Наследники Вианды

Размер шрифта: - +

Глава 16.1. Лиза

 

Флора чувствовала себя замечательно и не понимала, почему ее окружают сплошь хмурые, погруженные в тяжелые раздумья люди. В кои-то веки над Тори-Эйл сияло яркое полуденное солнце! Термометр показывал плюс семнадцать по Цельсию, терзавший усадьбу последние дни ветер утих, темные облака проплывали далеко на горизонте и, если верить синоптикам, грозили исключительно юго-западному приморью.

Все вокруг зазеленело, уцелевшие остатки цветущего сада благоухали на радость обитателей особняка, в пруд только что завезли новых карпов. Защитный купол обещали отремонтировать к вечеру, ограду проверили дважды, внутреннюю и внешнюю инфосеть отладили идеально. Жизнь налаживалась! Правда, мало кто это замечал.

– Цветешь и пахнешь, Снежка. – Жасмин с утра пребывала в дурном расположении духа. – Что-то хорошее снилось? Или не снилось плохое?

«Человек, чье мнение меня интересует, сказал, что мой прыжок в холодную воду – не глупость несусветная, а чрезмерная эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию. Люди не животные, у некоторых принципы заглушают инстинкты. Я поступила неосторожно, опасно, необдуманно, рискованно и так далее согласно виандийскому словарю синонимов, но не безумно. Знаю, в глубине души я с Персом не согласна, однако разве это имеет значение? Он заботится, а не попрекает, утешает, а не смеется. Благодаря этому весь мир словно становится капельку добрее», – могла бы ответить Флора.

Но асианка не жаждала общения. Она сидела на террасе, куда ее уговорами и лестью вытащил напарник, грызла большой кусок шоколадной халвы и игнорировала замечательную погоду и дружелюбную компанию. Ее занимала форель. Жасмин уже с десяток теорий построила, сама нашла в них дыры и нырнула в пучину беспомощности.

– Допустим, Сенрика отравила Азаль. Ядом форели, помню. Потом Самон Эйт набросал этой рыбы в пруд, где Азаль регулярно купалась. – Флора стояла у перил и изо всех сил старалась помочь хотя бы морально. – Что бы произошло, если бы они столкнулись?

– Укус, час-полтора страданий и единение с Виандой навеки, – буркнула асианка. – А что?

– А то, что при вскрытии яд бы обнаружили. Несчастный случай стал бы убийством, Эйта бы посадили как минимум за непредумышленное. – Рассуждать о смерти под теплыми лучами было неправильно. – Он ненавидел Рокса-старшего, а не Азаль. Зачем так рисковать?

– Если риск был. – Перс находился рядом: рассматривал снимки с места преступления, которые достал «по знакомству». – Если бы Азаль умерла и при ней нашли пузырек с ядом, дело бы закрыли без долгих разбирательств, еще и смерть Сенрика на нее бы повесили. Неосторожное обращение либо самоубийство из-за чувства вины. Ну а Эйт выудил бы рыбу и заткнул рот парню, который помогал тащить контейнеры. Или наплевал бы на огласку, потому что дяде Рокса закон не писан.

– Если бы?! – Жасмин смяла обертку от халвы и запальчиво сунула в карман спортивной куртки, проигнорировав находившийся поблизости утилизатор. – Слишком много вероятностей, Персик! Азаль не дура. После убийства Сенрика она бы избавилась от улик. У нее был бы яд, если бы ей его подбросили или если бы она имела привычку регулярно травить знакомых! Согласись, оба варианта откровенно слабые. Подбросил кто? Не Эйт – будь у него яд, он бы не заморачивался с живой рыбой. Или Азаль – маньяк-отравитель? Но ее жизнь – открытая книга, за десять лет постоянных шоу на камеру что-то бы выплыло наружу!

Внизу раздался грохот, зазвучали громкие недовольные голоса и отборный мат. Флора встревожено выглянула с террасы и почти сразу же облегченно выдохнула: шум производили рабочие, с раннего утра приводившие особняк в божеский вид. Когда она повернулась к собеседникам, окружавшая Жасмин мрачная атмосфера исчезла. Асианка словно проглотила баночку кофе и превратилась в сгусток энергии, горевший жаждой действия.

– Десять? Это же сущий пустяк, особенно при нынешнем уровне пластической хирургии! Персик, а что было раньше? Азаль Солнцеликая – броский псевдоним, что появился на экранах относительно недавно. Каково настоящее имя этой женщины? Не кривись, я знаю, что ты предусматриваешь все. Кто она? Откуда?

Перс подергал одну из перекладин террасы, и та осталась в его руке, щерясь погнутыми креплениями.

– Не нравится мне тут. То ли это случайность, то ли рассчитано на Роксов, то ли слабина еще где-то ждет своего часа… Не завидую миллиардерам. Толку от денег, если постоянно живешь в страхе?

– Не заговаривай мне зубы! Кто такая Азаль? Откуда?

– Спроси лучше, когда. Впервые об Азаль Солнцеликой заговорили шесть с половиной лет назад. Она была ассистенткой Сенрика Ясноокого. Он в те дни считался звездой планетарного масштаба, но через полгода они разошлись со скандалом, и с тех пор Азаль стала намного богаче и известнее наставника. С законом она не конфликтует, недвижимостью не владеет, гонорары получает наличкой, налоги платит вовремя. Какое имя указывает в декларациях, понятия не имею.

Флора медленно прошлась по террасе, не до конца веря, что асиане действительно подозревают яркую открытую Азаль не в одном, а в нескольких преступлениях.

– Давайте представим, что Азаль и правда… Э… Когда-то уже использовала яд виандийской форели, – проговорила, смотря вдаль, на зеленые просторы Тори-Эйл. – То есть Самон Эйт знал об этом. Знал, что она носит пузырек с отравой. Он – человек из ее прошлого? Тогда почему Азаль не избавилась от него? Эйт – угроза ее новой жизни!



Елена Гриб

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться