Наследство дьявола, или Купленная любовь

Размер шрифта: - +

Глава 22. По ту и по эту сторону

 

Глава 22. По ту и по эту сторону

 

Женя смотрела на парня, что стоял в паре метров от неё, и не верила глазам – увидеть вдруг знакомое лицо здесь, в этом чужом зловещем мире, среди непонятных людей с их непонятными целями. Ещё мгновение назад знобящий холод одиночества сковывал душу, а теперь мозг взрывался от безмолвного крика: «Она не одна!». Женя жадно скользила взглядом по родным чертам. Да, именно родным. В эту секунду Макс казался ей самым близким человеком на свете, самым желанным, самым долгожданным. Она вдруг явственно ощутила, что никого другого никогда в жизни она так страстно не жаждала увидеть, как его.

– Макс! – снова вырвалось из груди.

Это была даже не радость – другое чувство, название которому Женя не знала. Оно родилось где-то в районе солнечного сплетения и тёплой волной растеклось по телу. Теперь всё будет хорошо. Она ни секунды не сомневалась, что Макс здесь ради неё – чтобы вытащить отсюда. И как только смог найти?

Он сделал шаг навстречу, и она прильнула к нему, снова выдохнув:

– Макс…

Прижалась щекой к плечу, ощутив через тонкую ткань шёлковой рубашки ласковое тепло. А потом горячо стало спине – его руки заскользили по невесомой ночной сорочке.

 

Август чувствовал, как дрожит всё тело Евгении, и эта дрожь передавалась ему. Её горячий шёпот сводил с ума. Ему так хотелось смять её, впиться в губы долгим поцелуем – выпустить на волю фантазии, что мучили последние недели. Внутри нестерпимо жгло от с трудом сдерживаемого желания. И даже то, что Евгения называла его чужим ненавистным именем, не мешало сгорать от упоительного сладкого чувства, какое рождали прикосновения к гладкому материалу ночной сорочки и обнажённым плечам.

Может, потом он пожалеет, но сейчас ему было наплевать, что нарушил сценарий Князя – явился в комнату Евгении посреди ночи, хотя встреча была намечена на утро. Август просто не смог больше ждать. Он видел, как она проснулась и подошла к самому окну. Почти касалась стекла. Экран, возле которого стоял Август, воспроизвёл мельчайшие детали. Настолько отчётливо, что можно было понять, на что она смотрит. В растерянных глазах отражались большие тёмные лапы деревьев, покачивающиеся на ветру. Ещё никогда Евгения не была так близко. Нет, она, конечно, и раньше иногда подходила вплотную к зеркалам и стёклам, которые разделяли две реальности. Но раньше это были реальности разных миров. И Август понимал, что какой бы близкой не казалась картинка, на самом деле, он видит то, что находится в недосягаемой дали. Но не в этот раз. Сегодня это была не кажущаяся близость – его с Евгенией на самом деле разделяла всего пара десятков метров. И осознание этого не давало покоя. Как он мог продолжать смотреть на неё через стекло, если знал, что может увидеть вживую?

Он помчался к Евгении. Почему его не остановила мысль, что через несколько часов он так и так встретится с ней? Наверно, Август не был в этом уверен. Действительно, где гарантия, что Князь снова не перенёс бы этот момент, которого Август и так извёлся ждать? Старый лис готовил что-то изощрённое и многоходовое, но в планы не посвящал. Всегда ставил перед фактом. В лучшем случае открывал только пару ближайших ходов. Август даже до сих пор не знал, под каким именем Князь планирует представить его Евгении. Под настоящим или первое время он будет для неё Максимом?

– Макс, – в который раз прошептала Евгения.

Чужое имя снова неприятное резануло слух, но Август даже не попытался хоть как-то прояснить ситуацию – не хотел рисковать окончательно сломать игру Князя. А свою игру начинать пока было бессмысленно – все джокеры на руках у старика. Августу и вообще не хотелось пока ни о чём думать. Он только сильнее прижал к себе Евгению, упиваясь ароматом её волос. Вдыхая его глубоко и медленно, пока не закружилась голова.

 

 

Макс укрыл сестру одеялом и строго шепнул:

– Спи.

А сам снова спустился на минус первый этаж. Они с Лизой весь день провели в попытках заставить экран заработать, но у них пока ничего не вышло. Когда стрелки показали два часа ночи, Максим убедил сестру немного поспать – в её положении нужно следить за здоровьем. Она и так хорошо ему помогла. И хоть не смогла вспомнить, видела ли раньше этот загадочный серый экран, но зато рассказала много другого. Настолько неожиданного, что требовалось хорошенько осмыслить.

Когда-то в детстве отец обмолвился при ней об особых свойствах стекла. Сказал что-то вроде:

– Поменьше бы ты крутилась у зеркала. Некоторые из них не так безобидны, как может показаться.

А дальше примерно то же, о чём однажды поведал и Максу. Отражающая поверхность может быть границей, незримой перегородкой, разделяющей две реальности, два мира. Одни поверхности – это окна, другие – двери.

Максиму пришла в голову совершенно безумная мысль: что если отец не просто так разглагольствовал на эту фантастико-фэнтезийную тему? Что если эти окна-двери в другие миры действительно существуют? Может, как раз здесь, в этом странном особняке, имеется что-то подобное. Тогда хоть как-то можно объяснить, куда пропала Евгения. Мысль была неприятна до мурашек. У Макса не существовало иллюзий, что попадание в альтернативную реальность может показаться весёлым приключением, как об этом пишут в книгах. Если Женя действительно очутилась в таком странном месте, наверняка, испытывает дичайший шок.

Чтобы проверить жуткую догадку, Макс выработал план: внимательно исследовать все комнаты особняка. Перерыть библиотеку и архив – может там найдутся какие-то намёки. И особенно тщательно изучить то помещение, которое показалось похожим на лабораторию. Но в первую очередь, необходимо заставить включиться экран. Макс не сомневался: это даст море информации.



Ольга Обская

Отредактировано: 25.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться