Наследники Слизерина

Размер шрифта: - +

Побег номер два

После того, как бывшие узники восстановились физически, им необходимо было вновь стать частью магического мира, который сильно изменился за прошедшие четырнадцать лет. Они с жадностью читали газеты и атаковали своими расспросами тех, кто все это время был на свободе.

Оказалось, что в плане общественной и политической обстановки многое осталось незыблемым: магическая общественность по-прежнему была трусливой и легко внушаемой, Министерские чиновники узколобыми и недальновидными, а Дамблдор свято верил в то, что и те, и другие однажды чудесным образом изменятся в лучшую сторону. Впрочем, пока что последний добился лишь того, что потерял пост директора Хогвартса, Президента международной конфедерации магов и звание Верховного чародея Визенгамота. Причиной такого резкого падения по карьерной лестнице стала поддержка им Гарри Поттера в заявлении о том, что Волан-де-Морт вернулся. Пресса старательно делала из знаменитого мальчика лгуна, а из профессора — старого выжившего из ума чудака.

Впрочем, Темному Лорду такое положение вещей было очень даже на руку. Он собирался максимально долго скрывать свое возвращение, дабы застать противника врасплох, тем более, что пока Волан-де-Морт был целиком и полностью захвачен идеей раздобыть чертово пророчество, поскольку те проблемы, которые он поимел от столкновения со злосчастным мальчишкой, не укладывались ни в какие логические рамки и явно требовали пояснений.

Совершенно точно можно было предположить, что сведения, которые передал Снегг, были отрывочными, и чего-то там явно не хватало для полной картины. Существовал способ выяснить, чего именно. Запись пророчества находилась в Отделе тайн Министерства магии в специально отведенном хранилище. Но загвоздка состояла в том, что заветный стеклянный шарик, который, собственно, и содержал в себе вожделенную информацию, мог взять с полки только тот, к кому эта информация имела непосредственное отношение. То есть, Гарри Поттер или сам Волан-де-Морт. Вламываться в Министерство для Темного Лорда было неприемлемо, поскольку ставило под угрозу его план скрывать факт своего возвращения, поэтому он решил обманом заманить туда мальчишку и убить тем самым двух зайцев: получить ценные сведения и поймать того, кого эти сведения помогут уничтожить.

Исполнять задание на месте было поручено двенадцати Пожирателям, в число которых входили практически все освобожденные узники, включая Лестрейнджей. Им было велено схватить Поттера в тот самый момент, когда он возьмет пророчество и доставить обоих в особняк Малфоев.

— Ответственным за операцию будет Люциус, — объявил Темный Лорд.

— Как?! — воскликнула Беллатриса, не подумав.

— Если ты хочешь, чтобы я назначил тебя — даже не надейся, — ответил Волан-де-Морт с легкой усмешкой. — Эта операция должна быть четко и тщательно спланирована. Когда надо будет что-нибудь разрушить или кого-нибудь убить, так и быть, поручу дело тебе.

— Сдохни от зависти, — мстительно шепнул волшебнице сидящий рядом Малфой.

— Если ты погубишь дело, я прикончу тебя лично, можешь не сомневаться, — огрызнулась она в ответ.


— Ладно, допустим, он не хотел назначить меня, но почему тогда не назначил тебя? — возмущалась Беллатриса, когда они с Рудольфусом остались наедине. — Ты блестящий руководитель и можешь все тщательно спланировать!

— Очень лестно слышать, — усмехнулся Рудольфус, но выбор Темного Лорда можно понять. Малфой уже давно готовил эту операцию. Он и сам работает в Министерстве. Кому как не ему поручать такое дело?

— Но он же все провалит! — не хотела супруга успокоиться. — Он трус и перестраховщик! Только и умеет, что пускать пыль в глаза. В таких операциях важно уметь быстро принимать решения и идти на риск, а у Малфоя эти качества отсутствуют напрочь!

— Какой риск? Там же будет только мальчишка против двенадцати сильных волшебников.

— Ну этого мы точно не знаем, — скептически заметила Беллатриса. — Мальчишке, при всем моем к нему презрении, уже дважды удалось выйти живым и невредимым из совершенно безнадежного положения. На деле может произойти все, что угодно. Вдруг Поттер приведет кого-нибудь с собой? К тому же, Дамблдор знает о возрождении Темного Лорда и наверняка не сводит с мальчишки глаз. Малфой все испортит, а кто будет виноват?

— Он и будет виноват.

— Нет! Он будет мертв! А виноваты будем мы, потому что Темный Лорд в гневе правых и виновных не различает. Я уже молчу о том, что нам нужно любой ценой выяснить, что там в пророчестве, иначе эта непонятная угроза так и будет над нами висеть. Надо было тогда не слушать тебя и убить мальчишку! Скольких неприятностей мы бы избежали!

Беллатриса сокрушенно вздохнула и села на кровать, закрыв ладонями лицо.

— Ну откуда же мы знали? — Рудольфус виновато потрепал ее по плечу. — Тогда все были в растерянности. И потом. Неизвестно, как Поттеру удалось уничтожить Темного Лорда. Вдруг он и тебя бы убил? А у тебя ведь нет крестража на такой случай.

— Не верится мне, что этот мальчишка бессмертен, — скептически проговорила она, поднимая голову. — Что-то тут другое…

 

***




Беллатриса не обладала выдающимся стратегическим мышлением, однако верно угадала исход мероприятия в Отделе тайн. Поттер пришел не один, а со своими школьными товарищами, что, само по себе, не было бы проблемой, но Малфой состорожничал, не дал ей отобрать пророчество и вообще был против того, чтобы кто-то пулял в мальчишку заклятиями, чем тот, не будучи круглым дураком, немедленно воспользовался и выставлял пророчество перед собой, как щит. В итоге Пожиратели потеряли время, и Поттеру на подмогу нагрянули члены Ордена Феникса, среди которых были Грозный Глаз Грюм, Сириус Блэк, Римус Люпин и даже дочь Андромеды Нимфадора Тонкс, уже успевшая вырасти и стать мракоборцем, что, конечно, радости Беллатрисе не прибавило.

Одним словом, началась серьезная схватка, в ходе которой быстро выяснилось, что за годы, проведенные в тюрьме, Пожиратели несколько утратили свои боевые навыки. Даже Беллатриса ощущала, что ее реакция и меткость нуждаются в серьезной доработке, что уж говорить о тех, кто и прежде не блистал выдающимися магическими талантами. Тем не менее, существовала возможность выиграть за счет численного перевеса. Беллатриса разделалась со своей племянницей и кинулась к Поттеру, который за секунду до этого отправил Долохова в нокаут, напав на него со спины. Но в самый неподходящий момент дорогу Пожирательнице преградил Сириус.

— Не так быстро, сестренка! — воскликнул он, вставая между ней и мальчишкой.

— Убирайся с дороги! — зашипела на него Беллатриса. — Иначе на сей раз, клянусь, я действительно убью тебя!

Сириус запрокинул голову и громко расхохотался.

— Неужели? Давай же! Покажи, на что ты способна, малявка Би!

Но на сей раз Беллатриса не была настроена шутить. Годы, проведенные в Азкабане и все пережитые там ужасы, ожесточили ее окончательно и стерли в ее душе последние нравственные границы. Когда Сириус упал, всколыхнув покрывало Арки смерти, кузина не испытала ничего, кроме невероятного облегчения.

В тот момент, когда Пожиратели уже стали одерживать верх, внезапно нагрянул Дамблдор, и вот тут уже шансов не осталось никаких.

Волан-де-Морт, заждавшись и почуяв неладное, сам прибыл в Министерство и, наткнувшись на профессора, который к тому моменту уже успел разделаться со всеми его людьми, был вынужден вступить с ним в схватку, которая закончилась ничьей.

В довершение ко всему, выяснилось, что этот остолоп Поттер таки умудрился разбить пророчество, а прибывшие в последний момент сотрудники Министерства, включая Фаджа, воочию увидели живого Волан-де-Морта, что стало окончательным фиаско. Вне себя от бешенства, Темный Лорд схватил Беллатрису, которая единственная из Пожирателей добралась до финала битвы, и вместе с ней тренсгрессировал. Остальные, вне всякого сомнения, были схвачены и отправлены в Азкабан.

Если бы Беллатрисе пришлось выбирать, оказаться ли опять в тюрьме или в одиночку отвечать перед Темным Лордом за провал, она бы, наверное, выбрала первое.

Едва они переместились в особняке Малфоев, Пожирательница ожидала, что он тут же наставит на нее волшебную палочку и будет мучить, причиняя невыносимую боль. Именно так он в последнее время реагировал на ошибки своих подчиненных. Но, вместо этого, он начал кричать не своим голосом.

— Я даже не знаю, чем ты можешь за это оправдаться! Двенадцать лучших Пожирателей не смогли справиться с детьми! Большего идиотизма даже представить себе нельзя!

— Малфой все испортил! — в яростном отчаянии закричала Беллатриса в ответ. — «Отдай нам пророчество»! — гнусаво передразнила она. — Поттер, что, совсем дурак?! Он же знал, что как только мы получим желаемое, ему и его дружкам придет конец! Я хотела отобрать пророчество силой, но Малфой меня остановил! Я его разобью, видите ли! И что? В итоге оно все равно разбилось! А так мы бы хоть услышали, о чем там речь, и передали Вам!

— Значит ты хочешь сказать, что это я виноват в том, что назначил руководителем не того человека?! — закричал Волан-де-Морт вне себя от бешенства.

— Нет! — задохнулась Беллатриса, до смерти перепугавшись. — Я вовсе не это имела в виду…

Тут он резко вскинул руку с волшебной палочкой, и раздался звук, похожий на удар хлыста. Пожирательница упала. Она ощутила резкую боль в лице, а левый глаз заволокла красная пелена.

— Если ты считаешь себя такой гениальной, то, пожалуй, я дам тебе шанс себя проявить, — злобно прошипел Темный Лорд, склонившись над ней. — Докажи, как ты умеешь побеждать! Устрой всем остальным побег из Азкабана. Без моей помощи. И только попробуй не справиться!

— Я п-постараюсь сделать это как можно скорее, — пролепетала она, прекрасно понимая, что миссия невыполнима.

— Нет! — рявкнул он — Торопиться не стоит! Они должны заплатить за то, что так подвели меня. А теперь убирайся! Иначе, клянусь, я не выдержу и убью тебя!

Дважды повторять было не надо. Беллатриса моментально вскочила на ноги и выбежала прочь из комнаты.

Дрожа и шатаясь, она добралась до своей спальни и первым делом подошла к зеркалу, чтобы понять, что произошло с лицом, и оказать себе первую помощь. Через весь лоб, левую глазницу и часть щеки пролегал глубокий порез. К счастью, сам глаз был цел.

Остановив кровь и промыв рану, волшебница упала на кровать и сжалась в комок. Одновременно ее разрывали впечатления от всего пережитого и осознание того, что Рудольфус и Рабастан снова оказались в тюрьме, и максимум, чего она может добиться при попытке организовать их побег — это самой попасть за решетку. Темный Лорд, скорее всего, просто хотел ее проучить, дав заведомо непосильное задание. Если он сам не договорится с дементорами, то дело не выгорит. Мало того, Беллатрисе даже не с кем было посоветоваться. Ведь Малфой и Эйвери, которые организовывали побег в прошлый раз, теперь сами оказались «по ту сторону». Единственным выходом было вернуться и умолять Волан-де-Морта о прощении, а затем попросить помощи. Однако в ту минуту такой поступок был бы чистейшим самоубийством.

От тяжелых мыслей Пожирательницу оторвала Нарцисса, которая немедленно потребовала от старшей сестры отчета в том, куда подевался ее ненаглядный Люциус, и набросилась так, точно Беллатриса самолично арестовала его и отправила в застенки. А узнав о том, что ей поручено вызволение узников, сестра и вовсе встала на дыбы, при этом, про приказ «не торопиться» и слышать ничего не хотела.

— Чего ты ждешь? — возмущалась она. — Разлеглась тут на мягкой постели! А они там в холоде, в сырости и с дементорами! Если тебе на моего мужа плевать, ты хотя бы своего пожалей!

— Да не в этом дело! — устало отвечала Беллатриса. — Я пока даже понятия не имею, как это можно осуществить!

— Раз он приказал тебе, значит, можно! — безапелляционно заявила Нарцисса.

«Надо взять ее с собой, — злобно подумала Беллатриса, — она кого угодно достанет, даже дементоров!»


Так ничего и не придумав, Пожирательница с тяжелым сердцем легла спать, надеясь, что на утро в ее голове немного прояснится. И действительно, проснувшись, она почувствовала себя немного легче.

«Прежде чем я пойду к нему, и заявлю, что не могу выполнить задание, надо продумать все возможные варианты и убедиться, что выхода действительно нет», — решила она и принялась за усердный мыслительный процесс.

Беллатриса знала, что дементоры вновь переметнулись на сторону Волан-де-Морта и согласились закрыть глаза на побег десяти узников. Но тогда он договаривался с ними лично, а вот ее, бывшую узницу, они вряд ли послушают. К тому же, она не имела ни малейшего представления о том, как с дементорами можно общаться, поскольку они не разговаривали, и об уровне их ментального развития можно было только догадываться. Ясное дело, что они многое понимали, но вот как к ним обратиться?

«Здрасте, я Пожирательница смерти, пришла освободить своих друзей?»

Едва ли они станут ее слушать. Одолеть такое количество этих жутких тварей при помощи магии она бы тоже не смогла. Ведь даже помочь ей было особенно некому. Все самые толковые Пожиратели находились за решеткой. Еще никогда она не ощущала себя такой беспомощной, будучи на свободе.

Промучившись несколько дней, Беллатриса решилась на отчаянный шаг. Устроить побег прямо средь бела дня и именно в тот момент, когда в Азкабан прибудут тюремщики из числа волшебников. Риск был огромен, но по-другому решать проблемы она не умела. К тому же, Пожирательница надеялась на то, что ей поможет опыт бывшей узницы, и она сумеет сориентироваться на месте. Кроме того, в тюремную охрану редко шли умелые волшебники. Это была грязная низкооплачиваемая работа, не требующая особых навыков, плюс ко всему, вредная для здоровья.

Используя своего осведомителя в Министерстве, Беллатриса выяснила, кто является начальником охраны, где он проживает и когда дежурит. Дементоры были обязаны слушаться его приказов, в том числе, выпускать на свободу заключенных, отбывших свой срок. Осталось надеяться, что их несильно удивит единовременный выход на свободу одиннадцати особо опасных преступников. В глубине души Пожирательница надеялась, что эти твари слишком примитивны, чтобы понимать хитросплетения судебной системы, и все узники им на одно лицо. А если все же что-то пойдет не так, она собиралась вызвать Темного Лорда, и дальше будь, что будет.

Отважно решившись на такой самоубийственный план, Беллатриса принялась активно его разрабатывать, стараясь ничего не упустить. Как же сильно ей не хватало Рудольфуса и Крауча! Рудольфус бы все организовал, Крауч продумал до мельчайших подробностей, а ей осталось бы только действовать.

В довершение ко всему прочему, Нарцисса постоянно капала сестре на мозг.

— Белла, объясни пожалуйста Драко, почему его отец все еще в тюрьме, — заносчиво проговорила она, когда все трое завтракали.

Беллатриса лишь недавно познакомилась со своим племянником, когда он прибыл домой на каникулы. То есть, конечно, она знала его и раньше, но тогда он был еще младенцем и совершенно ее не запомнил, впрочем, как и она его.

Малфой-младший сильно походил на отца, как внешностью, так и характером. Какие чувства он испытывал к тете, пока трудно было понять, но складывалось впечатление, что он то ли завуалировано ее боится, то ли присматривается.

— Драко, а ты не хочешь принять участие в освобождении отца? — вдруг предложила она, решив, что шестнадцатилетнему парню не повредит боевое крещение. — Я бы охотно взяла тебя с собой.

У Драко кусок застрял в горле, а Нарцисса мгновенно превратилась в разъяренную гарпию.

— Ты, что, с ума сошла?! Мало тебе того, что мой муж в тюрьме, ты хочешь еще и сына моего угробить!

— Соглашайся, Драко, — искушала Беллатриса, даже не взглянув на мечущую гром и молнии сестру, — в твоем возрасте я бы ни за что не отказалась от такой возможности.

У Драко забегали глаза.

— Даже не думай! — теперь Нарцисса накинулась на сына. — Тебе нет семнадцати! Ты еще несовершеннолетний! Я запрещаю! Имею право!

— Брось, Цисси! — не отставала Беллатриса. — Многие становились Пожирателями смерти в шестнадцать и выполняли опасные задания. Мы сами принимали решения, а наши родители даже понятия об этом не имели.

— Времена изменились, Белла! — угрожающе сверкнула глазами младшая сестра. — И, к тому же, ты не Темный Лорд! Ты не смеешь заставлять моего сына участвовать в подобных делах!

— Да я и не заставляю, — пожала та плечами, видя, что племянник не проявляет к ее предложению ни малейшего рвения.

«Мда уж… Слизерин уже не тот… — с грустью подумала Беллатриса, — неудивительно, что они никак не могут взять Кубок Хогвартса по квиддичу».

 



Елена

Отредактировано: 07.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться