Наследники Предтеч 3. Основание

Font size: - +

26 февраля 2 года

Река — остров

Мы двинулись в путь утром, забравшись на маленький плот и отплыв в сторону Волгограда. Почти сразу же я захотела поговорить, но сатанист жестом показал, что пока не время. Молча преодолели почти половину ширины многокилометровой реки, а потом Вадим отдал плот на волю течения и, проплыв ещё около часа, причалил к одному из мелких скалистых островков. По какому принципу он его выбрал, я не поняла, поскольку этот клочок суши практически ничем не отличался от соседних.
— Вот теперь — можно, — внимательно осмотревшись, кивнул он.
Но разговор не клеился. Я не знала, с чего начать, сатанист тоже не спешил открывать тайны. Странно. Украдкой взглянув на его напряжённую позу, решила не форсировать, а подождать, пока Вадим сам дозреет. В конце концов, вряд ли сейчас необходимо очень спешить. Поймав несколько рыбин и набрав ягод с одного из кустов, мы перекусили, и наконец спутник не выдержал:
— Что конкретно ты хочешь знать?
— Играешь в кереля? Может, и отвечать будешь только «да» или «нет»? — хмуро отреагировала я вопросом на вопрос. — Думаю, ты должен сообщить то, что мне надо знать.
Сатанист снова задумался.
— По идее, я должен рассказать многое. Но это слишком тесно касается тайн моего племени. Если бы ты согласилась пройти проверку на детекторе лжи, то после того, как ты докажешь свою честность, ответственность и готовность сохранить наши секреты...
Да что у него там за тайны мадридского двора? Судя по всему, простым обещанием Вадим не удовлетворится. Но проходить какие-то проверки только для того, чтобы мне дали нужную информацию — уже слишком.
— Тебе не кажется, что это уже чересчур? — сердито поинтересовалась я. — Неужели моего слова не хватит?
— Нет, — твёрдо ответил Вадим.
По его тону я поняла: насчёт уступок можно даже не заикаться — не уступит.
Внезапно пришло понимание, что взрослые разумные люди простые тайны так скрывать не станут. А значит, сатанист молчит о чём-то, что может настроить другие племена из союза против него и его людей. Скрывает что-то не слишком хорошее. Это вновь заставило засомневаться в принятом решении. Если с разведкой связаны какие-то тёмные дела сатанистов, то, может, не следует в них вмешиваться? Тем более, на проверку так просто соглашаться однозначно не стоит: вдруг секреты сатанистов действительно опасные и могут повредить посвящённым, да и союзу в целом.
В принципе, ничто не мешает отказаться участвовать в сомнительной авантюре и вернуться домой, но и в этом случае покоя не будет: во-первых, войну никто не отменял, а во-вторых, теперь ещё и к племени сатанистов у меня нет доверия. Поэтому надо искать другой путь.
— Эти твои тайны могут послужить причиной развала нашего союза? — прямо спросила я.
Не думаю, что Вадим ответит честно, однако попробовать стоит.
— Очень вероятно, что да. — Удивительно, но сатанист не стал запираться. — Наши секреты могут уничтожить союз, хотя сами по себе вреда не несут.
— Ага, — скептически кивнула я.
Если собеседник не лжёт, то как не вредящие никому тайны могут развалить союз? Хотя... Я с усилившимся подозрением посмотрела на собранного, напряжённого Вадима. А что, если тайны потенциально опасны? Или их можно легко использовать во вред другим? Или... да мало ли причин скрывать правду? Вон, бомба тоже сама по себе вреда не несёт, но что случится, если найдётся тот, кто активирует детонатор?
Но если допустить, что сатанисты — племя, очень опасное для других, то тем более у меня нет никакого права просто повернуться и уйти. Как, впрочем, и сразу же соглашаться. Даже узнав их секреты, одна я ничего не смогу сделать. Вот оно! Одна не смогу. А если не одна?
— Подождёт ли разведка несколько дней?
Вадим поднял на меня удивлённый взгляд.
— В принципе, да, насколько я знаю, они ещё друг с другом не разобрались. Но зачем затягивать?
— Пока я не давала тебе обещаний хранить ваши тайны. Судя по тому, насколько ты опасаешься их раскрывать, они очень серьёзные и несут угрозу для остальных.
— Это так, — собеседник слегка склонил голову в согласии.
— Тогда откуда такая уверенность, что ты или другие люди твоего племени не могут воспользоваться ими во вред?
— Не все сатанисты в курсе этих тайн, а только трое, включая меня. Все мы прошли проверку, чтобы доказать свою лояльность, и регулярно её повторяем. Впрочем, и остальные люди из моего племени, которые по результатам тестов оказались не готовы войти во внутренний круг, периодически проходят проверку, чтобы подтвердить, что они не узнали эти секреты.
На некоторое время я потеряла дар речи. Что творится в этом мире? У сатанистов прямо не племя, а какой-то режимный военный объект получается. Причём повышенной секретности. Что они могут так охранять? По спине пробежал холодок страха.
— И ты вот так просто согласен открыть их мне? — не поверила я.
— Не просто так, а только после проверки. Если, разумеется, ты её пройдешь. А также при условии регулярного, ну хотя бы раз в месяц, подтверждения надёжности.
— А если вдруг кто-то из твоего племени или из тех, кто посвящён в тайну, окажется неблагонадёжным?
— Сатанисты знают, что в этом случае такого человека ждёт смерть. И что для этого у нас есть все средства. Правило касается всех, включая меня. Каждый из нас готов не только хранить молчание, но и принять меры, чтобы никто другой не выдал тайны.
Я поёжилась. Если правило касается всех, то оно будет распространяться и на меня.
— И когда ты собирался про него сказать? Или сообщил бы уже задним числом?
— Нет, проверка готовности следовать ему входит в тест, так что ты узнала бы о нем заранее, — ничуть не смутившись, пожал плечами сатанист.
Непохоже, что лжёт. Это радует. Отвернувшись, я посмотрела на реку. А ведь в чём-то сатанисты напоминают и нас. Посвящённые ведь тоже когда-то решили, что за предательство или раскрытие общих тайн любого из нас ждёт смерть. Но насколько мы на самом деле готовы соблюдать этот закон? А Вадим держится так, что не возникает ни малейших сомнений, что это не угроза, а предупреждение. Но всё же...
— У вас уже были прецеденты? — вновь обернувшись к сатанисту, спросила я.
Мужчина встал и подошёл ближе к краю обрыва. Посмотрел вдаль.
— Когда-то нас было девять. Четверо из внутреннего круга, пятеро — из внешнего. Никто из моего племени не погиб от руки чужака, хищников или болезней. Травмы были, но не смертельные. Я ответил на твой вопрос?
Сатанист явно не хотел развивать эту тему. С одной стороны, это легко понять, но, с другой, чем больше удастся узнать заранее, тем лучше.
— По каким причинам?
— Тогда тест был гораздо проще и позволил войти во внутренний круг человеку, который использовал наши тайны для личной выгоды и в ущерб другим людям, — неохотно ответил Вадим. — Два остальных были соучастниками. К счастью, мы быстро заметили, что происходит, и приняли меры. Потом долго совершенствовали и тест для внутреннего круга,  и проверку для внешнего.
Кивнув, решила больше не трогать больную тему.
— Кстати, а те трое, кто посвящён в тайну, равноправны, или ты их лидер?
— Я — вождь племени. Но не внутреннего круга. Все входящие в него обладают равными правами.
Это уже интереснее. Если все равноправны, то значит хоть какая-то возможность повлиять на решения будет. Или нет?
— А на каких условиях в него войду я?
— На тех же. Все, кто есть или войдёт во внутренний круг, будут равны.
Получив подтверждение, улыбнулась. Кажется, есть одна неплохая идея.
— Я не согласна. Точнее, не согласна быть единственным посвящённым, вошедшим в круг избранных.
— Мы думали над тем, чтобы предложить пройти проверку людям из ваших племён, — почти не удивившись, серьёзно сказал Вадим. — Но не уверен, что стоит торопиться.
— Я считаю, что нельзя затягивать. Если война доберется до нас, то чем больше людей будет в курсе происходящего... надёжных людей, тем выше наши шансы. В любом случае, я не соглашусь проходить проверку, если в результате окажусь единственной вошедшей в ваш круг.
— Хорошо, я посоветуюсь с остальными, — кивнул сатанист и отошёл через кусты в  сторону, чтобы позвонить без свидетелей.
— Когда что-нибудь решите, позови, — согласилась я и полезла на дерево. Забралась почти на самую вершину и устроилась на раскачивающейся под ветром ветви, чтобы ненароком не подслушать разговор. С одной стороны, те меры, про которые Вадим рассказал, выглядят драконовскими. Но, с другой, а вдруг для них действительно есть серьёзные причины?
Ненадолго закралось подозрение, что сатанист просто скрывает своё происхождение и, на самом деле, он, а может и не только он, является керелем. Но слишком многое не сходится. Во-первых, он и другие люди его племени уже болели, и не один раз, а те керели, которых я видела раньше — нет. Вряд ли сатанисты смогли бы симулировать все симптомы. Во-вторых, не замечала в их поведении ничего, что бы говорило о хорошем знакомстве с нашим новым миром. Да и развитие их племя тоже получило немалое. Что же до подозрительности — то сатанисты уже были такими, по крайней мере, с того времени, когда я с ними познакомилась. Но главное: быть керелем  — не такая уж это страшная тайна, чтобы за её раскрытием последовала смерть. Особенно, в свете того, что мы уже давно знаем сатанистов, и они показали себя достаточно ответственными и готовыми к сотрудничеству людьми.
Через некоторое время Вадим сообщил, что закончил разговор.
— Раз всё так совпало, то мы согласны. Одна моя коллега отправилась в твоё племя, а другая займётся волгорцами.
— Кстати, вот что странно, — потянула я, вспомнив ещё об одном. — Ты предупреждал посвящённых, чтобы не обсуждали планы при мне из страха, что я могу их выдать. Но почему-то не опасаешься, что, попав в плен, я не открою твои тайны.
— Если ты войдешь во внутренний круг, то мы сможем это проконтролировать. К тому же, в этом случае шанс попасть в плен сильно уменьшится. А сбежать из него, если всё же попадешь — возрастёт. А ещё тебе станет гораздо легче скрыть то, что должно остаться в тайне.
— И шансы погибнуть увеличатся?
— Нет, — грустно улыбнулся сатанист. — Останутся прежними.
Мы помолчали.
— Если всё так, как ты говоришь, то почему русалкам удалось тебя поймать? Или тебе ничто не угрожало, и всё это было только игрой?
— Тогда вообще всё происходящее можно посчитать игрой. — Вадим ответил довольно резко: похоже, последний вопрос сильно его обидел. Но сатанист быстро взял себя в руки. — Нет, опасность существовала, хотя мои шансы и были выше, чем могло показаться со стороны. Наши тайны не делают нас всемогущими.
Прервав разговор, мужчина отправился погулять (а точнее — полазить) по острову, а я забралась в кроны, чтобы перекусить. Наверное, действительно не стоило говорить на эту тему.
Ближе к вечеру мне позвонила Юля и известила, что в Орден пришла сатанистка, чтобы предложить всем племенам союза организовать нечто вроде общесоюзного правительства. Его необходимость аргументировали тем, что так станет легче взаимодействовать: не придётся заседать всеми племенами по любым вопросам. В отличие от нынешнего, разделённого, положения у нового правления не будет тайн друг от друга, но оно обязуется не передавать кому-либо, включая своё племя, секреты другого без согласия остальных. Кроме того, сатанистка сообщила, что в её племени есть способ определить надёжность человека, и предложила, чтобы в общее правительство вошли только те, кто окажутся достойны. Когда же Сева с Россом заявили, что их вполне устраивает нынешнее положение дел, возразила, что сейчас, несмотря на попытки сблизиться, мы остаёмся разобщёнными. Не зная, чем занимаются другие племена, союз не может проявить себя в полной мере. И реальных вариантов только два: или вообще отказываться от тайн внутри союза, или организовать группу, в которую в равной мере войдут представители всех племён. Группу, которая будет знать обо всём и координировать взаимодействие между членами союза, а также решать те вопросы, которые касаются всех.
— Мы тут как раз обсуждаем это предложение. Звоню для того, чтобы узнать твоё мнение.
Я взглянула на Вадима, который сидел неподалёку и, судя по всему, прекрасно догадывался, о чём идёт речь. Не ожидала, что предложение сформулируют именно таким образом. Но как бы то ни было, это единственный способ хоть кому-то узнать правду о сатанистах. А в идеале — ещё и получить возможность влиять на их решения.
— Считаю, что надо соглашаться.
Дождавшись, когда мы закончим разговор, Вадим встал.
— Ну что, теперь ты не против пройти проверку?
— В принципе — нет. Но... — Я замолчала.
Не говорить же теперь, что не хочу в правительство, причём неважно какое. Хотя ещё есть надежда. Например, если не удастся пройти тест.
Мужчина понял моё молчание по-своему.
— Сообщать что-либо тайное я буду только после того, как её пройдут все и, если достойных доверия окажется много, племена определят, кто из них войдёт во внутренний круг. Если вдруг ваши племена решат, что мы хотим потянуть одеяло на себя, мы готовы уступить и создать внутренний круг в соотношении трое наших и по четыре человека от ваших племён. Больше всё равно не получится.
— Почему? — удивилась я.
— Спец-оборудования хватит только на одиннадцать человек, — спокойно пояснил сатанист. — Но лучше, если все будут в равном количестве. Итак, приступим?
Нацепив мне на голову нечто, напоминающее эластичную купальную шапочку (только сетчатую), Вадим провел какую-то настройку на своём телефоне. Необычный головной убор слегка пошевелился, плотнее обхватил голову и в нескольких местах как будто кольнул кожу.
А потом были вопросы. К моему облегчению, сатанист совсем не касался тайн нашего племени, но и заверением в готовности хранить секреты не удовлетворился. Судя по всему, тест он (или они?) разрабатывал не один день. Сложные моральные задачи, выбор из двух зол, готовность отвечать за свои решения, жертвовать тем, что тебе дорого и выглядеть в глазах других злодеем. Некоторые вопросы повторялись, хотя и в изменённом варианте. Начав с более лёгких, к концу теста сатанист перешёл к рассмотрению таких ситуаций, которые я вообще не представляла, как разрешить. Постепенно опрос перешёл в диалог. Мы беседовали ненамного больше местного получаса (около земного часа), но в субъективном восприятии разговор длился гораздо дольше. В конце Вадим удовлетворённо кивнул и снял детектор лжи.
— Ну и? — без особого интереса спросила я.
После процедуры подташнивало, голова кружилась и побаливала.
— Не идеальный вариант, но достаточный, чтобы войти во внутренний круг. Впрочем, и среди нас нет идеальных, — скупо улыбнулся сатанист. — Теперь будем ждать, найдётся ли среди посвящённых хоть кто-то ещё, достойный нашего доверия.
Кивнув, я отошла к реке. Началась очередная гроза, и прохладные капли приятно освежили тяжёлую голову. Хотелось побыть одной и отдохнуть. Ни о чём не думая. Ведь, если смотреть честно, то теперь я не имею права отказываться от входа в новое правительство. И не почему-то там, а банально как единственный представитель своего вида. Кто подумает о оборотнях, если не я? Как всё-таки иногда плохо, когда вокруг почти нет тебе подобных...
Я смотрела на воду, дождь и одинокого запоздавшего дюжинонога на стволе прибрежного дерева. Слишком поздно он решил искать себе друга или подругу. Большая часть ему подобных уже встретила свою пару, а этот всё ещё в брачном периоде. Не повезло красавцу. И мне тоже не повезло.



Софья Непейвода

Edited: 28.09.2017

Add to Library


Complain