Наследники Вианды

Размер шрифта: - +

5.3

 

***

Пока Флора беседовала с полицией, Жасмин рассматривала эмблему на куртке Бретта Рокса и размышляла о том, как разнообразен мир людских причуд. Птица на гребне волны, надо же… Впрочем, называющие себя колдунами чудилы имеют право на любой символ, никто и так не усомнится в их неадекватности.

– Среди нас пока нет асиан. – Бретт, в свою очередь, разглядывал Жасмин. – Хочешь узнать о Великом Огустине и силе истинной Вианды?

Она рывком отодрала эмблему и швырнула в садовый утилизатор.

– Не среди нас, господин Рокс, – проговорила спокойно, стараясь избегать грубости. – Среди них. Я знаю, что секту этих чернокнижных психов вы покинули полгода назад, и знаю, что им ваш уход очень не понравился. От вас потребовали не афишировать расставание и регулярно платить ежемесячный сбор. В лагере колдунов остался ваш друг, поэтому вы вели себя тихо. Полагаю, после вести о наследстве требования ужесточатся.

Бретт равнодушно пожал плечами и отвернулся.

– Мой папаша любил размах, правда? – Он обвел рукой окрестности Тори-Эйл, включавшие столь редкий как для Вианды сад и большой пруд. – Устроил себе клочок рая в помойной яме… И плевать, что планету загадили наши предки. Люди приспособятся даже к ядовитым дождям, зато его карпы проживут свой век в чистоте и достатке.

– Так сильно ненавидите это место?

Бретт прошелся по садовой дорожке, мимоходом оторвал ветку вишни с набухшей почкой и прикусил ее зубами.

– Не настолько, чтобы не продержаться год без гипномузыки и наручников, – ответил кисло.

Жасмин последовала за ним, едва сдерживаясь, чтобы не присесть и не вдохнуть аромат щедро распустившихся примул. Она любила зелень. На Асио мало удовольствий, доступных людям с небольшим доходом, а наблюдать за развитием ростка, за появлением первых листиков и, если повезет, бутонов – относительно дешевое занятие.

– Вы бы сбежали, господин Рокс, – ссориться не хотелось. – Вы были слишком злы, чтобы согласиться с условиями завещания. Прошу прощения за грубое обращение.

– Тебе-то чего извиняться? – Бретт выбросил ветку и сощурился, глядя в бледно-голубое небо. – Мы оба знаем, кто отдает приказы. Я даже рад, что это не Ален. У милой крошки Флоры цепкая хватка и практичный ум. Хотя чего еще ожидать от собственной мачехи, а? – Он неприятно рассмеялся. – Она хорошо держалась. Эдакая оскорбленная невинность… Снимаю шляпу – я почти поверил, что в нашу змеиную яму эту цыпочку занесло случайно.

Жасмин проследила за его взглядом, мысленно сосчитала до десяти и усмехнулась.

– Снова дождик наклевывается? – На горизонте собирались тяжелые серые тучи. – Но вас бурей не испугать. Вы почти год жили в горах, среди птицепоклонников. И как оно? Обрели истинную силу Вианды?

– Силу истинной Вианды, – механически поправил Бретт.

– Не один хрен? – Жасмин начала заводиться и поняла, что уловка со счетом не сработала и сохранить нейтралитет не получится. – Вы у нас праведник и бунтарь, отринувший власть финансов и отца, что ее воплощает. Вы разорвали все прежние связи и скитаетесь по миру без гроша за душой. Но вот, – о горе! – ваш отец умер. Я могу поверить в то, что о его смерти вы узнали из новостей, и даже в то, что вернулись домой чисто из любопытства и за счет добрых людей. А о показаниях Флоры Даньяты как прознали? Увидели в магическом шаре и телепортировались прямо к полицейскому участку?

– К чему эти обвинения?! – в голосе Бретта появилась враждебность.

«Они все одинаковы. Рокс – это не фамилия, а диагноз», – угрюмо заключила Жасмин.

– К тому, что ваш образ обездоленного изгнанника сильно подпорчен и годится только для репортеров. Ваши проблемы с наркотиками разгребало агентство Ронована, аферу с недвижимостью прикрыли Бакс Бокс и его команда, с колдовской сектой разбирался Персик, и все это оплачивал Дилен Рокс. Уверена, есть еще люди, о которых я не знаю. Они присматривают за вами, и вас это устраивает.

Бретт поддел носком ботинка камешек и отправил его в кусты.

– С каких пор слежку называют присмотром?! – рявкнул зло.

Из-за особняка донесся шум мотора подъехавшего автомобиля. Жасмин различила надменный голос Алена Рокса и пропустила вопрос мимо ушей.

– Эй, асианка! Я к тебе обращаюсь!

Она с сожалением покосилась на тропу, ведшую к парадной лестнице. Ален гораздо опаснее Бретта, его контролировать не получится ни силой, ни обманом, ни лестью. Знать бы, что у него на уме… Он ведет себя слишком мирно. Как затишье перед бурей… И не ясно, когда она разразится и кого затронет.

– Вы восемь лет из кожи вон лезли, лишь бы досадить отцу. Дилен Рокс начал кампанию против наркотиков – вы загремели в тюрьму за хранение и распространение. Дилен Рокс позволил некоторым арендаторам выкупить земли – вы начали аферу с застройкой, причем настолько бездарную, что ее раскусил бы и ребенок. Дилен Рокс поцапался с птицепоклонниками – вы задрали хвост и рванули к ним, да еще и выбрали не безобидных чудиков-энтузиастов, а настоящую секту. Без помощи отца вас бы уже раз десять закопали, и вы это прекрасно знаете. А теперь он мертв. Ну что, прекратите дурить?



Елена Гриб

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться