Наследники Слизерина

Размер шрифта: - +

Мальчик, который сбежал. Опять

Драко Малфой предпринял несколько жалких попыток отправить директора Хогвартса на тот свет, ни одна из которых, само собой, не принесла нужного результата. В итоге Альбус Дамблдор пал от руки своего коллеги, профессора зельеварения Северуса Снегга. Все, как и хотела Нарцисса.

В момент убийства в директорском кабинете присутствовали несколько Пожирателей смерти, которых Драко сумел провести в школу при помощи исчезающего шкафа. Так что один из величайших чародеев всех времен отправился в мир иной под циничный хохот своих врагов.

Когда сильнейший противник Волан-де-Морта был устранен с дороги раз и навсегда, ничто уже не отделяло последнего от воплощения своих планов. Ну или почти ничто…

Гарри Поттер невероятным образом все еще был жив. И от этого извечного Дамоклова меча пора было избавляться.

Допросив Олливандера, Темный Лорд выяснил причину, по которой его волшебная палочка отказывалась убивать мальчишку, и данная проблема оказалась легко решаемой всего-то навсего посредством использования другой волшебной палочки, которая не будет являться родственной для палочки Поттера.

Осталось лишь дождаться, когда тот покинет дом своей тетки. А сделать он это должен был не позже наступления совершеннолетия, то есть, до тридцать первого июля. Снегг где-то достал информацию, что Поттера будут вывозить из укрытия несколько раньше, а именно двадцать шестого числа. Но, на всякий случай, возле дома, где пока находился мальчишка, было установлено круглосуточное наблюдение.

Сеть летучего пороха и трансгрессия контролировались Отделом магического транспорта, куда Волан-де-Морт уже успел внедрить своих людей, так что если бы Гарри Поттер решил воспользоваться тем или другим, его бы тут же поймали. Кроме того, у Пожирателей были основания полагать, что Орден Феникса Министерству больше не доверяет и знает об утечках, поэтому Поттеру очевидно придется перебираться из старого укрытия в новое, грубо говоря, «на своих двоих».

Двадцать шестого июля основные силы Пожирателей смерти в составе почти трех десятков человек ожидали в засаде возле дома номер четыре на Тисовой улице. Они окружили объект со всех сторон и напряженно всматривались в периметр, огороженный глухим деревянным забором.

— Думаешь, правда появится сегодня? — в который раз спросила Беллатриса, уже почти в кровь искусав свои губы.

В кулаке у нее, как и у всех остальных, была зажата метла, поскольку, имелись все основания полагать, что Поттер все же не пойдет пешком, а полетит. Ни для кого не было секретом, что он хороший игрок в квиддич и, соответственно, на «ты» с воздушным транспортом.

— Похоже на то… — негромко отозвался Рудольфус в ответ на ее вопрос.

Он так внимательно вглядывался в объект слежки, что, казалось, даже боялся моргнуть.

За ограждением явно происходило что-то экстраординарное. Слышались подозрительные звуки, возня, приглушенные голоса и даже хлопанье крыльев. Напряжение нарастало. Пожиратели напоминали стаю хищников в засаде.

И вот, наконец, в воздух поднялись семь объектов. Четыре метлы, два фестрала, и один летающий мотоцикл. На каждом по паре человек.

Пожиратели смерти, не мешкая и не сговариваясь, моментально оседлали метлы и взмыли вверх. Все немедленно кинулись искать Поттера, и тут выяснилось нечто странное. Упомянутый субъект пребывал в воздухе в количестве семи штук.

— Это что за чертовщина?! — закричал Долохов, подлетая к Беллатрисе с таким возмущенным видом, точно она лично была ответственна за этот странный казус.

— Откуда я знаю?! — гневно отозвалась та, перекрикивая встречные порывы ветра. — Оборотное зелье, наверное!

Через мгновение рядом с ними появился Волан-де-Морт.

— Мой Лорд, Поттеров семеро! — выпалила Беллатриса прежде, чем он успел что-либо спросить. — Отвлекающий маневр. Который из них настоящий, пока неизвестно.

— Всех поймать! Доставить мне живыми! — скомандовал он и сам ринулся в погоню.

Долохов и Беллатриса тут же бросились доносить его приказание до остальных.

— Не кидайтесь всей кучей! — надрывалась волшебница, видя, как чуть ли не десять Пожирателей преследуют фестрала с двумя наездниками. — Четверо на одного — максимум!

Тем временем, сама она уже выбрала себе цель.

— С дороги! — зарычала волшебница, чуть не сбросив с метлы Яксли. — Она моя!

Впереди мелькали яркие красные волосы ее племянницы Нимфадоры. Та, помимо своего полумагловского происхождения и прочих прегрешений, еще и умудрилась стать женой оборотня Люпина. Более мерзкого преступления против чистоты крови даже представить себе было нельзя. Беллатрисе было обидно до слез. Она искренне не понимала, за что на ее многострадальный род свалилось столько несчастий. Ко всему прочему, Темный Лорд недвусмысленно дал ей понять, что от непутевой родственницы нужно избавиться как можно скорее. Не сказать, что Беллатриса была в полнейшем восторге от осознания факта, что ей фактически пришлось стать палачом для собственной семьи, но она прекрасно понимала, что до тех пор, пока «проблема» не решится, спать спокойно она не сможет, а сама мысль об ужасном поступке племянницы повергала ее в бессильную ярость. Поэтому теперь ей хотелось немедленно догнать Нимфадору и покончить с этим раз и навсегда.

— Будь осторожна! Не попади в Поттера! Ну или кто там за него… — предостерег Рудольфус, нагоняя ее.

Беллатриса посылала в ненавистную красную голову одно заклятие за другим.

Тонкс оказалась довольно проворной и пока что умудрялась сохранять дистанцию, исполняя поистине несусветные маневры в попытке увернуться от «родственных» проклятий. «Гарри Поттер» сидел сзади, крепко обхватив ее за талию, чтобы не соскочить на виражах. Племянница постоянно оборачивалась, и посылала в преследователей какое-нибудь заклинание, в то время как ее пассажир демонстрировал довольно скудные магические умения, что невольно наводило на мысль о том, что он, вероятно, и есть настоящий Поттер.

— Надо их оглушить! — предложила Беллатриса.

— Нельзя! — возразил Рудольфус. — Разобьются!

— А как тогда, черт возьми, можно их поймать! — в отчаянии закричала она. — Не можем же мы догнать их и скрутить!

В этот самый момент молния, пущенная врагами, едва не прошила Рудольфуса насквозь. Увидев ее, он крутанулся на метле на триста шестьдесят градусов. Беллатриса едва не раскрыла рот от удивления, пораженная этим эффектным трюком.

— Смотри вперед! — рявкнул Рудольфус, вернувшись в прежнее положение.

Она оглянулась, но не успела отразить лиловую вспышку. Рудольфус в последний момент толкнул жену, и заклятие ударило его прямо в грудь. Его метла сделала в воздухе что-то наподобие сальто, и он стал стремительно снижаться.

— Я в порядке! Продолжай погоню! — успел крикнуть он, прежде чем исчез из виду.

Взбешенная окончательно, Беллатриса прибавила скорости и стала пулять в своих врагов всеми подряд заклинаниями, уже не особенно опасаясь за их жизнь и здоровье.

Метла впереди петляла как сумасшедшая, но шансы ее были невысоки. Расстояние между противниками неумолимо сокращалось. Вот Беллатриса уже могла разглядеть панически оборачивающиеся к ней лица Тонкс и Поттера. Кажется, теперь они были напуганы по-настоящему.

Но внезапно произошло что-то странное. Воздух вдруг спружинил и отбросил преследовательницу назад, как если бы она на полной скорости врезалась в батут. Беллатриса не была таким же мастером полетов, как Рудольфус, и сальто делать не умела. Она соскользнула с метлы, продолжая держаться левой рукой за древко, но полностью потеряла контроль над транспортным средством. Смертельно перепугавшись, Беллатриса сделала над собой невероятное физическое усилие и умудрилась вновь вскочить на метлу, но в тот же самый миг больно ударилась о какие-то ветки. Она даже не успела понять, когда так сильно потеряла высоту. Обломав собой половину кроны потрясающего развесистого клена, волшебница рухнула на землю, подвернув ногу о выпирающий из земли корень.

Быстро придя в себя и поднявшись на ноги, она пришла к выводу, что вроде бы не ранена, хотя тщательно проверять времени не было. А вот ее метла была сломана посередине и совершенно точно ремонту не подлежала. Зато волшебная палочка, к счастью, оказалась целой.

Первым делом Пожирательница попыталась понять, что же произошло на высоте девяноста футов. Складывалось впечатление, что там был какой-то защитный экран, сквозь который беглецы беспрепятственно смогли проникнуть, а Беллатриса нет. Так или иначе, оставалось только признать, что, по крайней мере, один Поттер упущен, и надеяться, что с остальными дело обстоит лучше.

Собрав мысли в кучу, Беллатриса решила, что сначала ей необходимо убедиться, что с Рудольфусом все в порядке, а потом уже заняться выяснением остальных вопросов. Все-таки попавшее в него заклинание вызывало у нее беспокойство, и не будь она уверена, что он прекрасно летает, ни за что не стала бы оставлять его и продолжать погоню.

Беллатриса приблизительно запомнила то место, где он начал снижаться, и немедленно трансгрессировала туда. Правда, найти супруга ей удалось не сразу. Он попал в густую лесополосу, где и тропинок-то не было.

Не обращая внимания на адскую боль в подвернутой лодыжке, волшебница продиралась сквозь валежник и громко звала мужа. Но тот почему-то не откликался. Когда она, наконец, набрела на рассыпанные по земле щепки, прутья и прочие фрагменты метлы, ей вдруг стало не по себе и до смерти страшно.

Рудольфус полусидел, полулежал, опираясь спиной на широкий дубовый ствол. Он был в сознании, но, судя по всему, на последнем издыхании. Выражение его лица свидетельствовало о сильной физической боли, а обширная открытая рана на груди о большой кровопотере. Кажется, он даже говорить не мог.

Побледнев еще сильнее, чем ее супруг, Беллатриса опустилась возле него на колени, чтобы проверить целостность ребер. Она осторожно запустила руку ему под мантию и ужаснулась. Грудная клетка на ощупь напоминала мешок битого кирпича.

— Тебе очень больно? — жалобно поинтересовалась она.

Рудольфус хотел что-то ответить, но вместо этого захрипел, а на губах у него появилась кровавая пена.

— Это не хорошо… совсем не хорошо… — вслух пробормотала Беллатриса, пытаясь сообразить, что делать.

Она сомневалась, что он вынесет транспортировку, но оставить его одного и отправиться за помощью тоже не могла. Слишком велик был риск по возращении не застать его живым.

— Держись за меня, если можешь! — скомандовала она, и поддев его плечом, попыталась подняться, опираясь рукой на ствол дерева.

Рудольфус сдавленно выдохнул и зажмурился от боли.

— Потерпи немного… — прошептала Беллатриса, и, аккуратно обхватив его руками, трансгрессировала.


— НАРЦИССА! — что было сил, заорала она, возникнув посредине своей спальни. — ЦИССИ! ГДЕ ТЕБЯ ЧЕРТИ НОСЯТ?!

— Что?! Что?! — испуганная сестра появилась на пороге и, увидев раненного Рудольфуса, закрыла рот руками.

— Нужен врач! Срочно!

Беллатриса аккуратно укладывала мужа на кровать, стараясь причинить ему при этом минимум боли.

— Какой врач, Белла! — ахнула Нарцисса. — Где я возьму врача? Это же логово Пожирателей смерти!

— А где Снегг? Он еще не вернулся?

— Белла, я понятия не имею! Поттер опять сбежал, все в панике! Темный Лорд рвет и мечет! Я услышала твой крик и сразу примчалась!

— Вилетутдинем ревокаре! — воскликнула Беллатриса, направив волшебную палочку Рудольфусу в грудь, но ничего не произошло.

— Проклятье! — взвизгнула она. — Почему не работает?

— Наверное, рана сделана заклинанием, — предположила Нарцисса. — Велетутдинем ревокаре помогает только при механических повреждениях.

— И что теперь делать? — Беллатриса воззрилась на сестру с выражением беспомощного ужаса в глазах.

Та тоже была напугана и не знала, чем помочь.

Рудольфус, тем временем, зажмурился, а его дыхание стало тяжелее и громче.

— Цисси, умоляю, подумай! Может, у тебя есть какие-то зелья от этого!

Внезапно в распахнутую дверь спальни ворвался Долохов.

— Что вы тут делаете?! — гневно закричал он. — Темный Лорд желает видеть всех!

Его взгляд упал на изувеченное тело Рудольфуса, но увиденное, кажется, ничуть не смутило.

— Что стоишь? — рыкнул он на Беллатрису. — Спускайся немедленно!

— Да ты, Антонин, совсем одурел! — крикнула она так, что стекла в раме задребезжали. — Оправдывайтесь перед ним сами! Мне сейчас вообще не до этого! Если ничем помочь не можешь, то и проваливай!

— А ты не боишься, что, если не явишься, всю вину за неудачу свалят на тебя? — пригрозил он, кажется, ничуть не впечатлившись ее оглушительным воплем.

— Что за бред? — возмутилась Беллатриса. — При чем тут я? В жизни не слышала большей глупости! Темный Лорд никогда в это не поверит!

— Еще как поверит! — с ехидным удовольствием проговорил Долохов. — Он сейчас так зол, что, во что хочешь, поверит! Даже если ему скажут, что ты проглотила Поттера вместе с метлой! А Малфой не преминет этим воспользоваться. Он давно жаждет тебя убрать. И, что уж говорить, других врагов у тебя тоже навалом!

— Кхм, кхм! Я бы попросила, Антонин! — оскорблено воскликнула Нарцисса, но на нее никто не обратил внимания.

Беллатриса бешено смотрела на Долохова, пытаясь понять, обманывает он ее или нет.

— Пойдем! — настаивал он. — Чем ты можешь тут помочь?

— Ладно! — бросила она, решив, что бездействие и правда невыносимо.

Она практически бегом ринулась на нижний этаж, так что Долохов еле за ней поспевал. Добравшись до комнаты переговоров, Пожирательница рывком открыла дверь и вошла внутрь.

То, что там творилось не походило ни на одно из прежних собраний и с трудом поддавалось описанию. Повсюду свистели заклятия. Люди падали замертво. Совершенно очевидно, что Темный Лорд был ослеплен яростью и не различал ни одного лица.

— Ты за этим меня притащил?! — едва не задохнулась от возмущения Беллатриса.

— Да я не знал! — потрясенно проговорил Долохов, пятясь.

— Мерзкие твари! — орал Волан-де-Морт, исступленно рассекая палочкой воздух. — Среди вас нет ни одного стоящего волшебника!

Сквозь толпу отчаянно продирался к выходу Люциус Малфой. Беллатриса, не раздумывая, последовала его примеру. Они выскочили наружу и захлопнули за собой дверь.

— Что там происходит? — невозмутимо поинтересовался кто-то прямо у них за спиной.

Резко обернувшись, Пожиратели увидели Снегга, который, видимо, прибыл только что.

— Ничего особенного, — к удивлению Малфоя, буднично ответила Беллатриса. — Северус, ты мне очень нужен. Руди сильно ранен, а ты единственный, кто хоть что-то смыслит в медицине. Идем скорее!

— Минуточку… — остудил он ее пыл. — Ты, что, просишь моей помощи?

— Ну разумеется! — воскликнула она, досадуя на его непонятливость.

— И ты думаешь, что я помогу тебе? После того, как ты полтора года капаешь Темному Лорду на мозг, внушая ему мысль, что я шпион и предатель? — вкрадчиво и мстительно проговорил он.

— Да ты, что, издеваешься?! — взорвалась волшебница. — Речь идет о жизни человека!

— О жизни человека? — негромко переспросил он, чопорно складывая руки на груди. — Я не ослышался? Беллатриса Лестрейндж рассуждает о ценности человеческой жизни?

— Жизнь моего мужа имеет очень большую ценность, Северус!

— Это почему же? — издевательски поинтересовался он. — Кто назначил тебя решать, чья жизнь имеет ценность, а чья нет?

— Он чистокровный волшебник! Пожиратель смерти! Чего тебе еще надо?! — с искренним негодованием заорала она.

— Не кричи на меня! — сквозь зубы процедил он.

— Северус, если ты сейчас же не пойдешь к нему, то я тебя убью! — Беллатриса угрожающе сверкнула глазами и выставила волшебную палочку вперед.

— Рискни, — ледяным тоном произнес волшебник, сделав ответный жест.

— Никаких дуэлей в моем доме! — завопил Люциус, делая героическую попытку встать между ними. — Северус, я прошу тебя!

— Ее проси, — ответил Снегг, сверля противницу ледяным взглядом своих черных глаз.

— Я в жизни не встречала более бессердечного человека, чем ты! — с презрением бросила ему Беллатриса. — Да, я убила многих, но все они были моими врагами. А ты… иногда мне кажется, что ты живешь только для того, чтобы делать гадости, причем, без всякого смысла. Зло ради зла! Знаешь, почему я не верю в твою преданность Темному Лорду? Потому что ты никому не можешь быть предан! У тебя глаза, как у падали! Ты мертв! Ты не способен на благородный поступок! Ты даже не знаешь, что такое любить!

Волшебная палочка затряслась в руке у Снегга, а на лбу отчетливо забилась жила.

— Замолчи! — процедил он с видом человека, который находится на грани жизни и смерти.

— Белла! — строгим учительским голосом воскликнул Люциус.

— Сколько стоит твое упрямство, Нюниус? — с упоением садиста продолжала она. — Хочешь, я скажу Темному Лорду, что ты чист, как стекло? Или, может, ты хочешь денег? Люди, лишенные чувств, обычно легко западают на деньги. Давай же, назови сумму! Я могу осыпать тебя золотом с ног до головы!

— Будь ты проклята! — прошептал он, содрогаясь от гнева.

Вдруг на лестнице послышались торопливые шаги. По коридору, задыхаясь, бежала Нарцисса.

— Что у вас тут происходит? Ему стало хуже! Я не знаю, как быть… Северус!

— Цисси, он не хочет ему помочь! — в отчаянии воскликнула Беллатриса. — Я уже все перепробовала!

— Северус! — всплеснула Нарцисса руками. — Я тебя очень прошу! Пошли наверх, иначе Рудольфус умрет!

У Беллатрисы вдруг потемнело в глазах. Она впервые в жизни почувствовала, что может упасть в обморок. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы не отключиться.

— Империо! — вдруг прошептала она.

— Не смей! — рявкнул Снегг, мигом отреагировав.

— Северус! — воскликнула Нарцисса, подбежав к нему и схватив его за края воротника. — Я прошу тебя! Я! Не Белла! Ну что тебе стоит?

— Действительно, Северус! — внезапно поддержал ее муж. — Беллатриса одно, а Рудольфус — совсем другое!

— Лестрейнджи все из одного теста! — брезгливо отозвался Снегг.

— Но я прошу тебя как друг! — не унимался Люциус. — Ведь он тоже член моей семьи!

— Северус, я тебя не узнаю! — с укором проговорила Нарцисса.

Снегг бросил на Беллатрису еще один полный ненависти и презрения взгляд, затем вновь обратился к Нарциссе, и в сердцах произнес:

— Ладно! Куда идти?

 



Елена

Отредактировано: 07.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться