Наследники Слизерина

Размер шрифта: - +

Тайная комната мистера Лестрейнджа

До­ма Бел­латри­су и Ан­дро­меду встре­чали с боль­шой пом­пой. Обош­лось, раз­ве что, без фей­ер­верка. Ма­ма ор­га­низо­вала гран­ди­оз­ный праз­днич­ный ужин, в хо­де ко­торо­го ро­дите­ли без кон­ца расс­пра­шива­ли до­черей о Хог­вар­тсе, а сес­тры с удо­воль­стви­ем го­вори­ли обо всем, что на­копи­лось за дол­гое вре­мя, хвас­та­лись сво­ими ус­пе­хами и де­лились за­бав­ны­ми ис­то­ри­ями (ко­неч­но, толь­ко те­ми, ко­торые го­дились для ро­дитель­ских ушей). 

Отец с ма­терью слу­шали дет­ские рас­ска­зы с не­под­дель­ным ин­те­ресом, а Цис­си бы­ла ди­ко счас­тли­ва от то­го, что ее сес­тры, на­конец, вер­ну­лись, вмес­те с тем, ужас­но им за­видо­вала и слу­шала их с за­та­ен­ным ды­хани­ем.

Спус­тя два дня при­лете­ла со­ва с бла­годарс­твен­ным пись­мом из Хог­вар­тса. Еже­год­но та­кие пос­ла­ния по­луча­ли все ро­дите­ли уче­ников с хо­рошей ус­пе­ва­емостью. Де­ло в том, что Бел­ла за­кон­чи­ла пер­вый курс, по­лучив выс­ший балл по всем дис­ципли­нам, кро­ме ухо­да за ма­гичес­ки­ми су­щес­тва­ми.

— К со­жале­нию, не каж­до­му да­но най­ти об­щий язык с жи­вот­ны­ми, — сок­ру­шен­но ка­чал го­ловой про­фес­сор Кетт­лберн. — Осо­бен­но, с ма­гичес­ки­ми. Уже ко­торый год я пы­та­юсь убе­дить Ми­нис­терс­тво в том, что­бы они сде­лали мой пред­мет фа­куль­та­тив­ным, но, увы, по­ка что он яв­ля­ет­ся обя­затель­ным для всех. 

В этот мо­мент Бел­ла бы­ла го­това пок­лясть­ся, что он об­ра­ща­ет­ся не ко все­му клас­су, а к ней лич­но. Она ста­ралась ни­чуть не ху­же всех ос­таль­ных, но про­фес­сор, ви­дите ли, вбил се­бе в го­лову, что мисс Блэк не лю­бит жи­вот­ных. А с ка­кой, собс­твен­но, ста­ти она дол­жна их лю­бить? 

Впро­чем, на­личие од­ной оцен­ки «Вы­ше ожи­да­емо­го» в ат­теста­те ее не силь­но огор­ча­ло. Тем бо­лее, что из всех од­ноклас­сни­ков лишь Мил­ли­сен­те Мер­сер уда­лось за­кон­чить год с от­ли­чи­ем, а ее спо­соб­ности к уче­бе бы­ли по­ис­ти­не блес­тя­щими и ни у ко­го не вы­зыва­ли сом­не­ний.

— Трис­си, ты у нас та­кая ум­ни­ца! — вос­хи­щен­но про­гово­рила ма­ма, чмок­нув доч­ку в ви­сок. — Я всег­да зна­ла, что из те­бя вый­дет хо­рошая вол­шебни­ца.

— Бел­ла очень упор­ная, — улы­ба­ясь, про­гово­рил отец. — Вот уви­дишь, Эл­ла, она по­пол­нит спи­сок вы­да­ющих­ся пред­ста­вите­лей на­шего слав­но­го ро­да.

Цис­си ра­дос­тно за­улы­балась, а Ан­дро­меда бро­сила на сред­нюю сес­тру хму­рый взгляд. Не смот­ря на на­личие серь­ез­ных ус­пе­хов в тра­воло­гии и зель­ева­рении, по ос­таль­ным пред­ме­там стар­шая сес­тра не блис­та­ла и хва­леб­но­го пись­ма не по­лучи­ла.

Но, да­же не взи­рая на все эти при­ят­ные мо­мен­ты, пре­быва­ние до­ма до­воль­но быс­тро Бел­ле нас­ку­чило. На сле­ду­ющий же день пос­ле при­ез­да Дро­меда са­мо­ус­тра­нилась от лю­бого об­ще­ния, за­пер­шись в сво­ей ком­на­те с оче­ред­ной стоп­кой книг, а Цис­си бы­ла еще слиш­ком ма­ла для то­го, что­бы сос­та­вить Бел­ле пол­но­цен­ную ком­па­нию. Она хо­дила за сред­ней сес­трой точ­но хвос­тик и с вос­торжен­ным лю­бопытс­твом наб­лю­дала за всем, что та де­ла­ет. А Бел­ла, уби­вая вре­мя, про­дол­жа­ла уп­ражнять­ся в ма­гии, ве­домая сво­ей меч­той од­нажды стать вы­да­ющей­ся вол­шебни­цей. Об­щес­тво млад­шей сес­тры ее нис­коль­ко не раз­дра­жало, ско­рее на­обо­рот. Она и са­ма хо­рошо пом­ни­ла, как ма­ялась от ску­ки и оди­ночес­тва до тех пор, по­ка не от­пра­вилась в Хог­вартс, по­это­му с удо­воль­стви­ем рас­ска­зыва­ла о шко­ле и от­ве­чала на лю­бые воп­ро­сы ма­лыш­ки, ко­торые сы­пались без кон­ца.

— Хм… мо­жет, те­бя то­же на­учить ка­кому-ни­будь зак­ли­нанию? — как-то раз пред­ло­жила Бел­ла, пос­ле то­го как за­кон­чи­ла от­ра­баты­вать ча­ры уве­личе­ния.

Они си­дели в ком­на­те для ма­гичес­ких тре­ниро­вок вдво­ем.

— Зак­ли­нанию! — проз­рачные го­лубые гла­за Цис­си ста­ли еще боль­ше. — А у ме­ня ведь нет вол­шебной па­лоч­ки…

— Но у ме­ня-то есть, — Бел­ла скло­нила го­лову на бок и за­говор­щи­чес­ки улыб­ну­лась млад­шей сес­тре. — Иди сю­да!

Цис­си за­была, как ды­шать. Не от­ры­вая взгля­да от вож­де­лен­но­го пред­ме­та, она по­дош­ла.

Бел­ла про­тяну­ла ей ру­ку, приг­ла­шая взять па­лоч­ку.

Сес­тра на мгно­вение ей не по­вери­ла, ви­димо, по­лагая, что это ро­зыг­рыш, но Бел­ла про­дол­жа­ла ждать. Тог­да Нар­цисса про­тяну­ла к ней дро­жащую ру­ку. По всей ви­димос­ти, преж­де она ни­ког­да не дер­жа­ла нас­то­ящую вол­шебную па­лоч­ку.

— А у ме­ня по­лучит­ся? — с при­дыха­ни­ем ос­ве­доми­лась она.

— Ну я же с то­бой, — от­ве­тила Бел­ла с уве­рен­ной улыб­кой, и, об­хва­тив паль­ца­ми ее ку­лачок, твер­до про­вела им по воз­ду­ху и про­из­несла:

— Па­пилио!

Из па­лоч­ки вы­лете­ла стай­ка пес­трых ро­зова­то-ли­ловых ба­бочек.

— Ух ты! — вос­торжен­но вос­клик­ну­ла Цис­си, чуть не зап­ры­гав от ра­дос­ти.

— На­до же, — в свою оче­редь ис­крен­не уди­вилась Бел­ла. — У ме­ня они тем­но-бор­до­вые, а не ро­зовые.

— Что вы тут де­ла­ете? — пос­лы­шал­ся из две­рей рев­ни­вый го­лос, и в сле­ду­ющее мгно­вение в ком­на­ту вош­ла Дро­меда.

— Учу Цис­си зак­ли­нанию «Па­пилио», — гор­до улыб­ну­лась Бел­ла, и они с ма­лыш­кой шкод­ли­во пе­рег­ля­нулись.

— Ты, что, с ума сош­ла? — воз­му­щен­но вос­клик­ну­ла стар­шая сес­тра. — Ты не мо­жешь да­вать ей свою па­лоч­ку! А вдруг она по­ранит­ся? Ес­ли ма­ма уз­на­ет — вам здо­рово вле­тит!

— А ма­ма не уз­на­ет, — про­вока­ци­он­но отоз­ва­лась Бел­ла. — А ес­ли и уз­на­ет, то мы ска­жем, что кое-кто не так все по­нял.

Ее гла­за пре­дос­те­рега­юще свер­кну­ли, а гу­бы Дро­меды гнев­но дрог­ну­ли.

Бел­ла про­дол­жа­ла са­мо­уве­рен­но улы­бать­ся. Рань­ше ма­ма по­вери­ла бы все­му, что ска­жет стар­шая дочь. Но те­перь по­люса по­меня­лись. 

— Так, за­чем же Ва­ша свет­лость сни­зош­ла до на­ших по­ко­ев? — сар­касти­чес­ки по­ин­те­ресо­валась она. — Цис­си, мне ка­жет­ся, или мы уже не­делю ее не ви­дели?

Ма­лыш­ка за­хихи­кала сво­им то­нень­ким го­лос­ком.

— Я приш­ла со­об­щить, что ма­ма те­бя зо­вет, Бел­ла, — хо­лод­но от­че­кани­ла Дро­меда, — и вов­се не со­бира­юсь тут с ва­ми за­дер­жи­вать­ся, — с эти­ми сло­вами она рез­ко раз­верну­лась и выш­ла из ком­на­ты.

Млад­шие сес­тры гром­ко рас­хо­хота­лись ей вслед.

Ког­да че­рез па­ру ми­нут Бел­ла спус­ти­лась вниз, мис­сис Блэк си­дела в гос­ти­ной с оза­дачен­ным ви­дом и дер­жа­ла в ру­ках ка­кое-то пись­мо. На жур­наль­ном сто­лике ле­жал рас­пе­чатан­ный кон­верт с гер­бо­вой пе­чатью, а на краю шка­фа си­дела ог­ромная бу­рая со­ва.

«Не­уже­ли в Хог­вар­тсе все уз­на­ли!» — в ужа­се по­дума­ла де­воч­ка.

Ес­ли ро­дите­лям ста­нет из­вес­тно, как она по­куша­лась на собс­твен­но­го ку­зена, ни­какие хо­рошие оцен­ки не спа­сут ее от их гне­ва.

— Трис­си, — серь­ез­но на­чала ма­ма, — Ру­доль­фус и Ра­бас­тан Лес­трей­нджи твои друзья? Ка­жет­ся, ты упо­мина­ла о них па­ру раз…

— Да, — упав­шим го­лосом под­твер­ди­ла Бел­ла, ре­шив, что про их учас­тие, то­же все ста­ло из­вес­тно.

— Это пись­мо от мис­сис Лес­трей­ндж, — по­яс­ни­ла ма­ма, по­махав в воз­ду­хе лис­том пер­га­мен­та. — Она пи­шет, что ты дру­жишь с ее сы­новь­ями и приг­ла­ша­ет те­бя про­вес­ти лет­ние ка­нику­лы в их по­местье.

Бел­ла под­ня­ла уже бы­ло ви­нова­то опу­щен­ную го­лову. Ее взгляд сно­ва упал на кон­верт, и, приг­ля­дев­шись, она за­мети­ла, что пе­чать хоть из­да­лека и по­хожа на школь­ную, но герб сов­сем дру­гой. 

— Прав­да? — ра­дос­тно вос­клик­ну­ла она. — Ма­ма! Мож­но я по­еду? Ну по­жа-алуй­ста! 

Она под­бе­жала к ма­тери и сло­жила ру­ки в умо­ля­ющей по­зе.

— Ну… — мис­сис Блэк яв­но не ожи­дала та­кой бур­ной ре­ак­ции. — В прин­ци­пе, это ува­жа­емая чис­токров­ная семья, так что… ес­ли ты хо­чешь, и отец не бу­дет про­тив…

— Спа­сибо, ма­ма! — Бел­ла чмок­ну­ла ее в ще­ку и, боль­ше не го­воря ни сло­ва, ки­нулась в свою ком­на­ту па­ковать ве­щи.

Дру­эл­ла про­води­ла ее изум­ленным взгля­дом.

«Мис­сис Лес­трей­ндж, на­вер­ное, очень доб­рый че­ловек, раз поз­во­ля­ет мне при­ехать», —ду­мала Бел­ла, ки­дая свою одеж­ду в че­модан.

Она се­бе и пред­ста­вить не мог­ла, что­бы ее ро­дите­ли приг­ла­сили ко­го-ни­будь по­гос­тить на та­кой при­лич­ный срок, да­же из чис­ла родс­твен­ни­ков.

— Ты у­ез­жа­ешь! — горь­ко вос­клик­ну­ла Цис­си, уз­нав о приг­ла­шении.

— Ни­чего, ма­лыш­ка, я ведь ско­ро вер­нусь, — с улыб­кой по­обе­щала ей стар­шая сес­тра, на са­мом де­ле, от ду­ши же­лая ос­тать­ся у дру­зей как мож­но доль­ше.


Ро­дите­ли обо­их се­мей­ств до­гово­рились о том, что Бел­ла при­будет по ука­зан­но­му в пись­ме ад­ре­су в бли­жай­ший по­недель­ник в де­сять ча­сов ут­ра че­рез сеть ле­туче­го по­роха. В день отъ­ез­да она вдруг ста­ла ужас­но вол­но­вать­ся. Ру­доль­фус и Ра­бас­тан край­не ма­ло рас­ска­зыва­ли о сво­их ро­дите­лях, по­это­му Бел­ла не име­ла ни ма­лей­ше­го пред­став­ле­ния, что это за лю­ди, и ка­кой при­ем они ей ока­жут. Но этот страх был со­вер­шенно не­со­из­ме­рим с же­лани­ем про­вес­ти ле­то в ком­па­нии дру­зей, по­это­му она взя­ла с пол­ки ще­пот­ку по­рош­ка и ре­шитель­но шаг­ну­ла в ка­мин.

Ког­да вра­щение прек­ра­тилось, и пе­ред ее взо­ром воз­никли очер­та­ния ком­на­ты, Бел­ла зас­ты­ла в изум­ле­нии. За свою жизнь она по­вида­ла не­мало изыс­канных об­ста­новок, но бы­вать в та­кой у­ют­ной и свет­лой за­ле ей еще не до­води­лось. По­толок под­держи­вали воз­душные ко­лон­ны из бе­лого мра­мора, сте­ны бы­ли све­же­ош­ту­кату­рены и вык­ра­шены в мяг­кий бе­жевый цвет, с по­тол­ка сви­сали не­весо­мые люс­тры из проз­рачно­го хрус­та­ля, по цен­тру ле­жал ог­ромный вор­систый ко­вер, ок­ру­жен­ный мяг­ки­ми ко­жаны­ми ди­вана­ми, а свет от вы­соко­го ароч­но­го ок­на ри­совал при­чуд­ли­вые ге­омет­ри­чес­кие фи­гуры на но­вень­ком пар­ке­те. 

Кто бы мог по­думать, что не все чис­токров­ные се­мей­ства оби­та­ют в му­зей­ных ин­терь­ерах раз­ной сте­пени мрач­ности.

«Хо­тела бы я жить в та­ком до­ме!» — вос­хи­щен­но по­дума­ла де­воч­ка, де­лая шаг на­ружу и по­пут­но осоз­на­вая всю го­речь не­ре­аль­нос­ти сво­его же­лания. 

— Здравс­твуй, Бел­ла, — дру­желюб­но улыб­ну­лась нез­на­комая жен­щи­на, ко­торая сто­яла пос­ре­ди ком­на­ты и ожи­дала ее. — Ме­ня зо­вут Ро­вена. Ты бла­гопо­луч­но доб­ра­лась?

Нез­на­ком­ка выг­ля­дела стар­ше сво­их лет. На­вер­ное, из-за ста­ромод­ной вы­сокой при­чес­ки и не­зак­ра­шен­ной се­дины, про­лега­ющей тон­ки­ми се­реб­ря­ными ни­тями по ее каш­та­новым во­лосам. К то­му же, она но­сила ман­тию с ту­го под­чер­кну­той та­ли­ей. Та­кие бы­ли очень по­пуляр­ны на сты­ке 30-40-х го­дов. Впро­чем, этот на­ряд был ей к ли­цу. При не­высо­ком рос­те мис­сис Лес­трей­ндж бы­ла очень хо­рошо сло­жена, имея неп­ло­хую для сво­их лет фи­гуру. А скуль­птур­но вы­точен­ный овал ли­ца и яс­ные го­лубые гла­за на­води­ли на мысль о том, что в юнос­ти она бы­ла кра­сави­цей.

— Я хо­рошо доб­ра­лась, спа­сибо, — ис­крен­не улыб­ну­лась Бел­ла ей в от­вет.

— Те­бе по­мочь с ба­гажом? — за­бот­ли­во по­ин­те­ресо­валась хо­зяй­ка.

— О нет, бла­года­рю! — Бел­ла взмах­ну­ла па­лоч­кой, и уве­сис­тый че­модан тут же сам вы­пор­хнул из ка­мина.

— Да ты и прав­да хо­рошая вол­шебни­ца, — улы­ба­ясь, за­мети­ла мис­сис Лес­трей­ндж, — Бар­ти рас­ска­зывал, как вы вмес­те ра­зучи­ва­ете зак­ли­нания.

— Кра­уч то­же здесь? — об­ра­дова­лась Бел­ла.

— Ко­неч­но, — буд­нично отоз­ва­лась со­бесед­ни­ца. — Он каж­дое ле­то здесь про­водит. На­де­юсь, и те­бе у нас пон­ра­вит­ся.

А Бел­ла уже нут­ром чу­яла, что ей здесь пон­ра­вит­ся.

— Спа­сибо Вам за приг­ла­шение, — не пре­мину­ла поб­ла­года­рить она. — Я бы­ла так ра­да, ког­да приш­ло Ва­ше пись­мо.

Мис­сис Лес­трей­ндж не ус­пе­ла ни­чего от­ве­тить, по­тому что в ко­ридо­ре пос­лы­шал­ся гро­хочу­щий то­пот, и в ком­на­ту на пол­ном хо­ду вор­ва­лись ее сы­новья и Кра­уч.

— Ну что, она уже тут? — вы­палил Ру­доль­фус еще преж­де, чем во­шел в дверь. — А Беллс… здо­рово! Ну на­конец-то!

— Ну лад­но, ве­сели­тесь, — зас­ме­ялась мис­сис Лес­трей­ндж, дви­га­ясь к вы­ходу. — Маль­чи­ки, по­кажи­те Бел­ле ее ком­на­ту, а мне нуж­но ид­ти. 

Она еще раз улыб­ну­лась гостье и уда­лилась, ос­та­вив де­тей од­них.

— Как тут клас­сно! По­чему вы не го­вори­ли, что мож­но при­ехать к вам на ле­то? — тут же уп­рекну­ла дру­зей Бел­ла, про­дол­жая вос­хи­щен­но ози­рать­ся.

— Мы те­бе не го­вори­ли? — уди­вил­ся Ру­доль­фус. — Стран­но… ну за­были, на­вер­ное, — он по­жал пле­чами. — При­вык­ли уже, что у нас веч­но кто-то за­виса­ет. Бар­ти, так во­об­ще, по­селил­ся.

Бел­ла пос­мотре­ла на Кра­уча с нес­кры­ва­емой за­вистью.

— Да он прос­то с от­цом не ла­дит и сбе­га­ет из до­ма при пер­вой воз­можнос­ти, — по­яс­нил Ру­доль­фус.

— С ним во­об­ще ник­то не ла­дит, — хму­ро про­вор­чал Бар­ти се­бе под нос.

— Ма­ма про­сила по­казать Бел­ле ее ком­на­ту… — роб­ко на­пом­нил Ра­бас­тан.

— Бел­ла, ты хо­чешь пос­мотреть свою ком­на­ту или сра­зу пой­дем иг­рать в квид­дич? — пе­ребил его брат.

— Квид­дич? — об­ра­дова­но пе­рес­про­сила она. 

Бел­ла уже сто лет в не­го не иг­ра­ла. По­тому что бы­ло прос­то не с кем. Отец пос­то­ян­но за­нят, Дро­меда на ко­ман­дные иг­ры ни­ког­да не за­рилась, а об от­но­шени­ях Бел­лы с собс­твен­ны­ми брать­ями лиш­ний раз мож­но не по­яс­нять.

— Мо­жет, не так сра­зу, — уре­зонил его Кра­уч. — Дай ей прий­ти в се­бя.

— Ты шу­тишь, Бар­ти? — воз­му­тил­ся Ру­доль­фус. — Те­перь, ког­да она при­еха­ла, мы мо­жем на­конец-то нор­маль­но по­иг­рать двое на двое!

— Я вы­бираю квид­дич! — не раз­ду­мывая, ре­шила Бел­ла. — Ку­да по­ложить че­модан?

— Да брось где-ни­будь здесь, — неб­режно от­ве­тил Ру­доль­фус, — до­мови­ки от­не­сут, ку­да на­до.

Уже че­рез пять ми­нут все чет­ве­ро бы­ли на спе­ци­аль­но обо­рудо­ван­ной пло­щад­ке на зад­нем дво­ре.

— Я бу­ду с Бар­ти, а Бел­ла с Ра­басом, — ре­шил Ру­доль­фус. — Нас ма­ло, по­это­му иг­ра­ем без блад­же­ров. По­зиции то­же рас­пре­делять бес­по­лез­но, но, все же, луч­ше до­гово­ритесь, кто из вас бу­дет ох­ра­нять коль­ца. Снитч мо­жет пой­мать лю­бой иг­рок. Все, пог­на­ли!

— Как-то это не сов­сем чес­тно, — воз­ра­зила Бел­ла, по­доз­ре­вая, что ока­залась в сла­бой ко­ман­де.

— Не бес­по­кой­ся, Ра­бас хо­рошо иг­ра­ет, — за­верил ее Ру­доль­фус.

Де­воч­ка скеп­ти­чес­ки при­щури­лась.

— Я прав­да хо­рошо иг­раю, Бел­ла, — скром­но под­твер­дил Ра­бас­тан.

— А Бар­ти, кста­ти, ужас­но иг­ра­ет, — при­бавил Ру­доль­фус.

— Ни­чего не ужас­но! — тут же оби­дел­ся Кра­уч. — То, что ты в школь­ной ко­ман­де, еще не зна­чит, что ты луч­ше всех!

— Ну лад­но, — не­хотя сог­ла­силась Бел­ла, не же­лая даль­ше слу­шать эту пе­реб­ранку. — Да­вай­те уже нач­нем.

Они осед­ла­ли мет­лы и взмы­ли в воз­дух. 

Бел­ла уве­рен­но ле­тала, но ее иг­ро­вой опыт был прак­ти­чес­ки по­забыт, по­это­му на­де­ялась она толь­ко на Ра­бас­та­на. Тот вско­ре оп­равдал ока­зан­ное ему до­верие, заб­ро­сив в коль­цо про­тив­ни­ка два мя­ча.

Бел­ла по­пыта­лась быть вра­тарем, но, про­пус­тив три го­ла под­ряд, по­няла, что это бес­по­лез­но, и ри­нулась в центр по­ля. Ей да­же поч­ти уда­лось заб­ро­сить квоффл, но Кра­уч, от­ча­ян­но пы­тав­ший­ся до­казать свою сос­то­ятель­ность как иг­ро­ка, его от­бил. 

Бел­ла и Ра­бас­тан про­иг­ры­вали уже 80:30. 

— Вер­нись к коль­цам! — прок­ри­чал ей Ра­бас, со свис­том про­летая ми­мо.

— У ме­ня там ни­чего не вы­ходит! — жа­лоб­но отоз­ва­лась де­воч­ка.

— Тог­да де­лай хоть что-ни­будь, ина­че мы про­ду­ем!

В этот са­мый мо­мент пря­мо у нее над го­ловой прос­вистел пу­щен­ный Ру­доль­фу­сом квоффл. Бел­ла мол­ни­енос­но от­ре­аги­рова­ла и, пе­рех­ва­тив его, сде­лала Ра­бас­та­ну пас. Тот рез­ким и точ­ным уда­ром за­пуль­нул мяч в край­нее пра­вое коль­цо про­тив­ни­ка, так что ни Ру­доль­фус, ни Кра­уч не ус­пе­ли его зак­рыть.

— Да! — по­бедо­нос­но вос­клик­ну­ла она, и тут же сно­ва ри­нулась в ата­ку, пы­та­ясь зав­ла­деть квоф­флом. 

Сов­мес­тны­ми уси­ли­ями к кон­цу иг­ры прак­ти­чес­ки уда­лось срав­нять счет. Но, как всег­да, ис­ход мат­ча ре­шал прес­ло­вутый снитч. Бел­ле ни­ког­да в жиз­ни не уда­валось пой­мать этот кро­шеч­ный сколь­зкий мя­чик, но она уже впа­ла в азарт нас­толь­ко, что на­мере­валась вы­иг­рать лю­бой це­ной. 

Ког­да снитч, на­конец, по­явил­ся, она ки­нулась за ним что бы­ло ду­ху, но Ру­доль­фус был бли­же всех. На его ли­це уже си­яла по­бедо­нос­ная улыб­ка, и та­кой наг­лости Бел­ла прос­то не мог­ла стер­петь. Ед­ва он ус­пел вы­тянуть ру­ку, она вре­залась в не­го на пол­ном хо­ду, точ­но блад­жер. Ру­доль­фус чу­дом уси­дел на мет­ле, но по­терял рав­но­весие и они вдво­ем стре­митель­но спи­киро­вали на зем­лю, про­катив­шись ку­барем нес­коль­ко фу­тов.

— Что? Что? — зак­ри­чала Бел­ла, вска­кивая на но­ги.

— Вы в по­ряд­ке? — пе­репу­гано спро­сил Ра­бас­тан, при­зем­ля­ясь ря­дом.

— Кто пой­мал снитч? — про­иг­но­риро­вала Бел­ла его воп­рос.

Ра­бас­тан толь­ко по­качал го­ловой.

Че­рез нес­коль­ко се­кунд на зем­лю с эф­фек­тным за­ходом опус­тился Кра­уч. У не­го был том­ный взгляд и еле сдер­жи­ва­емая улыб­ка. Он па­фос­но под­нял пра­вую ру­ку и про­демонс­три­ровал ма­лень­кий зо­лотой мя­чик.

— Вот за­раза! — выр­ва­лось у Бел­лы.

— Ты это сде­лал? Не мо­жет быть! — ра­дос­тно вос­клик­нул Ру­доль­фус, под­бе­гая к дру­гу.

— Боль­ше не бу­дешь го­ворить, что я пло­хо иг­раю? — яз­ви­тель­но по­ин­те­ресо­вал­ся Бар­ти.

— Ну ра­зуме­ет­ся, нет, — за­верил его Ру­доль­фус и тут же при­бавил, — ес­ли, ко­неч­но, ты на сле­ду­ющей иг­ре не об­ла­жа­ешь­ся.

— Как ты мог упус­тить снитч! — на­кину­лась Бел­ла на Ра­бас­та­на, ког­да они воз­вра­щались в дом. — Как Бар­ти, во­об­ще, умуд­рился его пой­мать?

— Да­же не знаю, — по­жал он пле­чами. — Чес­тно го­воря, я ис­пу­гал­ся, что вы с Ру­ди мо­жете раз­бить­ся, и от­влек­ся.

Бел­ла ед­ва не взвы­ла от до­сады.

— Я чуть не уби­лась из-за это­го снит­ча, а ты, ви­дите ли, от­влек­ся!

— Ну не злись ты так, — мяг­ко про­гово­рил Ра­бас­тан, — глав­ное ведь, что нам бы­ло ве­село. В этом и есть смысл иг­ры.

«Ни­ког­да боль­ше не сог­ла­шусь быть с ним в од­ной ко­ман­де», — ре­шила Бел­ла, по­тирая ушиб­ленную ко­лен­ку, но вслух ни­чего не от­ве­тила.

Кра­уч был ужас­но горд со­бой. Он пос­то­ян­но и как бы нев­зна­чай пе­реби­рал паль­ца­ми свой тро­фей, при этом дер­жась так, точ­но вы­иг­рал чем­пи­онат ми­ра. Че­рез па­ру ча­сов он умуд­рился до­конать да­же Ру­доль­фу­са.

— В сле­ду­ющий раз я бу­ду с то­бой, — ти­хо ска­зал он Бел­ле, ког­да, на­конец, смог от­вя­зать­ся от Бар­ти.

— Да лад­но? — уди­вилась она.

— Ну да, иг­рать ты, ко­неч­но, не уме­ешь, но ле­та­ешь очень быс­тро и здо­рово от­би­ра­ешь мяч. А еще мне пон­ра­вил­ся твой ход с ус­тра­нени­ем лов­ца, и ес­ли ты бу­дешь та­ранить не ме­ня, а ко­го-ни­будь дру­гого, нап­ри­мер, Кра­уча, я толь­ко за.

Пер­вый обед в до­ме Лес­трей­нджей про­из­вел на Бел­лу уди­витель­ное впе­чат­ле­ние. Здеш­ние эль­фы го­тови­ли ку­да луч­ше и раз­но­об­разнее, чем в до­ме Блэ­ков.

— Что это та­кое? — по­ин­те­ресо­валась Бел­ла, с ап­пе­титом уп­ле­тая за­мыс­ло­ватую кор­зинку из хрус­тя­щего тес­та с вы­тека­ющей из нее соч­ной мяс­ной на­чин­кой.

— О, это один из мо­их лю­бимых ре­цеп­тов, — с эн­ту­зи­аз­мом от­ве­тила мис­сис Лес­трей­ндж, по­дод­ви­гая ей еще од­ну пор­цию.

— Вы при­гото­вили это са­ми? — уди­вилась Бел­ла.

— Да, — не­воз­му­тимо от­ве­тила она, — а твоя ма­ма раз­ве не го­товит?

— Ну… — за­мялась Бел­ла, — обыч­но у нас эль­фы го­товят.

— У нас то­же эль­фы, — улыб­ну­лась мис­сис Лес­трей­ндж, — осо­бен­но, ког­да мно­го гос­тей. Но я все рав­но ста­ра­юсь сде­лать что-ни­будь са­ма. По­чему бы и нет? Все-та­ки я хо­зяй­ка и мать, — тут она с неж­ностью пос­мотре­ла на сво­их сы­новей, ко­торые ни­кого и ни­чего вок­руг не за­мечая, за обе ще­ки уп­ле­тали го­вяжий пу­динг.

«Ве­зет же не­кото­рым!» — мель­ком по­дума­ла она, по­косив­шись на брать­ев, но тут же се­бя одер­ну­ла.

Бел­ла не ус­та­вала по­ражать­ся той у­ют­ной и ожив­ленной об­ста­нов­ке, ко­торая ца­рила в до­ме Лес­трей­нджей. По раз­ме­ру это по­местье бы­ло нис­коль­ко не мень­ше по­местья Блэ­ков, но ни оди­ночес­тва, ни бес­про­буд­ной тос­ки в нем не ощу­щалось. 

Ка­жет­ся, тут пос­то­ян­но пре­быва­ли ка­кие-ни­будь гос­ти. Хо­зяй­ка, по всей ви­димос­ти, счи­тала, что день про­жит зря, ес­ли ей не удас­тся нак­рыть стол ну хо­тя бы че­ловек на де­сять. Бел­ла спра­вед­ли­во пред­по­лага­ла, что за год че­рез этот дом про­ходи­ло чуть ли не все ма­гичес­кое со­об­щес­тво, во вся­ком слу­чае, чис­токров­ное точ­но. 

Что до мис­те­ра Лес­трей­нджа, то он про­из­во­дил впе­чат­ле­ние че­лове­ка серь­ез­но­го и де­ятель­но­го. Ес­ли в ли­це Ру­доль­фу­са лег­ко уга­дыва­лись чер­ты ма­тери, то отец внеш­не очень на­поми­нал Ра­бас­та­на, раз­ве что не с та­ким от­кры­тым взгля­дом. Это был че­ловек, пос­то­ян­но чем-то оза­бочен­ный и пог­ру­жен­ный в се­бя, точ­но в его го­лове еже­секун­дно ре­шались проб­ле­мы все­лен­ско­го мас­шта­ба. Ес­ли кто-ни­будь вдруг об­ра­щал­ся к не­му с ка­ким-ни­будь воп­ро­сом, он не­кото­рое вре­мя рас­се­ян­но гля­дел на со­бесед­ни­ка, точ­но не сра­зу мог со­об­ра­зить, что от не­го хо­тят. По­доб­но же­не, мис­тер Лес­трей­ндж чуть ли не каж­дый день при­нимал гос­тей, ко­торые то­же ве­ли се­бя до­воль­но сдер­жанно и боль­ше на­поми­нали кол­лег по ра­боте, не­жели дру­зей. Они со­бира­лись в та­инс­твен­ной ком­на­те на треть­ем эта­же, ку­да де­тям ка­тего­ричес­ки зап­ре­щено бы­ло за­ходить, заг­ля­дывать и во­об­ще как-ли­бо приб­ли­жать­ся.

— Не­уже­ли вам не ин­те­рес­но, за­чем они там со­бира­ют­ся? — не­до­уме­вала Бел­ла. — Я бы на ва­шем мес­те сде­лала все, что­бы это ра­зуз­нать!

— Да мы пы­тались — бес­по­лез­но, — от­махнул­ся Ру­доль­фус, — ком­на­та очень хо­рошо за­щище­на. К ней да­же по­дой­ти не­воз­можно, сра­зу же сра­баты­ва­ют от­талки­ва­ющие ча­ры.

— А нель­зя их как-то снять или про­бить?

— Ну ты да­ешь, Бел­ла! — зас­ме­ял­ся Кра­уч. — Это ча­ры, на­ложен­ные вол­шебни­ками, ко­торые в ра­зы силь­нее нас! 

— Луч­ше ту­да не лезть, — до­бавил Ру­доль­фус. — Раз отец го­ворит, что это не на­ше де­ло — зна­чит, не на­ше.

Бел­лу по­рази­ла та­кая не­харак­терная ре­ак­ция дру­га, но она лишь по­жала пле­чами. Ес­ли бы мис­тер Лес­трей­ндж был ее от­цом, тог­да она бы неп­ре­мен­но по­пыта­лась уз­нать прав­ду. А так… на нет и су­да нет. Нель­зя же, в кон­це кон­цов, до та­кой сте­пени зло­упот­реблять гос­тепри­имс­твом, что­бы лезть в чу­жие лич­ные де­ла. Но, тем не ме­нее, про­ис­хо­дящее про­дол­жа­ло ее ин­три­говать.

За ужи­ном мис­тер Лес­трей­ндж нес­коль­ко раз ро­нял стран­ные фра­зы вро­де: «на­до по­дож­дать, ма­гичес­кое со­об­щес­тво к это­му еще не го­тово» или «один че­ловек из-за гра­ницы выз­вался нам по­мочь, воз­можно, ско­ро у нас по­явят­ся сто­рон­ни­ки в Ев­ро­пе». Еще он всколь­зь упо­минал ка­кого-то лор­да, но име­ни его так и не наз­вал.

И все. На этом ин­форма­ция ис­черпы­валась.

Од­на­ко то ле­то все рав­но бы­ло са­мым пот­ря­са­ющим в жиз­ни Бел­лы, во вся­ком слу­чае, на кон­крет­ный мо­мент. Друзья це­лыми дня­ми иг­ра­ли в квид­дич или си­дели на ста­ром зах­ламлен­ном чер­да­ке, ку­да не сту­пала но­га до­мови­ка, ве­село бол­тая и сме­ясь. Кро­ме то­го, Бел­ла и Бар­ти, не­ус­танно жаж­ду­щие по­высить свое кол­дов­ское мас­терс­тво, ста­ли ус­тра­ивать шу­точ­ные ма­гичес­кие ду­эли. Братья Лес­трей­нджи, прав­да, от­но­сились к это­му за­нятию с мень­шим фа­натиз­мом, но, как пра­вило, сог­ла­шались учас­тво­вать, на­ходя та­кое вре­мяп­репро­вож­де­ние от­но­ситель­но за­бав­ным.

— Се­год­ня мы с Ру­доль­фом бу­дем про­тив Бел­лы и Ра­бас­та­на, — объ­явил Кра­уч, ког­да они спус­ка­лись вниз, что­бы сра­зить­ся во дво­ре и не под­вергать опас­ности ар­хи­тек­турный ше­девр, ко­им яв­лялся особ­няк.

— А ты не обу­рел ча­сом? — сра­зу же воз­му­тилась Бел­ла. — Ни­чего, что вы стар­ше нас на це­лый курс?

— Ну лад­но, пред­ла­гай тог­да са­ма, — сра­зу же спа­совал Бар­ти.

— Да­вай мы с то­бой про­тив Лес­трей­нджей?

— Ага! Мы про­тив дво­их бо­танов? — пос­лы­шал­ся за их спи­нами не­доволь­ный го­лос Ру­доль­фу­са, ко­торый спус­кался сле­дом. — Спра­вед­ли­во — обал­деть!

— Тог­да ос­та­ет­ся толь­ко один ва­ри­ант, — зак­лю­чил Ра­бас­тан. — Мы с Бар­ти про­тив Бел­лы и Ру­ди. Все сог­ласны?

— Пой­дет, — мах­нул ру­кой Ру­доль­фус.

— Как хо­тите, — бур­кнул Кра­уч.

— Я то­же за, — от­ве­тила Бел­ла, ре­шив, что хоть Бар­ти и хо­роший вол­шебник, но у Ру­доль­фу­са быс­трая ре­ак­ция и яв­ная во­ля к по­беде, так что, воз­можно, при та­ком рас­кла­де удас­тся одер­жать верх над про­тив­ни­ком.

В этот са­мый мо­мент дос­ка сло­малась у нее под но­гой, и ступ­ня про­вали­лась по са­мую ло­дыж­ку.

— Ай! Твою ж…! — взвы­ла она от бо­ли.

— Ты в по­ряд­ке? — тут же за­су­етил­ся Кра­уч, под­держи­вая ее за пле­чо и по­могая выс­во­бодить­ся.

— Чер­то­вы до­мови­ки! — вы­ругал­ся Ру­доль­фус. — Ка­кого Мер­ли­на у нас в до­ме по­яви­лась прог­нившая сту­пень?!

— Ни­чего страш­но­го, — сквозь зу­бы про­цеди­ла Бел­ла, не же­ла­ющая, что­бы с ней во­зились как с ма­лень­кой.

— Да­вай­те от­ло­жим по­еди­нок, — пред­ло­жил Ра­бас­тан.

— Или сыг­ра­ем в квид­дич, там но­ги не нуж­ны! — с эн­ту­зи­аз­мом пред­ло­жил Ру­доль­фус.

— Да в по­ряд­ке я! — раз­дра­жен­но от­ве­тила Бел­ла, пы­та­ясь не­ук­лю­же нас­ту­пить на боль­ную но­гу.

— Да­вай я от­ве­ду те­бя к мис­сис Лес­трей­ндж, она ми­гом те­бя вы­лечит, — за­бот­ли­во пред­ло­жил Кра­уч.

— Не нуж­но, я са­ма, — про­гово­рила она, де­ликат­но выс­во­бож­да­ясь из его ру­ки. — Иди­те. Я вас до­гоню.

— Точ­но? — с не­дове­ри­ем пе­рес­про­сил Ра­бас­тан.

— Точ­но!

Ког­да друзья, на­конец, ос­та­вили ее в по­кое, Бел­ла не­хотя по­ковы­ляла в сто­рону зим­не­го са­да, где хо­зяй­ка до­ма обыч­но про­води­ла пос­ле­обе­ден­ное вре­мя. Он рас­по­лагал­ся на треть­ем эта­же в не­боль­шой стек­лянной ба­шен­ке. Прок­ли­ная каж­дую сту­пень­ку, де­воч­ка чу­дом доб­ра­лась на­верх. Ес­ли по­нача­лу трав­ма по­каза­лась ей не­серь­ез­ной, то те­перь бы­ло оче­вид­но, что это мо­жет быть что-то по­хуже уши­ба.

Схва­тив­шись од­ной ру­кой за пе­рила, жму­рясь от бо­ли, Бел­ла ощу­пала но­гу и приш­ла к вы­воду, что та опух­ла.

«Не­уже­ли опять при­дет­ся пить кос­те­рост?» — с до­садой по­дума­ла она, вспо­миная свою бес­сонную ночь в боль­нич­ном кры­ле.

Вход в оран­же­рею на­ходил­ся пря­мо в кон­це ко­ридо­ра, но из-за зап­ретной ком­на­ты мис­те­ра Лес­трей­нджа, при­ходи­лось об­хо­дить че­рез весь этаж. Бел­ла мрач­но пос­мотре­ла в тем­но­ту. Ужас­но обид­но ид­ти в та­кую даль, ког­да цель на­ходит­ся в зо­не ви­димос­ти.

«Мо­жет, все-та­ки поп­ро­бовать про­бить­ся че­рез барь­ер?» — по­дума­ла она и лег­ко­мыс­ленно дви­нулась впе­ред, под­пры­гивая на здо­ровой но­ге. 

Приб­ли­зив­шись к то­му мес­ту, где на­чинал­ся не­види­мый щит, Бел­ла дос­та­ла вол­шебную па­лоч­ку и, нап­ра­вив ее в пус­то­ту, про­из­несла:

— Про­явись!

Ни­чего не про­изош­ло. Это оз­на­чало то, что за­щит­ные зак­ля­тия се­год­ня вов­се за­были ус­та­новить, ли­бо они нас­толь­ко слож­ны, что не об­на­ружи­ва­ют­ся обыч­ным спо­собом.

«Что же де­лать?» — в от­ча­янии по­дума­ла она.

Да­же здо­ровая но­га уже за­тек­ла, и сто­ять на ней бы­ло все тя­желее. Бел­ла поп­ро­бова­ла вновь опе­реть­ся на пов­режден­ную сто­пу, но тут же по­чувс­тво­вала не­выно­симую боль.

— Будь, что бу­дет, — ре­шила она и мед­ленно по­ковы­ляла впе­ред, дер­жа вол­шебную па­лоч­ку на­гото­ве.

Она прод­ви­галась нес­пешно и ак­ку­рат­но, вни­матель­но гля­дя се­бе под но­ги. 

— Стой там! — вдруг ус­лы­шала Бел­ла сов­сем ря­дом го­лос и вздрог­ну­ла.

Она под­ня­ла гла­за и уви­дела, что кто-то сто­ит у той са­мой зло­получ­ной две­ри. Кто-то, ко­го се­кун­ду на­зад там со­вер­шенно точ­но не бы­ло. Ко­ридор был прак­ти­чес­ки не ос­ве­щен, и все, что ей уда­лось раз­гля­деть, так это вы­сокую вы­тяну­тую фи­гуру муж­чи­ны.

«Это еще кто?» — ис­пу­ган­но по­дума­ла она. 

Ра­но ут­ром мис­тер Лес­трей­ндж ку­да-то ушел, и ни­каких гос­тей, со­от­ветс­твен­но, не при­нимал.

— Кто ты та­кая? Ты не зна­ешь, что здесь опас­но хо­дить? — влас­тно по­ин­те­ресо­вал­ся нез­на­комец.

— Я… — в ужа­се за­лепе­тала Бел­ла, впав в сту­пор. 

Ей по­чему-то ужас­но за­хоте­лось сбе­жать, но она и хо­дить-то тол­ком не мог­ла.

— Бел­латри­са… Бел­латри­са Блэк! — на­конец вы­гово­рила она, взяв се­бя в ру­ки.

— Мне это ни о чем не го­ворит, — хо­лод­но от­ре­зал нез­на­комец.

Бел­ла зас­ты­ла в не­до­уме­нии.

— Что ты здесь де­ла­ешь? — тем­ная фи­гура про­дол­жа­ла доп­рос. — Ты зна­комая или родс­твен­ни­ца Лес­трей­нджей?

— Я под­ру­га их сы­новей, — чет­ко от­ра­пор­то­вала Бел­ла, все еще не по­нимая, по­чему дол­жна пе­ред ним от­чи­тывать­ся.

— А те­бе, Бел­латри­са Блэк, раз­ве не со­об­щи­ли, что на этот ко­ридор на­ложе­ны мощ­ные зак­ли­нания, и прой­ти по не­му мо­жет лишь оп­ре­делен­ный круг из­бран­ных лиц? — раз­дра­жен­ный го­лос нез­на­ком­ца гул­ко про­катил­ся по ко­ридо­ру, зас­та­вив де­воч­ку ис­пу­ган­но зас­тыть.

— Со­об­щи­ли, сэр, — нег­ромко отоз­ва­лась она, ви­нова­то опус­тив го­лову, и, чуть не пла­ча, при­бави­ла. — Но у ме­ня так бо­лит но­га. Я хо­тела сре­зать путь.

— То есть, ты го­това под­вер­гнуть се­бя смер­тель­ной опас­ности из-за ка­кой-то ме­лочи? — в его ин­то­нации проз­ву­чала еле уло­вимая оби­да, точ­но этот оп­ро­мет­чи­вый пос­ту­пок за­девал его лич­но. — Ты нас­толь­ко пло­хо со­об­ра­жа­ешь?

— Нет, сэр… — пре­рывис­тым го­лосом от­ве­тила она, окон­ча­тель­но сму­тив­шись. — Я прос­то ре­шила рис­кнуть.

Нез­на­комец из­дал през­ри­тель­ный сме­шок.

— Что ж. Лю­ди де­лят­ся на тех, кто осоз­на­ет цен­ность собс­твен­ной жиз­ни и тех, кто им слу­жит, — фи­лософ­ски за­метил он и с де­лови­той хо­лод­ностью при­бавил. — Лад­но. Где Ред­жис? 

— Его нет до­ма, — от­ве­тила Бел­ла, ра­ду­ясь пе­реме­не те­мы.

— А Ро­вена?

— Она… Ве­ро­ят­но, в зим­нем са­ду…

— Так при­веди ее, — ско­ман­до­вал вол­шебник. 

Ви­димо, раз­да­вать при­казы бы­ло для не­го обыч­ным де­лом.

На мгно­вение Бел­ла да­же за­была о боль­ной но­ге, но, сде­лав шаг, тут же об этом по­жале­ла, из­дав ти­хий стон.

— В чем де­ло? — те­рял он тер­пе­ние.

— Я, на­вер­ное, сло­мала но­гу, — на­пом­ни­ла ему Бел­ла. — Не мо­гу ид­ти!

Нез­на­комец дос­тал из ру­кава вол­шебную па­лоч­ку, и, не про­из­но­ся ни сло­ва, сде­лал ка­кое-то не­уло­вимое дви­жение.

— Мне не­ког­да, — вы­соко­мер­но при­бавил он, — не­мед­ленно най­ди Ро­вену и пе­редай — пусть от­пра­вит Ред­жи­су со­об­ще­ние, что все от­ме­ня­ет­ся.

И в сле­ду­ющую се­кун­ду вол­шебник ис­чез.

«Не­ког­да ему, ви­дите ли!» — раз­дра­жен­но по­дума­ла Бел­ла: «Мог бы сам поз­вать мис­сис Лес­трей­ндж, я же ска­зала ему о но­ге! Не­уже­ли так труд­но бы­ло по­мочь! Или мог бы хо­тя бы снять за­щит­ное зак­ли­нание, что­бы я мог­ла прой­ти ко­ридор нас­квозь!»

Про­дол­жая мыс­ленно прок­ли­нать нез­на­ком­ца, Бел­ла раз­верну­лась и нап­ра­вилась в про­тиво­полож­ную сто­рону. 

Она прош­ла уже по­лови­ну пу­ти, ког­да вдруг рез­ко осоз­на­ла, что не чувс­тву­ет бо­ли. Ос­та­новив­шись, Бел­ла ощу­пала ло­дыж­ку. Опу­холь боль­ше не ощу­щалась. 

Она поп­ро­бова­ла сде­лать нес­коль­ко ша­гов и да­же под­прыг­ну­ла, на вся­кий слу­чай, но но­га бы­ла аб­со­лют­но здо­рова.

Нес­коль­ко се­кунд Бел­ла со­об­ра­жала, что же про­изош­ло, и единс­твен­ным, что приш­ло ей в го­лову, бы­ло то ед­ва за­мет­ное дви­жение па­лоч­кой нез­на­комо­го вол­шебни­ка.

«Не­уже­ли он вы­лечил ме­ня?» — не по­вери­ла она сво­ей до­гад­ке. — «Раз­ве мож­но вот так зап­росто ис­це­лить че­лове­ка без зе­лий, не про­из­но­ся зак­ли­нания вслух и да­же не зная ди­аг­но­за? Да­же ес­ли и мож­но, то это ка­ким вы­соким уров­нем ма­гичес­ко­го мас­терс­тва нуж­но об­ла­дать…»

Бел­ла без тру­да наш­ла мис­сис Лес­трей­ндж и пе­реда­ла ей со­об­ще­ние. Та, по­хоже, сра­зу по­няла, о чем речь, и обес­по­ко­ен­но нах­му­рилась.

— А кто был этот вол­шебник? — по­любо­пытс­тво­вала Бел­ла.

— Эм… друг Ред­жи­са, — рас­се­ян­но отоз­ва­лась мис­сис Лес­трей­ндж и серь­ез­но при­бави­ла. — Бел­ла, не лезь в эти де­ла, по­жалуй­ста.

Опе­шив от та­кого рез­ко­го от­ве­та, де­воч­ка ре­шила боль­ше ни­чего не спра­шивать.

Она рас­ска­зала друзь­ям о не­обыч­ной встре­че, но не смог­ла тол­ком опи­сать внеш­ность вол­шебни­ка, от­ме­тив лишь, что он вы­сокий, ху­дой и с тем­ны­ми во­лоса­ми. Боль­шинс­тво та­инс­твен­ных дру­зей мис­те­ра Лес­трей­нджа под­хо­дили под это опи­сание, и братья не су­мели его уз­нать. Чем за­нима­ет­ся тай­ный клуб, вы­яс­нить то­же не уда­лось. Лишь по­яви­лось пред­по­ложе­ние, что все это как-то свя­зано с из­вечной проб­ле­мой прав вол­шебни­ков и маг­лов. 

Бел­ла и са­ма меч­та­ла пос­ле шко­лы за­нять­ся ан­ти­маг­лов­ским за­коно­датель­ством и до­бить­ся-та­ки при­нятия со­от­ветс­тву­ющих за­конов, тем са­мым про­дол­жив де­ло сво­ей зна­мени­той ба­буш­ки, по­это­му де­ятель­ность та­инс­твен­ной ор­га­низа­ции ин­те­ресо­вала ее вдвой­не. Но мис­тер Лес­трей­ндж, ес­тес­твен­но, ни­чего не рас­ска­зывал, а его со­рат­ни­ки по­пада­лись край­не ред­ко. Бел­ла ре­шила, что в це­лях кон­фи­ден­ци­аль­нос­ти и эко­номии вре­мени они транс­грес­си­ру­ют пря­мо в ка­бинет и ис­че­за­ют от­ту­да тем же спо­собом. Про­ник­нуть сквозь за­щит­ные ча­ры, са­мо со­бой, боль­ше ник­то из дру­зей не рис­кнул. 

Бел­ла от­ка­залась от этой идеи не толь­ко из-за опас­ности, но и из-за не­жела­ния пор­тить от­но­шения с Лес­трей­нджа­ми-стар­ши­ми, по­тому что ей очень нра­вилось про­водить вре­мя в их до­ме, а приг­ла­шали ее и Бар­ти они чуть ли не каж­дые ка­нику­лы. На удив­ле­ние мис­сис Лес­трей­ндж от­но­силась к ним так, буд­то они бы­ли ей, ес­ли и не род­ны­ми деть­ми, то, как ми­нимум, пле­мян­ни­ками. У Бел­лы вско­ре по­яви­лось ощу­щение, что по­местье Лес­трей­нджей ста­ло ее вто­рым до­мом, нас­толь­ко у­ют­но и при­выч­но она там се­бя ощу­щала.

Что же ка­са­ет­ся род­но­го до­ма, Бел­ла ста­ла про­водить там все мень­ше и мень­ше вре­мени, о чем поч­ти не жа­лела. Уже на вто­рой-тре­тий день пре­быва­ния в фа­миль­ном по­местье, ее ох­ва­тыва­ли чувс­тва оди­ночес­тва и тос­ки, да­же не смот­ря на то, что бла­года­ря хо­рошей уче­бе и ре­гуляр­но при­ходя­щим хва­леб­ным пись­мам из Хог­вар­тса, от­но­шения с ро­дите­лями про­дол­жа­ли улуч­шать­ся. Мать не скры­вала сво­ей гор­дости и хвас­та­лась всем сво­им зна­комым, ка­кая у нее за­меча­тель­ная дочь, и что ее неп­ре­мен­но ждет блес­тя­щее бу­дущее. Это, мяг­ко го­воря, бы­ло пре­уве­личе­ни­ем и по­рой зас­тавля­ло Бел­лу сму­щать­ся, но, с дру­гой сто­роны, она лишь на нес­коль­ко дней при­ез­жа­ла до­мой, по­луча­ла свою пор­цию пох­ва­лы и по­дар­ков, но, как толь­ко ей ста­нови­лось скуч­но, от­прав­ля­лась к Лес­трей­нджам, и ник­то ей не пре­пятс­тво­вал. 

В Хог­вар­тсе де­ла то­же скла­дыва­лись как нель­зя луч­ше. Ког­да ма­роде­ры за­кон­чи­ли седь­мой курс, ком­па­ния Лес­трей­нджи-Блэк-Кра­уч ста­ла гор­до и бесс­траш­но рас­ха­живать по шко­ле, не имея се­бе дос­той­но­го про­тив­ни­ка. Ра­бас­тан, как и его брат, по­лучил мес­то в ко­ман­де Сли­зери­на по квид­ди­чу, став охот­ни­ком уже на вто­ром кур­се. А ког­да сле­дом за бра­том шко­лу по­кинул и Ре­гулус, его мес­то в ко­ман­де, ко все­об­ще­му изум­ле­нию, за­няла Мил­ли­сен­та Мер­сер. До это­го ник­то и не пред­по­лагал, что она во­об­ще мо­жет дер­жать­ся на мет­ле. Но тон­кая и лов­кая де­вуш­ка ле­тала по по­лю слов­но стре­ла. Ее мес­то­поло­жение прак­ти­чес­ки не­воз­можно бы­ло от­сле­дить. Лов­цы дру­гих ко­манд по­рой за­меча­ли снитч уже пос­ле то­го, как она ус­пе­вала его пой­мать. Да­же ком­мента­тор не всег­да мог уг­нать­ся за ее дей­стви­ями и вов­ре­мя объ­явить ко­нец иг­ры. Од­ним сло­вом, Сли­зерин стал вы­иг­ры­вал матч за мат­чем, и по­зор по­раже­ний пос­ледних лет был стерт прак­ти­чес­ки бес­след­но.

Бел­ла, тем вре­менем, все боль­ше и боль­ше ра­дела в изу­чении ма­гии. Встре­ча с нез­на­комым вол­шебни­ком про­из­ве­ла на нее боль­шое впе­чат­ле­ние. То, как лег­ко и не­замет­но он со­вер­шил слож­ней­шее кол­довс­тво, зас­тавля­ло ее са­му уси­лен­но тре­ниро­вать­ся каж­дую сво­бод­ную ми­нуту. На уро­ках она ве­ла се­бя край­не веж­ли­во и де­монс­три­рова­ла не­под­дель­ную тя­гу к зна­ни­ям, за­раба­тывая бла­гос­клон­ность пре­пода­вате­лей. Так, нап­ри­мер, она из ко­жи вон лез­ла, что­бы иметь хо­рошие оцен­ки по зель­ева­рению и про­из­во­дить хо­рошее впе­чат­ле­ние на про­фес­со­ра Слиз­норта, хо­тя в тай­не не­нави­дела эту на­уку за скру­пулез­ность и не­об­хо­димость за­поми­нать боль­шое ко­личес­тво наз­ва­ний трав и дру­гих ин­гре­ди­ен­тов. Но ни­чего не по­делать. За друж­бу с де­каном фа­куль­те­та мож­но бы­ло и пос­та­рать­ся. Бел­ла всег­да са­дилась впе­ред и вни­матель­но слу­шала его лек­ции, не за­бывая ис­крен­не улы­бать­ся про­фес­со­ру и де­монс­три­ровать под­линный ин­те­рес к его ре­чам.

По-преж­не­му нап­ря­жен­ны­ми ос­та­вались лишь от­но­шения с пре­пода­вате­лем ухо­да за ма­гичес­ки­ми су­щес­тва­ми. Сво­ими бес­ко­неч­ны­ми тяж­ба­ми с Ми­нис­терс­твом, про­фес­сор Кетт­лберн все же до­бил­ся то­го, что­бы его пред­мет стал не­обя­затель­ным и вво­дил­ся толь­ко с треть­его кур­са. И ка­ково же бы­ло его удив­ле­ние, ког­да он об­на­ружил имя Бел­латри­сы Блэк од­ним из пер­вых в спис­ке за­писав­шихся сту­ден­тов. Спер­ва он не по­верил сво­им гла­зам и ду­мал, что про­изош­ла ка­кая-то ошиб­ка, но Бел­ла за­вери­ла его, что дей­стви­тель­но же­ла­ет про­дол­жать обу­чение, пос­коль­ку ре­шила стать мра­кобор­цем, и ей не­об­хо­димо уметь обез­вре­дить не толь­ко пра­вона­руши­теля-вол­шебни­ка, но и, при не­об­хо­димос­ти, жи­вот­ное. Кетт­лберн по­мор­щился и с ви­дом ос­кор­блен­но­го дос­то­инс­тва за­явил, что вов­се не учит «обез­вре­жива­нию» жи­вот­ных, а, на­обо­рот, ос­то­рож­но­му и бе­зопас­но­му об­ра­щению с ни­ми и бе­зопас­но­му, в пер­вую оче­редь, для са­мих жи­вот­ных. Тут Бел­ла по­няла, что мах­ну­ла лиш­не­го, и, нем­но­го сдав на­зад, по­яс­ни­ла, что не со­бира­ет­ся при­чинять вред этим за­меча­тель­ным соз­да­ни­ям, и толь­ко в слу­чае уг­ро­зы жиз­ни вол­шебни­ка она счи­та­ет воз­можным воз­дей­ство­вать на опас­ное су­щес­тво, ра­зуме­ет­ся, ста­ра­ясь не при­чинять ему при этом ущер­ба. Про­фес­сор Кетт­лберн вряд ли ей по­верил, но и от­ка­зать в по­сеще­нии за­нятий, по всей ви­димос­ти, то­же не мог. Прав­да, с тех пор, как буд­то наз­ло, он стал при­носить на свои уро­ки са­мых жал­ких и не­ин­те­рес­ных ма­гичес­ких су­ществ, ко­торые не то что ко­му-ни­будь, но да­же са­мим се­бе не смог­ли бы при­чинить вред. Бел­ла по­мира­ла от ску­ки, но бро­сать фа­куль­та­тив не со­бира­лась, то ли из прин­ци­па, то ли из вред­ности.

Нас­чет сво­его же­лания стать мра­кобор­цем она лу­кави­ла. На са­мом де­ле, она еще не оп­ре­дели­лась с бу­дущей про­фес­си­ей и, что уж там, во­об­ще не бы­ла уве­рена, что со­бира­ет­ся ког­да-ли­бо ра­ботать. Де­ло в том, что жен­щи­ны в кла­не Блэ­ков, как пра­вило, не ра­бота­ли и по­луча­ли об­ра­зова­ние лишь для прес­ти­жа. Ко­неч­но, ста­новить­ся об­разцо­вой до­мохо­зяй­кой и ма­машей в пла­ны де­воч­ки то­же не вхо­дило. Ее ис­тинной лю­бовью и ку­миром бы­ла толь­ко ма­гия. Бел­ла со­бира­лась со­вер­шенс­тво­вать свое мас­терс­тво до са­мого пос­ледне­го вздо­ха, и, са­мо со­бой, тра­тить вре­мя на ка­кую-ни­будь ми­нис­тер­скую дол­жность, пусть да­же и хо­рошую, бы­ло бы глу­по.

Кро­ме то­го, бу­дущие мра­кобор­цы по­луча­ли дос­туп в зап­ретную сек­цию биб­ли­оте­ки, где хра­нилась ред­кос­тная кол­лекция книг о тем­ной ма­гии. Эти са­мые кни­ги Бел­ла вож­де­лела не­веро­ят­но и сог­ла­силась бы на все что угод­но, лишь бы до них доб­рать­ся.

Ну и, что то­же не­мало­важ­но, бу­дущим мра­кобор­цам пре­пода­вате­ли за­щиты от тем­ных ис­кусств уде­ляли осо­бое вни­мание, а имен­но этот пред­мет пред­став­лял для Бел­лы на­иболь­ший ин­те­рес. Она да­же по­думы­вала пос­ле шко­лы прой­ти спе­ци­аль­ный курс и сдать ква­лифи­каци­он­ный эк­за­мен, по­весить дип­лом на сте­ну и бла­гопо­луч­но за­нять­ся сво­ими де­лами. Прав­да, ка­кими имен­но, она по­ка не зна­ла. 

Бел­ла пе­ри­оди­чес­ки ко­силась на та­инс­твен­ный ка­бинет мис­те­ра Лес­трей­нджа и на­де­ялась, что, воз­можно, од­нажды он все-та­ки для нее от­кро­ет­ся, и, кто зна­ет, мо­жет, идеи зак­ры­того клу­ба по­кажут­ся ей близ­ки­ми, и она за­хочет в не­го всту­пить, да­бы внес­ти свою леп­ту в борь­бу с маг­лов­ским вли­яни­ем, а ес­ли же нет, то, что ж, и один в по­ле во­ин, ес­ли этот нек­то яв­ля­ет­ся мо­гущес­твен­ным вол­шебни­ком, ко­им Бел­ла на­мере­валась стать, во что бы то ни ста­ло.

Та­ким об­ра­зом, мож­но ска­зать, что жизнь юной Бел­латри­сы Блэк скла­дыва­лась впол­не удач­но. Ро­дите­ли, учи­теля и зна­комые бы­ли уве­рены, что эту ум­ную и тру­долю­бивую де­воч­ку ждет ус­пешная и ста­биль­ная судь­ба. Са­ма же Бел­ла смот­ре­ла в свое бу­дущее с азар­том и лю­бопытс­твом, на­де­ясь, что нас­то­ящие прик­лю­чения еще впе­реди…



Елена

Отредактировано: 07.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться