Наследники

Размер шрифта: - +

Глава 2

Аромат благовоний затруднял дыхание. Тяжелый аромат корицы с ванилью душил меня, и я очнулась от сухого кашля. Он до боли драл горло, и все о чем я мечтала – поскорее открыть окно и вдохнуть глоток свежего воздуха. Все же я грохнулась в обморок на кухне или на балконе. Только перегар мог так сильно сшибить меня с ног.

На ощупь я сползла с кровати и случайно опрокинула напольный светильник. Он с грохотом разбился о пол. Тогда-то я и вспомнила, что отчим обменял светильник на четыре бутылки пива около трех месяцев назад. На свой страх и риск приоткрыв один глаз, я увидела перед собой разбитую вещь, и эта вещь точно не торшер. Ультрафиолетовая полупрозрачная жидкость из сферы распространяла невыносимую вонь корицы.

– Бриена! – заохала Иллия, распахнув дверь. Я узнала ее по голосу и не поверила ушам. Неужели я действительно перенеслась в другой мир? – Что с Вами?

– Запах… не могу дышать, – еле выдавила из себя я, зажимая нижнюю часть лица ладонью.

Служанка взмахом руки отворила все окна в комнате и немедленно вывела меня наружу. Уже за дверью дышать стало гораздо легче. Меня отвели в малую гостиную на том же втором этаже, что и гостевая спальня, и усадили на просторный мягкий диван насыщенного желтого цвета. Не прошло и пяти минут, как в гостиную влетела взволнованная Имирия Салварин.

– Бри, ну как же так? – всполошилась она. – Я подумать не могла, что у тебя аллергия на фисан. Прости меня, пожалуйста!

Живая и ладно. В этом доме мне слишком сильно помогли, и возмущаться у меня не было никакого морального права. Вскоре дыхание полностью восстановилось, и я откинулась на спинку дивана, уставившись в потолок. Никогда раньше у меня не было приступа аллергии. Страшно. Просыпаешься и даже не сразу осознаешь, что ты не у себя дома, а в гостях. У магов. В другом мире.

– Все в порядке. Воды бы только.

Я выпила целый графин, и все это время дворецкий Каар ждал, пока я закончу. Затем он, поклонившись, сообщил:

– Господин Тирнан ожидает госпожу и гостью в столовой и просит поторопиться. Сразу после завтрака господин с гостьей отправятся в академию.

Наконец-то! Не знаю, как выдержала бы, если пришлось ждать несколько дней. Раньше школа, в которой обучают магии, была для меня всего лишь детской сказкой. Я и подумать не могла, что иногда не только желания исполняются, но и детские сказки.

Вернувшись в проветренную спальню, я снова стала куклой хозяйки дома. Сегодня меня нарядили в салатовую блузку до середины бедра и в изумрудные колготки. Причем никаких штанов сверху или юбки не предусматривалось. И ко всему этому красные туфельки и ободок на голову, чтобы волосы на лицо не падали и не лезли в глаза.

– Идем-идем, – подгоняет меня госпожа Салварин, будто бы не она тянула время, а я. – Тирнан злится, когда голодный. Еще одна драконовская привычка. Раньше он был гораздо терпеливей! Мог два часа спокойно на стуле просидеть, пока я травы выбирала в лавке!

Спустившись на первый этаж, я вошла в столовую и тут же словила грозный взгляд молодого дракона. Тирнан недовольно оглядел меня с макушки до носок красных туфель и вернулся к чтению газеты. Буквы на страницах играючи плавали, а картинки шевелились словно в пятисекундной видеосъемке.

– Ты спала четыре дня, – сообщил парень вместо пожелания доброго утра. – Доброе утро, – вторил он моим мыслям, не отвлекаясь от газеты. – Разве в твоем мире восстановительный сон длится не шесть-десять часов?

– Да. Иногда можно несколько дней проспать, если истощен или ранен. – Я призадумалась. – Неужели я спала целых четыре дня? Никогда раньше такого не случалось!

– Четыре с половиной, – уточнил Тирнан и встряхнул газету. – Ешь скорее. Нас ждут.

Госпожа Салварин помотала головой, возмутившись холодностью сына, и вслух ничего не сказала. Ее можно понять: парню всего двадцать один, а он уже самоуверенная глыба льда. Тирнан поднял газету на уровень лица, чтобы вообще меня не видеть. Точно, он же мысли читает. Надо как-нибудь реабилитироваться. Я ведь не считаю его закостенелым чурбаном. Холодность – всего лишь часть его многогранного характера. Был бы Тирнан нехорошим, не стал бы приглашать погостить в его доме и терпеть помощь его матери мне.

Парень еще раз встряхнул газету, и я подумала, что лучше о нем вообще не думать. Вот завтрак, например. Тонкие ломтики жареного мяса, салат латук и что-то незнакомое мне на гарнир. В длинном стакане фруктовый смузи, и его я попробовала в первую очередь. Очень вкусно!

Мрачный Тирнан отложил в сторону газету, и ему запоздало подали тарелку, доверху наполненную мясом. Особая диета мясоеда? Парень хмыкнул, и я заткнулась в мыслях. Вот как не думать? Просто взять и не думать, чтобы никого не бесить и самой не беситься, что мои мысли – достояние общественности? В академии надо что-нибудь придумать для ментальной защиты.

– Доела? – спросил Тирнан грозно, а я только и успела, что поднять глаза в его тарелку. Пустую тарелку! Там же только что было три или четыре огромных куска мяса! – Нас ждут. Не забыла?

Едой я давилась, явно переела, но съела все. После четырехдневного сна голод напал на меня зверский. И кто знает, во сколько я смогу поесть в следующий раз? О том, как тяжелый взгляд черных-пречерных глаз парня давил на меня, я даже не заикалась.



Ксюра Невестина

Отредактировано: 14.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться