Наследники Предтеч 3. Основание

Font size: - +

Ранний вечер – ночь 7 декабря 1 года

У заросшего озера — на острове

Обосновавшийся у озера народ встретил сатаниста неприветливо, практически так же, как до этого русалки: разоружили, обыскали и увели допрашивать. Честно говоря, такая реакция удивляла — ведь меня-то приняли вполне нормально. Впрочем, и сейчас отношение не изменилось, более того, теперь охрана не стала меня сопровождать и следить, куда пойду и чем займусь, а лишь поприветствовала коротким кивком.
— Вадим не из русалок, — сообщила я людям у костра. — Он пришёл издалека. Да вы и по вещам можете в этом убедиться — там давали свободный выбор и поэтому его набор сильно отличается.
— Мы это заметили, — кивнул лидер собравшихся, которого я уже научилась отличать по голосу. — И если ты гарантируешь, что он не из преступников...
— Гарантирую, — без колебаний подтвердила я.
— Мы побеседуем с ним и всё вернём, — пообещал мужчина, после чего удалился в ту же сторону, куда увели сатаниста. Я посмотрела ему вслед, но мешать не стала. Чем-то очень сходно поведение этой группы и русалок. Не озлобленность, но настороженность.
— Встретимся у тех кустов. Надо поговорить, — полушёпотом попросила проходящая мимо женщина, указав направление. Пожав плечами, я немного задержалась, а потом перебралась в условленное место. Если бы они хотели, то уже давно могли бы проявить агрессию.
— Что-то случилось?
— Я посчитала, что ты должна это знать, — непонятно начала она, сделала небольшую паузу, несколько раз вздохнула, как будто набираясь смелости, и продолжила: — Ты можешь не тратить на нас силы — толку всё равно не будет.
— Вы не заплатите, — с горечью констатировала я. Неприятно обманываться в людях, особенно когда уже начинаешь им верить.
— Нет, мы-то заплатим, — поспешно возразила собеседница. — Но что для нас лекарство, для твоего вида — яд. Я лично не видела, но твои же родичи говорили, что один из них пытался использовать наш препарат — и очень быстро погиб.
Я сжала челюсти и отвернулась к озеру. В принципе, могла бы и сама об этом подумать — но нет, надежда оказалась сильнее разума.
— Это точно? — голос прозвучал немного надтреснуто.
— Да. Прости.
— Тебе не за что извиняться, — резко встав, я протянула ей руку. — Спасибо, что предупредила.
— Не сердись на него, — кивнула в сторону своего лидера женщина. — Он действительно не хотел бы потерять людей ни за что. И так от рук русалок погибли слишком многие.
— А разве в битве, которую вы хотите спровоцировать, никто не пострадает? — горько усмехнулась я.
— Скорее всего, жертвы будут. Но это необходимо. Такие мерзкие существа не должны ходить по земле! — от разгорающегося гнева её голос окреп. — Они не пощадили ни одного ребёнка! Если мы не избавимся от них сейчас — потом будет только хуже!
Я промолчала, всем видом демонстрируя, что не в настроении продолжать разговор, а потом и вовсе ушла. Слазила наверх, отдохнула, перекусила и немного успокоилась. В конце концов, что изменилось? Почти ничего. Пусть планы вылечиться с помощью купленного лекарства не оправдались, но надежда всё равно остаётся — и я, и дочь чувствуем себя нормально и умирать пока не собираемся.
К тому времени, когда я вернулась, освобождённый Вадим горячо спорил с лидером и ещё несколькими людьми. И судя по всему, сатанисту удалось заронить зерно сомнения в их правоте.
— Иди сюда, — подозвал он меня. — Расскажи, как реагировали русалки, когда меня увидели.
Недоумевая, я постаралась как можно точнее припомнить их слова и действия.
— Действительно, странно, — согласился лидер.
— И? — не удержалась от вопроса я. Пусть этот мужчина умолчал о том, что их препараты для меня не просто бесполезны, но даже очень вредны, но не факт, что они скрыли бы такую информацию и при оплате. В любом случае, этим людям можно посочувствовать.
— Мы выяснили, что есть достаточно много несоответствий. В том числе, то, что «русалки» нападали только, когда в деревнях оставалось очень мало народу, но всегда оставляли свою символику и изуродованных, но живых. Если бы бандиты реально хотели  запугать, их бы не смутило наличие полутора десятка взрослых — это как раз повод продемонстрировать свою силу. А ещё они абсолютно не щадили детей, но оставляли в живых (и даже после периода реабилитации способных идти в битву) взрослых. Я думаю, что кто-то хочет стравить этих людей, — Вадим широким жестом указал на окружающих, — и русалок. Русалки говорили, что в их племени около сотни дееспособных. Если бандитов всего пара дюжин, то не удивительно, что они захотели загрести жар чужими руками. Даже если объединившиеся деревенские и русалки хотя бы частично уничтожат друг друга, то уже сильно облегчат задачу своим реальным врагам.
— Мы посоветовались и решили, что ты должна поговорить с русалками, — добавил лидер местных. — И всё подробно разузнать. Тем более, что между вами, — мужчина кивнул на сатаниста, — есть связь, а значит, вопросы можно будет прояснить и на расстоянии.
— Но если это сделали всё же русалки — то они в любом случае не уйдут живыми, — пообещал один из калек.
— А почему именно я? Ведь Вадим там уже был, и его вполне нормально приняли...
— Вадиму мы не доверяем. Думаю, что и русалки не доверяют, — покачал головой лидер.
— Но я вообще отношусь к другому виду! — как они не понимают, что я-то уж точно не вызову особой симпатии?
— Вот именно. С йети после первых же стычек никто не конфликтует. Ваш народ сильный, но обычно предпочитает не вмешиваться в дела людей. А вот если тронут кого-нибудь из йети, то обидчикам не поздоровится. Об этом все знают, как и о том, что твой народ до сих пор всегда придерживался нейтральной позиции. Насколько я слышал, даже самые отъявленные бандиты опасаются мести объединённых мужчин-йети и поэтому предпочитают не связываться с представителями твоего народа.
— Мой народ, — невольно повторила я. Выходит, подобные мне здесь не просто есть, а, скорее всего, их не меньше десятка, а то и больше. — Ладно, согласна. Только объясните поподробнее, что от меня требуется.
— Мы отойдём, — повернулся к местному лидеру Вадим. — Чтобы пока не раскрывать местоположение основного лагеря русалок.
В ответ повисло неодобрительное молчание, но потом последовал неохотный кивок:
— Ладно. Пока пусть это останется в тайне. Но не пытайся сбежать, — последнее мужчина адресовал только сатанисту.
Отведя меня в сторону, Вадим дал несколько советов, объяснил, как добраться до селения русалок, расположенного на острове ближе к другому берегу, и, дождавшись очередного ливня, я вошла в воду.
Найти деревню удалось без проблем, но в ней не было людей, так что превентивное залезание на дерево оказалось бесполезно. Пустые дома, потухшие холодные очаги и никаких запасов или движимого имущества. Хотя не похоже, что селение покидали в спешке: беспорядка нет, всё очень аккуратно, и нигде не валяется мусор или обломки. Спустившись, я ещё раз внимательно осмотрелась.
Деревня была довольно большая и располагалась как на острове, так и на прилегающей к нему части озера, на связанной с берегом сети плотов. Строения представляли собой добротные полусараи-полунавесы, достаточные, чтобы укрыться от ливня, но совсем не защищающие от насекомых. Судя по всему, местные не снимают защитные костюмы ни днём, ни ночью. Или нашли ещё какой-то способ отгонять кровососов.
— Эй, ты что-то хотела? — окликнул меня мужской голос. От неожиданности я отскочила к ближайшему дереву и, только услышав смех, обернулась. — Не стоит бояться.
— Там к вам пришли, — махнула рукой в сторону озера, за которым скрывались силы объединённых деревень.
— Знаем, но всё равно спасибо за предупреждение, — мужчина подошёл чуть ближе и устроился под крышей одного из домов. — Бандитов оказалось больше, чем мы думали, так что в открытый конфликт мы вступать не собираемся. А они нас не найдут.
— Но ведь уже почти нашли, — возразила я, тоже перебравшись в укрытие.
— «Почти» не считается, — покачал головой собеседник.
— Есть кое-что странное, — задумчиво потянула я, отвернувшись, но искоса поглядывая за реакцией собеседника. — Те люди не очень-то похожи на бандитов. Как они вообще смогли отыскать ваше селение?
— Это было не так уж сложно, — отмахнулся мужчина. — Пара наших раза три ходила к остальным, узнать новости, обстановку и, заодно они же объяснили как нас, в случае чего, найти.
— Понятно, — кивнула я. — Да, вы не похожи на бандитов.
Собеседник встал, выглянул из-под навеса, а потом обернулся ко мне:
— Я не совсем понял твои последние слова. К чему ты ведёшь? — голос прозвучал ровно. Слишком ровно и нейтрально, из-за чего создалось впечатление, что на самом деле мужчина очень разволновался.
Не затягивая, я постаралась достаточно полно пересказать версию объединившихся для нападения людей из разных деревень. Пару минут представитель племени русалок молчал, но уже не сидел спокойно, а несколько раз быстро прошёлся взад-вперёд, а потом обернулся ко мне.
— У тебя с Вадимом есть телефоны. Значит, если он у них, то ты должна пойти к нам. Только там мы сможем скоординировать действия, чтобы поймать настоящих преступников.
Немного поколебавшись, я кивнула. Всё зашло слишком далеко и отступать теперь поздно. Или вообще не имело смысла вмешиваться. В любом случае, лучше избавиться от бандитов, которые могут представлять реальную угрозу не только для местных, но и для свободных.
Заведя меня в одно из трёх плавучих строений, мужчина подошёл к краю плота, достал из кармана два небольших камня, присел на корточки и постучал ими под водой друг об друга. На мой удивлённый вопрос о сути происходящего не ответил, предложив подождать и увидеть все самой. Действительно, через несколько минут прямо из озера высунулась рука и положила на плот небольшой свёрток и пару верёвок, другие концы которых уходили под воду. Мужчина уверенно, явно привычными движениями распаковал принесённое, расправил слегка подгнивший кожаный мешок, вставил в него несколько распорок и, привязав к верёвке, опустил на воду горловиной вниз. Верёвку натянули снизу, ёмкость дёрнулась и медленно ушла под воду, скрывшись под тут же затянувшимся слоем ряски. Такую же операцию сосед проделал со вторым мешком.
— Теперь наша очередь, — обернулся он ко мне. — Тут глубина около трёх метров, так что ныряй как можно глубже, а там тебе помогут.
Я с сомнением посмотрела на зелёную из-за растительности гладь озера. Решимость быстро таяла, и возникло желание остаться здесь. А ещё создалось ощущение глупого розыгрыша — ну ведь не могут же люди на самом деле скрываться под водой?
— Ты понимаешь, что если я не вернусь, ваша вина будет доказана? И что вас всё равно найдут? — вопрос вырвался сам собой.
— Если бы мы хотели причинить тебе вред, то уже бы это сделали, — уверенно возразил мужчина. — Я обещаю, что тебе ничего не грозит.
Несмотря на то, что его слова не убедили, я сделала шаг к краю плота. Ненадолго замерла, несколько раз глубоко вздохнула и, только почувствовав первые признаки гипервентиляции, спрыгнула в воду.



Софья Непейвода

Edited: 28.09.2017

Add to Library


Complain