Наследник Слизерина

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая

Снежинки, кружась на морозном воздухе, плавно падали на землю, покрывая ее молочного цвета пеленой, больно слепящей глаза. Краски, сдаваясь под их неотвратимой настойчивостью, исчезали из мира, уступая господству белого. Все вокруг постепенно приобретало неестественный, волшебный вид, словно действительность неожиданно перенеслась в сказочное место, чистое, тихое и спокойное. Пространство будто по мановению волшебной палочки расширилось и приобрело странную безразмерность. Ровная, скрадывающая малейшие неровности снежная поляна расстилалась внизу бескрайним морем, упираясь лишь в Запретный лес, с трудом различаемый рядом с едва заметным горизонтом.

Том, стоя на площадке Астрономической башни, свесился вниз и, протянув руку, поймал большую снежинку, пролетевшую рядом с ним. Лежа на ладони, она укоризненно сжалась, чувствуя тепло кожи, и медленно растеклась, превратившись в прохладную прозрачную воду. Мальчик стряхнул влагу, зябко поежившись. Снег продолжал идти, всем своим видом напоминая о приближении Рождества.

Поплотнее закутавшись в мантию и теплый вязаный шарф, Том посмотрел на едва заметное в небе солнце, больше похожее на желтое размазанное пятно. Он не любил Рождество, но первый раз в жизни радовался ему. Ведь одновременно с ним наступали каникулы и, как он недавно узнал, большинство студентов должны будут разъехаться на две неделипо своим домам. Опустевший замок, тишина коридоров, любое кресло на выбор в гостиной, неограниченные часы в библиотеке, что может быть лучше? Предвкушая свой праздник, мальчик начал медленно спускаться вниз.

Жар помещения, заставивший мигом снять шарф, встретил Тома одновременно с Поппеей, непонятно откуда подскочившей к нему, словно юная колдунья давно ожидала его, прячась в углу возле двери.

— Какие планы на каникулы? — поинтересовалась Макквин.

Мальчик пожал плечами:

— Никаких...

— Отправишься в свой приют, проведать друзей?

Мальчика передернуло от такой перспективы.

— Нет. Останусь в школе.

— Совсем один? Ведь все уезжают по домам. Не страшно бродить по пустому замку и обедать вместе с учителями?

— Отнюдь...

— Хм... Ну, да. Ты же их любимчик, — девочка хитро улыбнулась. — Поедем со мной. Мы с папой каждое Рождество встречаем в бабушкином доме. Повеселишься, познакомишься с моей семьей...

Две недели с Поппеей. Врагу не пожелаешь. Дом набитый Макквинами. Если ее родственники хотя бы отдаленно напоминают юную ведьму... Он в самых ярких красках представил себе тихую, пустую гостиную, мягкое кресло, огонь камина и спокойное чтение интересного учебника. Зачем ему ехать с ней?

— Спасибо. Я бы рад, но не могу. Я должен или остаться здесь, или отправиться в приют. Такие правила. Я узнавал.

— Бедняга... — волшебница с сочувствием посмотрела на него. — Держись. Две недели быстро пролетят...

“Слишком быстро”, — в ответ подумал Том.

На следующий день, после обеда, он решил изменить себе и вышел на улицу. Семестр заканчивался и все больше и больше студентов принялось ходить в библиотеку, шуметь и громко говорить, мешая ему спокойно заниматься. А заходить в гостиную в середине дня мальчик зарекся уже давно.За неимением других развлечений в такое холодное время года там теперь обычно собирался почти весь факультет.

Слушая хруст льда под ногами и глядя как снег неспешно падает с белесого, поддернутого мутной дымкой неба, он хмуро посмотрел на грифиндорцев, игравших в снежки неподалеку от входа в школу.

“Не стану их радовать, становясь мишенью”, — решил мальчик и свернул в сторону.

— Привет! — из-за гигантского сугроба, выросшего благодаря огромному количеству расчищенного вокруг замка снега, вышла Найра.

— Привет, — Том взглянул на девушку, в ее огненно рыжих волосах прятались несколько снежинок, переливаясь словно бриллианты.

Не останавливаясь, ведьма хмуро улыбнулась:

— Поболтаем в другой раз, хорошо? Сейчас настроение не то...

Мальчик кивнул. На самом деле, он не особо стремился с ней общаться, больше хотелось побыть одному, подумать, поразмышлять. Проводив Найру, заспешившую по узкой тропинке в направлении Запретного леса, равнодушным взглядом, Том не торопясь побрел дальше.

Медленно ковыляя, загребая от нечего делать ногами снег, он несколько раз обошел здание школы, а затем решил поглядеть на замершее озеро.

“Интересно, лед будет такой же темный, как и вода?” — думал Том, приближаясь к нему.

К его разочарованию оно предстало перед ним похожее на гигантское блюдце, наполненное остывшей манной кашей. Льда совсем не было видно, лишь белая, вихрящаяся на едва ощущаемом ветерке пыль. Взобравшись на невысокий холм, мальчик остановился на его вершине, разглядывая окрестности. Мелькнувшая за ближайшим кустом фигура, закутанная в плотную синюю мантию, сразу привлекла его внимание.

“Подружиться с лесником?” — вздохнул Том. — “К нему в хижину мало, кто рискнет зайти”.

Спустившись вниз, он слепил снежок и запустил в тоненькое, облепленное снегом деревце. Желая узнать, куда направляется незнакомец, и, исходя из его действий, выбрать противоположное направление, Том поискал глазами синюю мантию. Спустя несколько секунд он обнаружил ее на том самом холме, с которого недавно спустился.

“А не следит ли он за мной?” — пронеслась в голове неожиданная мысль. — “Кому я нужен? Оборотни? Никак не могут нас забыть? Амадеус? Решил под Рождество поближе познакомиться? Говорили, территория школы надежно защищена...”

Осторожно оглядываясь, он медленно пошел вокруг озера. Через пару минут, бросив назад очередной взгляд, Том окончательно убедился, что человек идет именно за ним.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться