчик так и не понял попал он в мужчину или промахнулся.

“Поделом тебе”, — торжествовал он, видя, как маг падает вниз, не сомневаясь, что тот непременно разобьется насмерть, едва достигнет земли. Трудно остаться в живых свалившись со второго этажа.

Однако спустя секунду Том понял, что слишком рано принялся праздновать победу. Когда Амадеусу до гибели оставалось лишь пару сантиметров, он неожиданно исчез. Мальчик в первый момент не поверил своим глазам. В страхе завертев в поисках волшебника головой, Том не знал, что предпринять дальше.

“Трансгрессировал!” — он метнулся обратно в комнату и закрыл дверь.

В два шага преодолел пространство до шкафа и схватил в обе руки по стилету. Резко обернулся, услышав за своей спиной непонятный шум. Облегченно выдохнул, видя, что его вызвал лишь ветер, бившийся в разбитое окно.

“Надо бежать! Он знает, что я в его доме. И обязательно вернется за мной”. — Выскочив из комнаты, он начал спускаться вниз по лестнице. Панические мысли настырно лезли в ошарашенную голову. — “Пешком я далеко не уйду. Он догонит меня. И уже не станет попусту трепаться”.

На первом этаже оказалось темно и он больно ударился о стоявший возле стены комод.

“Есть здесь кто-нибудь?” — зло выкрикнул мальчик. — “Отвечайте немедленно!”

— Чего разорался? Спать мешаешь. — Раздался у него за спиной скрипучий голос. — Разумеется, есть. Как же иначе? Куда я денусь. Разве, что хозяин отправит по делам.

Обернувшись, Том уперся взглядом в огромные желтые глаза, с трудом различая перед собой очертания жилистого, но весьма высокого домовика.

— Включи свет, — потребовал мальчик.

— С какой стати? Хозяин не велел.

— Немедленно.

Эльф и бровью не повел.

— Хватит вопить, — он щелкнул пальцами и Том с ужасом обнаружил, что может издавать только едва слышный писк.

— Ты что творишь, — мальчик в полном бессилии сжал кулаки, едва сдержавшись, чтобы не ударить домовика. — Где тут выход?

Эльф показал рукой в темноту, одновременно ловко выхватывая у Тома оба стилета:

— Прямо и налево. Только дверь до утра заперта. Хозяин не велел открывать. Приготовить гостю постель?

— Какую постель?! — возмутился Том, силясь исторгнуть из горла звук хоть немного громче комариного писка.

— Ваше дело, сэр, — домовик пожал плечами и занес уже руку, видимо собираясь исчезнуть.

— Стой, — мальчик схватился за смутную, невероятно туманную надежду. — Я племянник твоего хозяина. Ты должен меня слушаться.

Тот округлил глаза, а затем оскалился в ухмылке:

— У хозяина Рубенса нет племянников.

— А я, по-твоему, кто?

Эльф облизал узким языком тонкие губы, глядя в упор на мальчика, почесал длинными костлявыми пальцами затылок и неожиданно исчез.

Том в расстройстве схватил руками, оставшийся после него, воздух. Чертыхаясь, он побрел в темноте на поиски выхода наружу. Несколько раз ударившись о валявшиеся на полу вещи, один раз врезавшись в стену и свалив с полки через секунду разбившуюся вазу, он все же добрался до двери. Толкнув ее, мальчик убедился, что та действительно крепко заперта. Не помогли даже заклинания открытия. Выругавшись, правда, не услышав ничего из произнесенного, он поплелся обратно.

“Не получилось через дверь, попытаюсь через окно”, — решил он. — “Следует поторапливаться. Амадеус может объявиться в любую секунду. Вдруг он уже давно за мной наблюдает? Проклятый домовик. При свете я бы давно уже выбрался на улицу”.

Едва он подумал об эльфе, как тот тут же возник перед ним.

— Где тут окно? — напрягая горло, поинтересовался мальчик. Изо рта неожиданно вырвался громоподобный крик.

— Извините, хозяин Томас, — эльф склонил голову. — Если вам надо я немедленно открою дверь...

— И свет...

— Конечно...

Вспыхнувшие факелы ярким огнем мгновенно стерли из помещения малейшие намеки на темноту. Стоя возле открытой двери и глядя на расстилающуюся вокруг дома ночь, мальчик понял, что не имеет ни малейшего понятия, куда идти.

— Перенеси меня... — он задумался, выбирая место.

— Куда, сэр? — домовик вновь склонился. — Марцелл виноват. Не признал хозяина Томаса. Каким образом Марцелл может загладить свою вину?

— Ты доставишь меня в любое место? Какое я только пожелаю?

— Да, хозяин.

— Тогда в Хогвартс. В гостиную Слизерина.

Марцелл едва ощутимо коснулся руки мальчика и беззвучно щелкнул пальцами. В туже секунду Том оказался в знакомом ему помещении, среди зеленых кресел и таких же диванов. С радостью глядя на приглушенный свет светильников, он с облегчением опустился прямо на пол.

— Какие следующие приказания?

— Следующие?.. Мясной пирог, стакан молока и клубничный пудинг. И тогда я подумаю о твоем прощении.

Глядя на растворяющегося в воздухе эльфа, он обессилено развалился возле стоявшего в метре от него стола.

“Я спасен. Я жив. У меня появился собственный домовик. Я потомок Салазара Слизерина. Теперь никто не посмеет попрекнуть меня фамилией “Реддл”. Даже я сам. Отныне она всего лишь недоразумение. Неприглядная, грязная кожа, которую пора скинуть за ненадобностью”.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться