Наследники Предтеч 1. Выживание

Размер шрифта: - +

49-е сутки. Джунгли

Примерно через неделю после появления жёлтой луны, в очередной раз занимаясь исследованием местности под пологом леса, я обнаружила два слегка прикрытых красным мхом человеческих тела. Судя по ровным краям глубоких резаных ран мужчина и женщина скорее погибли от рук своих соплеменников, чем животных. Совсем недавно, тела ещё не начали разлагаться. Учитывая отсутствие некоторых органов и кусков мяса можно предположить, что это жертвы Дмитрия и его компании. Или ещё кто-то занимается людоедством.
Проверив окрестности и убедившись в собственной безопасности, я сначала с омерзением, а потом, увлёкшись, с научным интересом приступила к вскрытию. Спеша закончить, пока охотники не вернулись за добычей, сфотографировала всё, что смогла, многое не по одному разу, и только потом приступила к более подробному изучению. Чем дальше, тем я всё больше убеждалась, что от нас прежних остался только разум. Если первоначальной целью вскрытия был поиск отличий от Homo sapiens, то, уже после беглого осмотра мертвецов, стало очевидно, что говорить можно скорее о поиске сходств, а не отличий: настолько сильно разнились земляне и те, чьи останки лежали во мху. Да, внешне тела напоминали прежние, но внутренним строением отличались не просто от человеческих, но даже от строения тел земных млекопитающих. И не только млекопитающих — даже строение земной лягушки больше похоже на человеческое, чем это.
Успокаивало одно. Несмотря на всё отличия, что-то общее всё же осталось. Пищевод, желудок (двойной или два рядом расположенных?), кишечник, сердце... Да, назначение немалого количество органов можно определить. Или хотя бы предположить.
Всё-таки не изменили, а наделили совсем другими, как-то по особому сконструированными телами. Или… нет, вряд ли специально сконструированными. Гораздо вероятнее, что наши тела были выращены, но по уже известному генотипу. Их генотипу. Мы же наследники керелей. Почему я сразу не сообразила, что, скорее всего наши организмы идентичны их?
Услышав шаги, я быстро поднялась на безопасную высоту и, посмотрев вниз, тяжело вздохнула, увидев старого знакомого. Но вскоре поняла, что ошиблась — из-за деревьев вышла не компания Дмитрия. Шестеро людей с ещё более деформированными и разросшимися телами действительно с первого взгляда напоминали старых знакомых, но ещё сохранили достаточно индивидуальных черт, чтобы удалось убедиться в ошибочности первого впечатления. Значит, страшная болезнь поразила не только группу Дмитрия.
Присутствие изменившихся людей заставляло меня нервничать, хотя я и забралась достаточно высоко. Но даже находясь в безопасности, оказалось трудно унять дрожь, вызванную даже не столько устрашающим внешним видом, сколько  запахом. Странным, несильным запахом этих людей. Вопреки ожиданию, от них пахло не гнилью и не отходами жизнедеятельности, даже дух болезни почти исчез. Впрочем, приглядевшись, я обнаружила, что ни язв, ни болячек практически не видно — кожа зажила, и теперь они не походили на гниющих заживо. Но запах… этот странный слабый запах… он одновременно и привлекал и отталкивал.
Бросив прощальный взгляд на монстров, когда-то бывших людьми (и не факт, что плохими), я вернулась в безопасную гущу крон.



Софья Непейвода

Отредактировано: 13.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться