Наследники Вианды

Глава 1.1. Бесконечный день

 

Флора вышла из полицейского участка и обессилено прислонилась к темной, побитой временем и лишайниками стене. Наконец-то! Пять часов ада закончились. Можно снова дышать свободно и не трястись от страха за свое будущее.

«Простая формальность. Вы – свидетели, а не подозреваемые», – вспомнились слова инспектора Ильса, вызвавшего для допроса весь персонал усадьбы Тори-Эйл вплоть до посудомоек и временных работников.

Жаль, что его руководство считало иначе.

Загадочное убийство Дилена Рокса, крупнейшего землевладельца Вианды, – не рутинное дело. СМИ успели обвинить в этом и наследников, и шпионов, и с десяток тайных организаций всех мастей, и даже виандийских колдунов – безобидных чудаков, которых Рокс выдворил за черту города, подальше от цивилизации.

Преступлением заинтересовались и люди из самых верхов. Флора даже не поняла, кто именно отвечает за расследование, – следователи менялись быстрее, чем она успевала запоминать их имена, и каждый вел себя как начальник.

Вопросы, обвинения… Чужаки требовали невозможного, оскорбляли в лицо, пытались подловить на лжи и обещали хорошее отношение в обмен на сотрудничество. Вроде бы у них была теория, где не сходились концы с концами.

Подробности не озвучивались, да Флора и не хотела их знать. В комнате ожидания прошел слушок, якобы Ильса разжаловали и скоро отправят в дальние колонии. Если уж инспектора не минула опала, то что говорить о простой учительнице, да еще и безработной со вчерашнего дня? Нет, лезть в это не стоило. Пословицы не лгут: тише едешь – дальше будешь.

В недрах кармана нашелся подтаявший мятный леденец. Наверняка озорник Кас подбросил. Он обожает такие шуточки! Сегодня с утра его отослали в военное училище на Элисту – подальше от Вианды и споров за наследство. Мальчишке даже провести отца в последний путь не позволили – убрали побыстрее из поля зрения нового хозяина Тори-Эйл.

Флора развернула яркую обертку и бросила конфету в рот. Пообедать она не успела из-за допроса, на ужин тоже рассчитывать не приходилось. Быстро темнело, погода ухудшалась на глазах… В здешних широтах бури – не редкость, особенно весной. Уличные торговцы попрятались, в кафешках не протолкнуться… Да и нет времени на перекус. Если не поспеть в Тори-Эйл к одиннадцати, ворота усадьбы захлопнутся до самого утра.

«Может, надо было сказать?..» – мелькнула неуверенная мысль.

Флора смерила неприязненным взглядом зарешеченные окна полицейского участка и вздрогнула. Когда после обеда она шла сюда как свидетель, то обещала себе, что не утаит ничего. У нее отличная память, тот роковой день запомнился до мельчайших деталей. Расписание Дилена Рокса, неофициальные встречи, даже ссоры… Учительница многое замечает, носясь за нерадивым учеником по всему особняку, ее же не видят в упор.

Но, как выяснилось, следователей это мало интересовало. Создавалось впечатление, что им хочется услышать что-то, что подтвердило бы текущую версию произошедшего. Они расспрашивали о непристойных слухах и личной жизни погибшего, делали грязные намеки, в конце концов прямым текстом заявили, что Флора не могла получить место учительницы восьмилетнего Касиала Рокса честным способом.

У нее ведь нет ни связей, ни покровителей, ни финансового обеспечения. Высокие баллы в дипломе? Это оправдание вызвало издевательский хохот и шуточки насчет того, что хорошенькое молодое личико намного важнее отметок. Проще говоря, диалог не задался.

«Я пыталась рассказать правду. Не моя вина, что она никому не нужна», – Флора встряхнула головой, отгоняя сомнения, и направилась к метро. Она не любила подземку, но в этом районе иных вариантов не предоставлялось.

Облачность усилилась, на пыльный асфальт упали редкие капли дождя, легкие вихри кружили мусор и гремели надорванной вывеской давно заброшенной кондитерской. Как уверяли информационные экраны, буря приближалась необычайно быстро. Меньше чем через полчаса этот квартал попадет в ее эпицентр и движение транспорта прекратится на пару часов.

«Я успею!» – идти против ветра было трудно, и Флора натянула косынку на самые глаза, спасаясь от вездесущей пыли.

Весенняя куртка плохо защищала от холода, полупустая сумочка внезапно обрела вес, намокший подол длинного платья лип к ногам и мешал движению. Губы потрескались то ли от непогоды, то ли от жажды. Вот бы сделать хоть глоток горячего сладкого чая с имбирем! Но приходилось довольствоваться мятной конфетой и, стиснув зубы, шагать вперед.

На станции было тепло, тихо и малолюдно, потому что дверь поезда закрылась прямо перед Флорой. Расстраиваться не имело смысла – следующий ожидался всего через десять минут. Жаль, что под землей минуты казались часами и приносили почти физическую боль.

– Девушка! Рыженькая! Вы обронили!

Она не сразу поняла, что пожилой мужчина с тростью обращается к ней.

– Простите?..

– У вас кошелек выпал. – Прохожий медленно приближался. – Вон, за ограничительной линией. Поспешите, не то кто-то другой подберет.

Флора мигом нырнула рукой в сумочку. Не может быть! Там же первая и пока единственная зарплата! Сердце заколотилось быстрее, но в кои-то веки судьба решила не насмехаться.



Елена Гриб

Отредактировано: 10.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться