Наследники Исты. (не)идеальный

Размер шрифта: - +

Глава 11

Я сидел в кабинете, потому что точно знал, что Талли не в библиотеке, а значит, и мне там делать нечего, и думал о том, что малышка сказала мне во время нашей последней прогулки к озеру.

Я только успел привязать лошадей, по привычке отводя своего жеребца немного дальше, а Талли уже успела подойти к краю озера и стояла, обхватив себя руками и всматриваясь в водную гладь.

- Все в порядке? – я обхватил девушку за талию, прижимая к своей груди, обычно она пользовалась моментом и прижилась ко мне настолько сильно, что стиралась граница, где заканчивается ее тело и начинается мое, мы словно становились единым целым, но сегодня все было иначе.

Талли напряглась, а потом резко повернулась в моих руках и, положив руки на грудь, заглянула в мои глаза. Я ждал ответа, но девушка упорно молчала, но и глаз не отводила.

- Талли, - я осторожно коснулся щеки девушки, - что случилось? Тебя кто-то обидел? – но малышка только покачала головой и снова повернулась к озеру.

- Просто я думала…

- Очень полезное качество, - я хотел отвлечь Талли от грустных мыслей, если те появились в ее прекрасной головке, но девушка даже не улыбнулась, - мне страшно, Нил, - прошептала она, но я услышал, - очень страшно…

- Ты кого-то боишься? – внутри у меня все замерло, кажется, я даже перестал дышать, неужели мятежники сумели до нее добраться? Но она практически все время во дворце, без меня даже не выходит за его пределы. Но пока я вел внутреннюю беседу с самим собой, Талли ответила.

- Себя… Кто я, Нил? Почему ничего не помню? Каждый день я просыпаюсь с мыслью, что именно сегодня все обязательно встанет на свои места и я, наконец, пойму, кто я, и каждый вечер благодарю Богов, что этого не произошло…

- Почему? – я даже представить не мог, что подобная внутренняя борьба съедает Талли изнутри, хотя уже много раз говорил ей, что она может оставаться во дворце сколько угодно.

- Потому что боюсь потерять тебя, если вспомню, - она снова повернулась ко мне и, обхватив руками мою голову, притянула к себе, выдохнув мне в губы, - ты стал мне настолько дорог, что одна мысль о том, что я могу потерять тебя причиняет мне боль вот здесь, - и Талли прижала мою руку к своей груди настолько сильно, что я чувствовал биение ее сердца.

- Я ни за что не отпущу тебя, ты только моя. Ты у меня в голове, в сердце, ты пробралась мне под кожу и просто так тебя оттуда уже не выбросишь, поэтому прекращай думать о всяких глупостях, - малышка отвела глаза, а на ее губах появилась полуулыбка, полуусмешка.

- А что если я крестьянка, самая обычная, что если во мне нет ни капли высокородной крови? Как считаешь, император сочтет меня достойной спутницей своему брату-принцу, одобрит наши отношения? – я не выдержал и резко схватил Талли за плечи, от того как она поморщилась, я понял, что перегнул палку, но сейчас для меня было важно, что бы она услышала меня.

- Никто и слова не скажет, поверь, Толин не тиран, и он согласится с моим выбором, а как только познакомится с тобой, то сам настоит на том, чтобы я женился на тебе…, - от того, как глаза Талли распахнулись, я понял, что мысль о свадьбе она даже не допускала в свою голову.

- А если я высокородная, и у меня уже есть жених или…, - в этот момент ее глаза распахнулись, и в них плескался неподдельный страх, - муж…, - она прикрыла рот ладошкой, словно то, что она только что произнесла, было самым страшным ругательством.

Я как-то не думал об этом, потому что поведение малышки просто кричало о ее невинности. Ее робкие поцелуи, едва уловимые прикосновения, то, как ее щеки покрывались румянцем, когда я был рядом. Мужа у нее точно не было, а вот жених… в любом случае нужно было лучше следить за невестой, он сам виноват, что ее лишился, а я свое отдавать, не намерен.

- У тебя нет никакого мужа, малышка, поверь мне, уж отличить замужнюю женщину от девчонки у меня опыта хватит, - я растянулся в улыбке.

- Даже не сомневаюсь в этом, - пробурчала Талли себе под нос, и от ее слов по моему телу разлилось тепло. Неужели малышка ревнует? Эта мысль настолько мне понравилась, что улыбка на лице стала еще шире, - но это ничего не меняет, что если…, - я не позволил ей закончить.

- Мне не важно кто ты, крестьянка, высокородная, да хоть правительница соседних земель, я разберусь с любой проблемой, верь мне, и неважно, вспомнишь ты что-то о себе или нет, важно, что ты рядом, и я никуда не собираюсь тебя отпускать, - я хотел поцеловать Талли, безумно соскучился по ее губам, и закончить на этом ее странный разговор, надеясь, что моих слов окажется достаточно, чтобы девушка перестала съедать себя неопределенным будущим.

- Почему? – я глухо застонал, понимая, что просто так она от меня теперь не отстанет, потому что если Талли решила что-то выяснить, то так просто не отступиться.

- Ты действительно предпочитаешь разговоры поцелуям? – я сделал последнюю попытку, но малышка не отреагировала на провокацию, продолжая  всматриваться в мое лицо.

- Хорошо, - сдался я, опускаясь на покрывало, которое мы захватили вместе с едой, планируя перекусить у озера, и увлекая за собой Талли, - мне сложно все это говорить, наверное, потому, что я никогда до конца не был откровенен ни с одним человеком, даже с братьями, а вот сейчас обнажаю перед тобой душу.

Моя мама умерла, когда я был совсем маленьким, это долгая история, не для сегодняшнего дня точно, - Талли хотела что-то сказать, но я остановил ее, - подожди, сначала дослушай, мне сложно собраться с мыслями, поэтому давай оставим вопросы на потом, - девушка кивнула, а я продолжил, - после ее смерти, до меня никому не было дела, отец сдал нас с братьями нянькам на поруки, а сам отстранился, сведя наше общение к минимуму, я остался один в огромном мире, еще до конца не понимая, что теперь так будет всегда. Я был малышом, а потому верил, что если я буду идеально себя вести, то, в конце концов, папочка заметит, какой я хороший и, наконец, полюбит меня.



Ирена Горецкая

Отредактировано: 31.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться