Наследники Слизерина

Размер шрифта: - +

Приготовление к преступлению

Крауч выглядел гораздо лучше, чем накануне. Нос его принял нормальные размеры, а взгляд был ясным. Видимо, снадобье мадам Помфри сделало свое дело.

Друзья сотворили антипрослушивающее заклинание, сдвинули вместе несколько кресел и сели тесным кругом. Все уставились на Беллу уже в совершенном нетерпении, когда же она начнет свой рассказ. Не разделяя их энтузиазма, она с неохотой взялась за повествование, излагая все с того самого момента, как пришла на условленную встречу, не преминув упрекнуть Рудольфуса в том, что он забыл сообщить ей пароль.

— Но ведь ты все равно вошла, — легкомысленно заметил он.

— Только потому, что Регулус узнал мой голос, — сварливо возразила Белла. — Будь там кто-нибудь другой, я бы вернулась ни с чем.

— Да брось, Беллс! Что, я тебя не знаю? — отмахнулся Рудольфус. — Ты бы сломала дверь, и дело с концом!

Белле, однако, было не до шуток. Она продолжала повествование, опустив семейные любезности и разговор о происхождении Волан-де-Морта, поскольку в сложившейся ситуации эта проблема отошла на второй, если не на третий план.

Друзья напряженно слушали, а Белла с несвойственной ей скрупулезностью описывала момент получения письма и постепенное проявление на нем чернил, желая отдалить оглашение содержания.

— Так что же там было написано? — не выдержал, наконец, Крауч.

Понимая, что деваться некуда, она вздохнула и, устремив взгляд в стену, бесстрастно слово в слово озвучила текст послания интонацией вокзального диктора.

В ответ на услышанное никто не проронил ни звука.

Понимая, что пауза затянулась, Белла осторожно взглянула на лица друзей. Те таращились на нее во все глаза.

— Ты уверена, что письмо звучало так? — скептически переспросил Крауч. — Может, это он так фигурально выразился?

— «По совершении убийства выпустить в небо над Хогвартсом Черную метку», — монотонно повторила Белла.

Рабастана передернуло.

— Прости, Беллс… — вдруг как-то трагично произнес Рудольфус, глядя себе под ноги.

— За что? — удивилась она.

— Вчера я ругал тебя последними словами за то, что ты заявилась в таком виде. Но, будь я на твоем месте, наверное, тоже бы напился.

— Я такого не помню… — протянула Белла, снова перебирая в голове отрывочные воспоминания о вчерашнем вечере. — Видимо, к моменту твоей ругани уже заснула.

Рабастан, очевидно, тоже хотел что-то спросить, но к нему никак не возвращался дар речи.

— Так что же? Нам придется убить Маландру Аллен? — поинтересовался Крауч таким невозмутимым тоном, точно не понимал смысла собственных слов.

Белле захотелось что-нибудь съязвить насчет очевидности заданного вопроса, но она удержалась.

— И каким же образом? — продолжал он спрашивать, не получая ответов. — И как это сделать, чтобы не попасться? Да еще и никого не подставить… разве можно провернуть такое незаметно, если вокруг сотни учеников?.. может, ночью?

Барти вел увлекательную беседу сам с собой, а остальные трое глядели на него с недоумением.

— Даже если ночью, — продолжал он, — кто-нибудь может увидеть или услышать, прибежать на шум… а если днем? Нет, это нереально. Вот если бы все были где-нибудь заняты в этот момент… может, на экзаменах?

— Экзамены проходят у всех в разное время, — невольно возразила Белла.

— Кубок по квиддичу? — неожиданно предложил Рудольфус.

— Но все кроме Беллы будут непосредственно задействованы: вы на поле, я в комментаторской рубке, — заметил Крауч.

— Мда… если бы нам удалось сделать это во время матча, то никто бы не увидел, кроме того, было бы идеальное алиби… — с сожалением произнес Рудольфус.

Крауч вдруг изменился в лице и ни с того ни сего закашлялся так, будто чем-то подавился. Рудольфусу даже пришлось похлопать его по спине.

— Мах… мах… ик… — пытался Барти что-то сказать.

— Чего? — нахмурилась Белла.

— Маховик времени! — сдавленно выдохнул он, когда приступ миновал.

— Гениально! — фыркнула Белла. — Только они все на учете и находятся в Министерстве под строгой охраной.

— Ну вообще-то… — смущенно протянул Крауч и замялся.

— Что? — раздраженно переспросила Белла.

— Я не должен был никому этого говорить. Слизнорт заставил меня поклясться.

— Да ты издеваешься! — гневно воскликнула она.

— Барти, мы никому не скажем, — пообещал Рабастан.

— Что ты, брат! — возразил Рудольфус. — Мы его непременно заложим. Мы ж всегда так делаем. Беллс, доставай перо и пергамент. Будем писать донос!

— Ладно-ладно, извините, — смущенно пробормотал пристыженный Крауч. — Дело в том, что скоро у меня будет маховик.

— Ты серьезно? — ахнул Рудольфус.

— Откуда? — изумилась Белла.

— Все дело в экзаменах, — пояснил он. — Я собираюсь сдавать все двенадцать ЖАБА, но некоторые предметы совпадают по времени, поэтому руководство школы отправило в Министерство ходатайство с просьбой выдать мне в пользование один маховик. Оказывается, что существует такая практика для особо одаренных студентов.

— И что, мы правда сможем переместиться во времени? — Рудольфус недоверчиво поглядел на друзей.

— Ну да, — скромно пожал плечами Крауч.

— А на сколько?

— Да не знаю я… сам-то еще этот маховик ни разу в руках не держал. Думаю, на час, на два точно сможем.



Елена

Отредактировано: 07.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться