Наследники Слизерина

Размер шрифта: - +

Бывших Пожирателей не бывает

К концу дня на счет Пожирателей смерти и великанов можно было записать, помимо обрушенного моста, несколько сгоревших малоэтажек, сломанный башенный кран, а также несметное количество разбитых машин и поваленных деревьев, уже не говоря о человеческих жертвах.

Кроме того, магический мир потрясло и напугало известие о жестоких убийствах Амелии Боунс, главы Отдела магического правопорядка, и члена Ордена Феникса Эмелины Вэнс. Поговаривали, что обеих убил лично Волан-де-Морт, что, разумеется, наводило на население еще больший ужас.

Вскоре после всех этих событий, к которым Министерство магии и мракоборцы, за полтора десятка лет спокойной жизни подзабывшие свои боевые навыки, оказались совершенно не готовы, волшебное сообщество настояло на отставке Корнелиуса Фаджа и избрало себе нового Министра в лице Руфуса Скримджера.


— Что ж, неплохо, — удовлетворенно заключил Волан-де-Морт, — наши враги растеряны и напуганы.

Он сидел у камина, а гигантская змея, точно кошка, свернулась в клубок возле его ног, лишь изредка поднимая голову и угрожающе высовывая раздвоенный язык.

Беллатриса стояла рядом и не сдерживала довольной улыбки. Все ее естество ликовало. Благодаря нескольким успешно исполненным поручениям ей удалось приблизиться к Темному Лорду как никогда. С каждым днем она все больше верила в то, что однажды ей удастся занять рядом с ним то место, которое когда-то принадлежало Реджису Лестрейнджу.

— Я хочу встретиться с одним человеком, Белла, — вдруг задумчиво проговорил Волан-де-Морт и щелкнул пальцами.

Змея моментально отреагировала и скользнула вверх, расположившись у него на плечах.

Беллатриса с восхищением смотрела на гигантскую рептилию, опасаясь ее и восторгаясь ею одновременно.

— ...ты как можно скорее должна доставить его ко мне.

— Кого же? — поинтересовалась Пожирательница.

— Олливандера, мастера волшебных палочек. Мне давно уже следовало с ним побеседовать.

— Он будет здесь завтра же, — исполнительно отозвалась она.

— И я хочу, чтобы ты устроила еще одну встречу… — прибавил Волан-де-Морт, и его безгубый рот изогнулся в подобии усмешки.

Беллатриса подалась вперед, приготовившись внимать.

— Знаешь ли ты Игоря Каркарова? — спросил он.

— Знаю. Он ведь работал за границей?

— Да, в Европе. Он единственный Пожиратель, который посмел не явиться на мой призыв и подло сбежать… я достаточно долго ждал, пока он одумается и сам придет ко мне…

Волан-де-Морт замолчал и прекратил поглаживать змею. Лицо его исказилось злобой, что производило сильное впечатление в сочетании с его нечеловеческими чертами и ярко-красными белками глаз.

— Вы хотите, чтобы я поймала его и доставила к Вам? — спросила Беллатриса.

— Нет, — усмехнулся он. — Игоря Каркарова ждет аудиенция другого рода. Я хочу, чтобы ты обеспечила ему встречу со смертью.

— Его конец будет страшен и мучителен, мой Лорд.

 

***




— Он у себя? — поинтересовался Долохов, ожидавший под дверью.

— У себя, — торопливо ответила Беллатриса, выходя в коридор.

— О чем вы говорили? — тихо поинтересовался Пожиратель.

— Не твое дело, — раздраженно отмахнулась она, желая поскорее уйти.

— Да погоди ты! — Долохов преградил ей путь. — Мне надо тебе кое-что сказать.

Беллатриса поджала губы, давая понять, что не настроена тратить время на разговоры.

— Давай отойдем куда-нибудь, — предложил Долохов, игнорируя этот красноречивый жест и приглашая ее проследовать в одну из гостевых комнат.

— Чего ты добиваешься, Белла? — вдруг серьезно спросил он, когда они вошли внутрь и плотно закрыли за собой дверь.

— В смысле? — небрежно спросила Пожирательница, не желая встречаться с ним взглядом.

— Зачем ты постоянно высовываешься и пытаешься подмять всех под себя?

Она вопросительно на него посмотрела.

— Как это зачем? Не ты ли занимался тем же самым всю свою жизнь? Может, перестанешь уже ревновать и просто уступишь мне дорогу? Я все равно одержу верх рано или поздно. Это лишь вопрос времени.

— Мне нет дела до твоих побед, — холодно отозвался Долохов, — я уже слишком стар, чтобы плести интриги.

— Тогда что тебе вообще от меня надо?! — возмутилась она.

— Я хочу тебя предостеречь, — он вдруг по-отечески положил руку ей на плечо. — Не рискуй чрезмерно. Все мы пришли к нему, потому что верим в его идеи, но нельзя забывать, что мы для него всего лишь инструменты. На самом деле, никто из нас ему не нужен, и ты не исключение.

Беллатриса рассвирепела.

— А я и не нуждаюсь в том, чтобы быть кому-нибудь нужной! — яростно заявила она, грубо сбрасывая его руку. — Я всегда задаюсь только одним вопросом — кто нужен мне! И только в этом вижу смысл! Если ты ждал от НЕГО чего-то большего и разочаровался, то мне тебя жаль!

— Тогда, зачем же ты так ему предана, если знаешь все это? — искренне удивился Долохов.

— Затем, что есть такие люди и такие идеи, ради которых стоит жить и бороться! И если мы не получаем от них взаимности, их величие от этого не становится меньше. Но тебе и подобным тебе людишкам, думающим только о себе, этого не понять. Жизнь обретает смысл лишь тогда, когда в ней появляется что-то, за что тебе не жалко умереть! — огрызнулась Беллатриса и трансгрессировала прежде, чем собеседник успел что-либо возразить.

 



Елена

Отредактировано: 07.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться